Биография Бога: от Бога неведомого к Богу непостижимому

В категориях: Политика, экономика, технология


А. Денисенко

Вдоль книжной полки

 

Наверное, нет ни одной книги, известного британского религиоведа, бывшей католической монахини Карен Армстронг, которая не заинтересовывала бы своим названием или оставляла бы равнодушным своим содержанием ее читателей. Даже книги о Будде (М.: Альпина нон-фикшн, 2008), Исламе (М.: Эксмо, 2011) и Муххамаде (К.: София, 2008) интересны своим обширным содержанием и увлекательным стилем повествования. Из тех книг, которые в недавнем прошлом появлялись на русском языке нельзя не вспомнить «История Бога. 4000 лет исканий в иудаизме, христианстве и исламе» (К.: София, 2004; М.: Анф, 2008), «Библия. Биография книги» (М.: Аст, 2008), «Краткая история мифа» (М.: Открытый мир, 2005; М.: Эксмо, 2011), «Иерусалим. Один город, три религии» (М.: Анф, 2011), «Дао религии (М.: Эксмо, 2012). Как лучшие духовные принципы работают на ваше счастье». Карен Армстронг – это один из тех авторов, новую книгу (или перевод), которой, всегда ожидаешь с нетерпением. Вот и книга «Биография Бога» не стала исключением из этого правила.

«Основной теологический вопрос – это вопрос о Боге», писал в свое время известный немецко-американский протестантский теолог и философ Пауль Тиллих (Пауль Тиллих. Систематическая теология. Том 1-2. «Бытие и вопрос о Боге». Спб.: Университетская книга, 2000. - С. 165). Бесспорно, что к этому важному вопросу обращались все, когда либо жившие на нашей земле разумные люди. И это касается не только интеллектуалов, мыслителей, богословов и философов. Спросите сегодня любого человека в поезде метрополитена или в ресторане быстрого питания и вы услышите разнообразные версии того, «что» такое Бог. Бог представляется сегодня как: проекция человеческих нужд, Сверхличность, одна из сущностей, изначальное Сознание, Бытие (нем. Sein), Творец, Абсолют, тотальное всё и т.д. Хотя конечно всегда будет и то меньшинство, которое будет твердить, что «нет Бога» (Пс.13:1).

В книге Карен Армстронг представлены всевозможные взгляды на то, что человечество (с самых ранних этапов своего развития до нашего времени) называет Богом. Брахман, Нирвана, Иегова, Мардук….Месопотамия, Китай, Израиль, Греция, Мекка, Ватикан… Будда, Конфуций, Моисей, Сократ, Платон, Аристотель, Иисус, Августин, Мухаммад, Аквинский, Кант, Дарвин, Ходж, Гаксли, Бультман, Лиотар, Ваттимо…. Короче говоря нет смысла перечислять все религиозные/философские идеи, географические места, исторические личности, которые затрагиваются в этом труде. «Биография Бога» – это своего рода компендиум всевозможных трактовок, версий и реконструкций, цель которых не столько дать нам четкое определения того, что есть Бог, но постепенно подвести читателя к идее Фихте о том, что Бог не является тем, о ком мы должны стараться получить окончательные представления, ибо не нашему разуму постигать его. Как отмечает Армстронг: «о Боге мы говорим много, и обычно поверхностно» (с.11), а самая большая беда богословов заключается в том, что они многословны (с.12). Выражая свое понимание Бога словами, богословы должны осознавать то, что их описания имеют человеческое происхождение, а потому неточны (с.12), так как «язык имеет границы, которые мы не можем перейти» (с. 16). Вот почему трансцендентная «реальность» не может быть облечена в четкие доктрины или каноны. Человек устроен таким образом, что его мозг способен воспринимать только лишь частичное, ограниченное (с. 32). Именно по этому настоящее богословие больше похоже на поэзию о Боге, цель которой не доказывать, а затрагивать сердце (с. 193). Более того без апофатики (отрицательного богословия) богословие превращается в идолопоклонство (с. 184). Именно в этом основной аргумент почему нам, чем быстрей тем лучше, стоит взять на вооружение взгляды Августина, отцов-каппадокийцев, Дионисия Ареопагита, Фомы Кемпийского, Бонавентуры, Майстера Экхарта, Маймонида, аль-Газали, ибн-Сины и многих других. Апофатика поможет спасти идею Бога «от буквализма, делающего ее неправдоподобной» (с. 306). В религиозном дискурсе буквализм не приносит должного результата, поэтому о той реальности, которая не вписывается в рамки человеческого языка можно говорить лишь символами, образами и притчами (с.35). Да и не стоит забывать, что религию не столько заботит вопрос обладания правильной информацией (ортодоксия, теория), (с. 45) сколько вопрос практической деятельности – ритуал (ортопраксия, действие) (с. 37), ритуал в свою очередь ведет к ekstasis, который необходимо понимать как «выход» за рамки обычного образа мысли (с.124) и «обожжению» (теозису) (с. 132). Конечно, все начинается с буквального смысла, но затем восходит по «лестнице» к более глубоким, духовным уровням: «нравственному, аллегорическому, аналогическому» (с.123).

С самого начала своей книги Армстронг пытается показать разницу между мифом и логосом. Логос, в понимании автора, это «мышление рационально-прагматическое, помогающее функционировать в мире сем» (с. 13). Миф же, «никогда не замышлялся как буквальный рассказ об историческом событии: это то, что в каком-то смысле произошло однажды, но и происходит всегда» (с. 13). В разговоре о религии в целом и Боге в частности, обращаться в первую очередь необходимо именно к мифу, осознавая, что все мы, по большей части, находимся под влиянием научного мышления Нового Времени, которое формирует в нас более рационалистический подход к сакральному. Так же не стоит забывать, что «особенность человеческого ума состоит в его способности иметь мысли и переживания, не поддающиеся концептуальному анализу» (с. 16). Более того греческое «не «я» познаю, а «Известное» привлекает меня» (с. 91) показывает, что не столько важно передать информацию, сколько показать философский путь жизни (с. 95). Это подводит нас к мыли о том, что «Откровение не дает нам ясной информации о Боге, но сообщает, что Бог непостижим для нас. Как ни парадоксально, задача Откровения (в древности) состояла в том, чтобы объяснить, что мы ничего не знаем о Боге» (с. 136). «Мы никогда не познаем Бога, разговаривая о нем» (с. 307). Именно по этому «мы не можем судить о Боге рационально, как о других существах, но это не значит, что о Боге не надо думать» (с. 139). Углубляясь еще дальше во тьму неведения, нам стоит признавать, что окончательной ясности относительно Бога быть не может, так как Бог не познаваем (с. 139).

На протяжении всей книги Карен Армстронг говорит о том, что наши представления о Боге ущербны, поверхностны и порой даже откровенно извращены. Именно поэтому основная задача этой, бесспорно увлекательной и важной книги, заключается в апологии апофатического подхода к познанию Бога. Книга также ценна своей содержательной критикой фундаментализма и атеизма. Кстати говоря, атеизм даже заслужил отдельных (Глава 10. Атеизм. 261-288 с.; Глава 12. Смерть Бога? 329-346). Армстронг показывает, что сосредоточив свои аргументы на борьбе «против» Бога, современные атеисты Ричард Докинз, Кристофер Хитченс и Сэм Харрис забыли о том, что они борются против Бога, таким, как его видят фундаменталисты. Считать же, что фундаментализм – это подлинная суть той или иной религии – это анахронизм (с. 18). По мнению автора, «атеизм всегда паразитирует на какой-то определенной форме теизма» (с. 332). Именно по этому Армстронг предлагает в разговоре о Боге, сознательно уходить от повседневных, обычных стереотипов мышления (с. 20), которые, по большей части навязаны нам противоречивой Эпохой Просвещения, которая с одной стороны призывала человека мыслить самостоятельно, а с другой стороны, утверждала, что такое мышление возможно только в рамках научного метода (с. 242). Относительно же фундаментализма, то он коренится в глубоком страхе (с. 298), а когда он подвергается каким-то нападкам, то «становится более злым, более агрессивным и склонным к крайностям» (с. 302). Вот как не лестно Карен Армстронг отзывается о природе фундаментализма: «Всякий фундаментализм – это примитивная форма религиозности. Погруженные в свои страхи и тревоги, фундаменталисты часто искажают ту самую традицию, которую пытаются защитить. Скажем, Писание они цитируют весьма избирательно. Всячески вдохновляются пророчествами Апокалипсиса о последних днях, но не спешат последовать Нагорной проповеди с ее заповедями возлюбить врагов, подставить другую щеку и судить окружающих» (с. 323). Самая большая ошибка фундаментализма заключается в том, что он склонен считать, что есть только один способ интерпретации реальности (с. 337)

Армстронг напомнила еще раз, всем тем, кто привык «считать идею Бога «ясной», «четкой» и самоочевидной» (с. 350), о том, что стоит «воздерживаться от абсолютной уверенности и проявлять сдержанность в суждениях» (с. 278). По мнению Джона Капуто, американского философа/богослова, «чем бы ты ни назвал Бога, Бог есть нечто большее. Само устроение этой идеи деконструирует любую подобную конструкцию…сама формула, которая описывает Бога, состоит в том, что нет формулы, с помощью которой можно описать Бога» (с. 345). Может постмодернисты все таки отчасти правы, когда говорят о том, что термин «Бог» «используется для обозначения границ человеческой мысли и дерзновений» (с. 342)?

В заключении стоит напомнить, что вопрос о Боге был, есть и всегда будет одним из самых актуальнейших вопросов, которыми задается человек. Вот как в книге описывается интерес к подобной теме во времена Вселенских соборов: «Подобные разговоры шли на каждом шагу: спрашивали, готова ли баня, - сообщают, что Сын произошел из ничего; спрашиваешь, сколько заплатить оболов, - рассуждают о рожденном и нерожденном; спрашиваешь цену на хлеб, - отвечают, что Отец больше Сына. Люди обсуждали эти вопросы с тем же жаром и увлечением, с каким сегодня обсуждается футбол, поскольку здесь затрагивается ключевые моменты христианской жизни» (132-133 с.). Было бы полезным каждому из нас задаться теми же (риторическими) вопросами, которыми задается нидерландский богослов Антон Хаутепен в своей книге «Бог: открытый вопрос»: «Что же мы теряем, когда вычеркиваем слово «Бог» из своего словаря? Когда вместо воскресного богослужения слушаем утренний радио-журнал, моем машину, отправляемся на природу собирать травы или в теннисный клуб? Казалось бы, что тут такого: снесли церкви - построили новые банки?» (Антон Хаутепен. Бог: открытый вопрос. Богословская перспектива современной культуры. – М.: ББИ., 2208. - с. 19). Поэтому, не знаю как вы, а я к словам тех, кто говорит о закате религии и смерти Бога, отношусь очень скептически.

 

«Биография Бога. Все, что человечество успело узнать» (М.: Эксмо, 2012)

russ.ru

Газета Протестант,ру

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: