За рубежом, в борьбе с пьянством уже давно используются принуждение

В категориях: Общество, Церковь и власть


Александра Зиновьева    

Московский Комсомолец № 26016 от 16 августа 2012 г

Российское правительство с 1 июля с.г. подняло минимальную цену за бутылку водки емкостью 0,5 литра до 125 рублей. По подсчетам чиновников, к 2015 году минимальная цена на водку должна вырасти до 250 рублей. Cокращен рынок алкогольной продукции по времени продаж, а с 1 января 2013 года пиво будет приравнено к алкоголю. Эксперты предрекают расцвет серого рынка и производства самогона. Но водочный бунт, судя по всему России не грозит. Принятые меры «не смертельны» для алкоголиков.

Сегодня перед обществом этот вопрос опять стоит ребром. Вводить или не вводить принудительное лечение злостных алкоголиков? Что это — возврат к ЛТП, столь ненавистным пьющим людям, где всем без исключения будут вновь вручать метлу или лопату и «трудом перевоспитывать» бедолагу? Пора насильно приучать к трезвой жизни тех, кто не знает меры в выпивке? Проект такого документа уже вынашивают аналитики и законодатели. Дискуссия ведется в кулуарах: надо ли возвращаться к ЛТП — лагерям трудового принуждения, как образно окрестили их в пьющей среде?

Официально. В России сегодня алкоголизмом страдают около 2% населения (2,7 млн. человек). Это те, кто лечится. Однако специалисты, кто по долгу службы сталкивается со злоупотребляющими алкоголем, считают, что таковых в нашей стране не менее 30–40%. Добавьте сюда еще примерно 10% пациентов, кто проходит лечение в обычных больницах по поводу заболеваний, напрямую связанных со злоупотреблением алкоголем. Но сегодня нет никакого механизма, чтобы заставить их отказаться от алкоголя или снизить его потребление. Ненавистные народу ЛТП упразднили, а нового пока ничего не предложили.

«Но надо ли принуждать алкоголика к лечению? И будет ли эффект от такого лечения, если сам человек этого не пожелает? — задаются вопросом многие аналитики. — И не является ли это насилием над личностью?». Одни убеждены: «принуждать пьяниц отказываться от алкоголя не только можно, но и нужно», хотя «в этом случае эффекта от лечения ожидать трудно». Близко к этой позиции и мнение психиатров: положительного результата можно ждать только тогда, когда пьющий сам этого захочет. Очень важно вернуть человека в общество. Знающие люди, родные алкоголика, убеждены: ни один алкоголик «добровольно не сдастся». Начать серьезно лечиться иногда их вынуждает собственное здоровье либо развод с женой, отлучение от детей. Но... «Окончательно завязать» даже они не собираются. И многие просто убегают из наркоклиник, а насильно удерживать их по нынешним законам врачи не имеют права.

Но опыт лечения алкоголиков у России есть. И немалый. В советское время с ними работали не только наркологи, но и психологи, социальные работники. «Для начала всем надо понять, что в борьбе с пьянством и наркоманией, как на войне, все средства хороши», — считает Брюн. Ведь пьянство, хотим мы того или нет, передается по наследству: «Если в семье пьет отец, то в 90% случаев эстафета перейдет к сыну, причем в раннем подростковом возрасте». А все разговоры о свободе личности идут от безответственности и незнания проблемы изнутри, считает главный нарколог страны.

И в этом он абсолютно прав. За рубежом, например, в борьбе с пьянством давно не оглядываются на права человека и заставляют алкоголиков лечиться. И что немаловажно, это дает положительный эффект. Даже в США, известных своей приверженностью к борьбе за права человека, такую форму лечения зависимых алкоголиков практикуют много лет. А мы все оглядываемся и боимся нарушить права алкоголиков. А то, что пьющий человек попирает права всех своих близких, в том числе детей и всего своего окружения, не учитываем. Хотя есть хороший не только мировой, но и российский опыт, например по ограничению пьянства. «Надо понижать градус, проводя при этом мозговую атаку, — советуют наркологи, — чтобы у людей менялось представление об алкоголе и вымывалась традиция пьянства из их сознания». Например, «перевести» людей на более легкие напитки. А еще — повысить акцизы на водку, что сейчас и в России собираются делать. От слабоалкогольных напитков — пива или вин — и вредная токсическая нагрузка на организм меньше, подсказывают медики.

Сегодня, как известно, алкоголиков (чтобы приводить их в чувство) милиционеры благополучно «передали» медикам. Что вряд ли правильно. Трудно себе представить разбушевавшегося пьяницу в больничной палате, где лежат пациенты. Но милиционеры-полицейские, кто их усмирял, как говорится, умыли руки от этой неблагодарной работы.

Такие профилактические программы уже работают в Казани и Краснодарском крае. Опыт вполне можно тиражировать на всю страну. И не ждать принятия федерального закона, хотя он и помог бы в решении этой проблемы на государственном уровне. Приняты же основополагающие документы в борьбе с наркоманией: есть стратегия антинаркотической политики, концепция антиалкогольной политики; Минздрав принял порядок оказания наркологической помощи, где прописана вся технология — первичная, вторичная профилактика, лечение и реабилитация.

И если бы норма раннего выявления опасного пристрастия к алкоголю и вмешательства в судьбу человека в этом плане была бы законодательно закреплена, это заставило бы работодателей, наркологические учреждения и сохранившиеся кое-где профсоюзы заниматься профилактикой алкоголизма в коллективах. Конечно, у работодателей возникнет вопрос: а за чей счет внедрять профилактику? Можно пойти по пути софинансирования всех заинтересованных сторон: государства, предприятия, вуза. Например,, американцы посчитали: доллар, вложенный в такую профилактику, дает три доллара прибыли.

mk.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: