Искажения библейских сюжетов и смыслов в русской художественной литературе

В категориях: Бог творения, творчества и красоты


Афанасьева Вера

Библейские сюжеты, наряду с сюжетами античной мифологии, составляют фундамент европейской культуры, они легли в основу огромного числа произведений от Нового времени до наших дней, по ним написаны романы, поэмы, оперы, балеты, созданы живописные полотна.

Библия оказалась той великой неисчерпаемой книгой, которая содержит все вопросы, тревожащие человечество, и ответы на них, и потому остается актуальной во все времена, ее страницы волнуют людей и сегодня. Чаще библейские сюжеты входят в художественные произведения в своем оригинальном виде, либо в виде некой скрытой идеи. Но иногда случается так, что гений художника, творческое начало заставляет автора изменять ту или иную исходную библейскую нить, вносить в повествование изменения, соответствующие собственному замыслу. Причины этого могут быть разные. Иногда изменение сюжета служит тому, чтобы подчеркнуть авторскую идею, довести ее до нравственного апофеоза. В других случаях библейский сюжет является лишь интересным мотивом, допускающим толкования и интерпретации, авторская фантазия дополняет его, вносит в историю недостающие в первоисточнике детали, которые помогают ярче и полнее раскрыть характеры библейских героев.

Отношение к подобным попыткам "дописать" или "переписать" библейские страницы тоже сильно разнится: от жесткой критики, от объявления подобных произведений вредной и искажающей смысл Священного писания ересью, до восторженного отношения поклонников. Мы полагаем, что поскольку художественное произведение не является теологическим или богословским изысканием, автор вправе представить на суд читателя подобное произведение, если только оно не содержит откровенные попытки изменить основы христианства. Успех же подобного произведения целиком зависит от мастерства художника.

Русская литература особенно богата христианскими мотивами, без них она немыслима, в ней они прослеживаются яснее, чем в литературе других народов. Библейские мотивы отчетливо выделяются в творчестве многих русских писателей: Гоголя, Достоевского Толстого, Лескова, Тургенева, Чехова, Андреева, Куприна, Бунина, Булгакова. В их текстах встречаются прямые и косвенные цитаты из Священного Писания, аллюзии, реминисценции. Этические принципы даже советской литературы времён эпохи соцреализма, на наш взгляд, проистекают из христианства, представляют собой модернизированные христианские заповеди. Современная русская литература в этом смысле тоже является преемницей классической русской литературы, основанной на православии (А. Солженицын).

Произведения, содержащие искаженные библейские сюжеты, созданы лучшими, талантливейшими писателями, писателями-новаторами: А. Куприным, Л. Андреевым, М. Булгаковым. В завуалированном, скрытом виде определенное переосмысление евангельских сюжетов содержатся и в произведениях Ф. Достоевского.

Литературоведческих работ, посвященных исследованиям искажений библейских сюжетов в русской литературе, практически нет, о чём свидетельствует проведённый нами библиографический поиск не только критических и литературоведческих изданий, но и диссертационного фонда. Особенность советского литературоведения, скованного идеологическими и атеистическими рамками, привела к тому, что до последнего времени практически отсутствовали российские исследования даже христианских мотивов в творчестве Достоевского, признаваемого всем миром величайшим православным писателем. Первое последовательное изучение значения библейских источников для творчества писателя предпринято итальянкой С. Сильвестроне. Что касается М. Булгакова, то в многочисленных исследованиях он представляется как социальный писатель, сатирик, фантаст, но не религиозно-этический мыслитель . Единственной перспективной работой представляется исследование С.С. Кулько, но оно, к сожалению, оказалось для нас недоступным .

Анализ позволяет выявить пять типов "искажений" библейских сюжетов, существующие в русской литературе:

1. Существенно искажается сама фабула библейского или евангельского повествования, изменяется развитие действия в целом, меняются отдельные события, герои, их характеры, переосмысливаются этические основания их поступков (М. Булгаков).

2. Сам сюжет не искажается, но пересматриваются смыслы и этические основания поступков библейских героев, дается авторская интерпретация мотивов их поведения, героям приписываются иные намерения (Л. Андреев).

3. Сюжет не искажается, но дополняется несуществующими в Библии деталями, сюжетными линиями и героями (А. Куприн).

4. Скрытые искажения, попытки "вочеловечить" библейского героя в современных автору условиях (Ф. Достоевский).

5. Создание собственных богословских произведений, содержащих ревизию ортодоксального христианства (Л. Толстой).

Помимо традиционного для мировой литературы использования христианских идей, русская литература подарила читателям и произведения, содержащие искаженные христианские идеи и искаженные библейские сюжеты. Помимо дополнений библейских текстов, в ней встречаются искаженные этические мотивы, переосмысления замыслов и поступков, изменения в канонических сюжетов. Гений Куприна, Андреева, Булгакова делает использованные в их произведениях библейские и евангельские образы необычайно яркими, живыми, понятными, а в искажения заставляет поверить – такова художественная сила их произведений.

В контексте данной работы можно было бы, помимо перечисленных произведений, исследовать и "Соединение, перевод и исследование четырех евангелий" Л.Н. Толстого , но невысокие художественные достоинства этой книги, невозможность причислить ее к жанру художественной литературы, не дают возможности поставить ее в один ряд с затронутыми нами великолепными произведениями. Упомянем лишь, что, на наш взгляд, Толстой своей дерзостью открыл дорогу ревизии христианства в русской литературе, по которой позднее пошли и Л. Андреев, и М. Булгаков, и многие современные писатели.

Конечно, стоило бы остановиться и на скрытых искажениях библейских текстов, встречающихся у Ф. Достоевского. Достоевский числится самым ревностным защитником православия в русской литературе, но гений творца непременно толкает писателя на переосмысление даже общепринятого и лично почитаемого. Так, концепция "Мышкин - Христос", выдвинутая самим Достоевским при написании "Идиота" , кажется нам не менее еретичной, чем андреевский тезис "Иуда - герой", поскольку приписывает реальному человеку те качества, что свойственны лишь Спасителю. Но эту весьма сложную тему мы оставим для наших будущих изысканий.

Мы полагаем, что даже искаженные библейские сюжеты несут людям добро. Несмотря на внесенные в евангельские тексты искажения, произведения Куприна, Андреева, и Булгакова заставляют задуматься о Божественном даже атеистов, дают представление о беспредельной сложности бытия, существовании духовного мира, окунуться в то сложное, что великий русский философ С. Франк – назвал непостижимым.

 

Библиографический указатель

Андреев Л.Н. Иуда Искариот. М., 1989.

Вулис А.З. Роман Булгакова "Мастер и Маргарита". М., 1991.

Достоевский Ф.М. Письма. М., 1959.

Новый Завет.

Кулько С.С. Эзотерические коды романа М. Булгакова "Мастер и Маргарита". Тарту, 1998.

Сильвестроне С Библейские и святоотеческие источники романов Достоевского. СПб, 2001.

Соколов Б.В. Булгаков: энциклопедия. М., 2003.

В. Соловьев. Каббала / Энциклопедический словарь Ф.Брокгауза и И. Ефрона. Т. 26. СПб, 1891. С 782.

Творчество М. Булгакова. Исследования и материалы. СПб, 1994.

Толстой Л.Н. "Соединение, перевод и исследование четырех евангелий". В 3-х т. М., 1907.

 

Афанасьева Вера, Искаженные библейские сюжеты в русской литературе

proza.ru

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: