Человек принадлежит только Богу

В категориях: Трудные места

Папаян Р. А.

Разумеется, Бог — Господь всех Своих творений. Однако важно, что и самих творений — семь, и седьмое из них отмечено Им особо. Седьмым (после сотворения времени, тверди, земли, светил, растительности и животного мира) был человек, и потому он должен был быть освящен. Подобным освящением стало то, что он был сотворен "по образу Божию". В отношении этого создания Божьего устанавливаются определенные условия. Посему на протяжении всей библейской истории человечества Бог ревностно отбирает Свое и из поколений человека, эксплицируя на них установление о седьмом дне и годе (включая пятидесятый, "юбилейный"). Выше мы упоминали, что "седьмый от Адама" — Енох — фактически не умер, а "Бог взял его" (Быт. 5. 24). Но это был "седьмый" от существа, Богом сотворенного, а не человеком рожденного. Отсчет заново начинается от Каина, а в поколениях Сифитов — от Каинанов. Каин и Каинан — не просто созвучные имена, а идентичные по значению: и то, и другое слово означает "приобретенный" (ср. слова Евы при рождении Каина: "Приобрела я человека от Господа" — Быт. 4. 1). Так имя Каин (Каинан) связывается с идеей обретения, дара Гоподнего. С другой стороны, отсчет, видимо, должен был начинаться от первого человека, родившегося естественным образом, а таковым был Каин, в отличие от своих родителей.

И вот, начиная отсчет с Каина и Каинанов, проясняется еще ряд чрезвычайно знаменательных закономерностей в библейских фактах. Седьмое поколение Каина могло стать богоизбранным, если бы род этот не был обречен вследствие своей греховности: каиниты оказались несостоявшейся для Божьего замысла ветвью. О рождении девочек в Библии не упоминается. Но вот в седьмом поколении Каина родилась дочь, и этот факт выделен, и даже названо имя дочери: Ноема (Быт. 4. 22). Почему же она, упомянутая в единственном лаконичном предложении из трех слов, далее никак не участвующая в библейских событиях, специально оговорена? Поскольку продолжение рода связывается с потомством мужского пола, очевидно, что это следует воспринимать как намек, если не прямое указание, на прекращение продолжения рода каинитов. И впрямь, Ноема стала последней — род этот унесло водами потопа.

Историю этого рода Бог корректирует в поколениях Сифа: внук Сифа был наречен именем Каинан. В седьмом поколении Каинана рождается Ной — и это было уже поколением Божьим, спасшим человечество. Явная параллель между двумя родами подчеркивается не только сходством имен Каин — Каинан, Ноема — Ной, но и прямым повторением непосредственно предшествующих седьмому поколению имен: дед Ноемы — Мафусал, и дед Ноя — Мафусал; отец Ноемы — Ламех, и отец Ноя — Ламех. После потопа для осуществления планов Господа нужно было начать отсчет заново — от поколения, освобожден-ного если не от первородного греха, то хотя бы от допотопной всеохватной греховности. И новый отсчет начался с человека, вновь нареченного именем Каинан, — на сей раз внука Ноя. В соответствии с установлением о    семи семилетиях и следующим за ними пятидесятым, "юбилейным", Божьим годом очищения, свободы и мира, пятидесятое "юбилейное" поколение от этого Каинана должно было стать поколением Бога, поколением очищения, свободы и спасения человечества. И более всего знаменательно то, что этим пятидесятым поколением явился Иисус Христос1. И Царству, основанному Христом, также предназначено было стать собственностью Бога — Царством Божьим, ибо оно тоже — седьмое (после всемирных империй библейских времен — Египта, Ассирии, Вавилона, Персии, Греции и Рима). Посему время прихода Мессии Бог называет, аналогично субботе, "днем Господним": "Я пошлю к вам Илию пророка пред наступлением дня Господня" (Мал. 4. 5); а согласно Христу, Илией был Иоанн Креститель (Марк 9. 13).

Следовательно, человек принадлежит своему Создателю и никому другому принадлежать не может. Он огражден от чьих-либо поползновений превратить его в свою собственность. Посему законодательство, неукоснительно требующее возвращать собственность ее владельцу, делает принципиальное исключение в отношении раба. Раб не просто может быть не возвращен, а не должен быть возвращен — тем самым человек изымается из объектов собственности. Мы уже говорили о фиксации института рабства, однако упоминали и о существенных различиях между классическим рабством и теми коррекциями этой институции, которые есть в Библии. Подобно запрету на продажу земли, которая суть Божья земля ("Землю не должно продавать навсегда, ибо Моя земля" (Лев. 25. 23), налагается запрет и на продажу рабов, с такой же мотивировкой: "Потому что они — Мои рабы, [...] не должно продавать их, как продают рабов" (Лев. 25. 42). Как и земля, человек может быть лишь временно использован другим человеком: "Не налагай на него работы рабской, он должен быть у тебя как наемник, как поселенец" (Лев. 25. 39—40). Как в отношении земли Бог повелевает оставить ее в покое в седьмой год, так и относительно раба Он устанавливает: "Пусть он работает (тебе) шесть лет; а в седьмый (год) пусть выйдет на волю даром" (Исх. 21. 2); "Шесть лет должен он быть рабом тебе, а в седьмый год отпусти его от себя на свободу" (Втор. 15. 12). Так каждый седьмой год, год Господа, является годом возвращения рабов Божьих их истинному хозяину. По истечении же семи таких семилетий (сорока девяти лет), наступает год пятидесятый, "юбилейный", год очищения: "Освятите пятидесятый год и объявите свободу на земле всем жителям ее" (Лев. 25. 10).

Матфей, начиная родословную Христа с Авраама, насчитывает сорок два поколения — см.: Матф. 1. 1—17; в Евангелии от Луки, ведущем родословную от Адама, между внуком Ноя Каинаном и Авраамом насчитывается еще восемь поколений (см.: Лука 3. 23—38).

Новый Завет — проекция этой закономерности на все человечество, чье пятидесятое поколение становится "юбилейным": Рождеством Христовым оно получает возможность выйти из рабского подчинения суетному миру собственности и стать властителем мира, как ему было заповедано Богом при сотворении: "Владычествуйте". Во исполнение этого Новый Завет переводит человечество из власти вещей во власть Господа.

Так право на собственность корректируется идеей свободы и соединяется с нею. Ветхозаветное напутствие "наполняйте землю и обладайте ею" (Быт. 1. 28) дополняется евангельским постулатом: "Ничто не должно обладать мною" (1 Кор. 6. 12).

 

Папаян Р. А. Христианские корни современного права.

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: