„Человек власти” в современной церкви

В категориях: Общество, Церковь и власть



Эдин Ловас

Что означает словосочетание "человек власти"? В прошлом у меня об этом явлении было совершенно иное представление. Что ж, люди не могут быть одинаковыми, считал я тогда, каждое дитя Божие своеобразно. Не может же быть какого-то средне-положительного типа людей. Грешники также неодинаковы. Подлинно каждый человек оригинален. Даже если и существует тип людей власти, то и они должны бы основательно отличаться друг от друга. Даже если все они одинаково одержимы манией величия, тем не менее должны бы иметь разные точки зрения, методы и цели.

Однако с годами я сделал ошеломляющее открытие; и чем больше я слышал исповедей от жертв об их мучителях, тем более мои предположения переходили в уверенность. Одна за другой рыдающие женщины, один за другим члены церковного руководства с печатью страха на бледных лицах сидели передо мной и всякий раз рассказывали мне почти одно и то же! Каждый раз их повествование создавало один и тот же образ.
Мои собеседники начинали, как правило, с нескольких несвязных предложений о том, что и сами, в общем-то, не свободны от недостатков. Затем рассказывали, что ни у кого{!) не находят понимания своего положения. Некоторые уже побывали у пастора или душепопечителя, у психолога или психиатра, посетили службу заботы о семейном благополучии и социальную службу. Почти все уже немного делились с близкими друзьями и знакомыми, которые практически во всех случаях советовали им уступить и искать путей к миру.

Затем мои собеседники говорили о человеке, постоянно критикующем их недостатки. Он обременял сознание своих жертв тяжёлым чувством вины. Он всегда помещал себя в центр внимания других. Если внимание к нему ослабевало, происходили драматические события, после которых темой всех разговоров вновь был он. Я слышал о разделениях и расколах, о друзьях, ставших после многих дискуссий непримиримыми врагами.

Жертвы рассказывали о том, как они попали в рабскую зависимость человека власти. Они почти всегда повествовали о нём, как о человеке интеллектуальном, талантливом и располагающем к себе. Он умел создать о себе внешнее впечатление, совершенно отличающееся от внутренней сути его самого. Как в церкви, так и в гражданской сфере, он мог считаться уважаемым человеком. Своё стремление к господству и самоуверенность он мог тонко маскировать. Если у него и случались "срывы", то он всегда умел переложить вину и ответственность за это на Других.

Вопреки моим предположениям мне всё более приходилось убеждаться: речь идет всегда об одной и той же модели, об одинаковых симптомах. Со временем я пришёл к выводу, что существует определённый тип человека власти. Моё отношение к некоторым библейским определениям отчасти соответствовало моему отношению к людям, искавшим у меня, как у душепопечителя, помощи. К стыду своему я должен признать, что долгое время не замечал, что авторы книг Библии называют подлинными именами негативные и страшные черты характера, обнаруживаемые именно у человека власти.

Здесь я хотел бы заметить, что по сути своей являюсь жизнерадостным человеком. В прошлом я уделял своё внимание в основном светлым, радостным текстам Библии. Лишь с большим внутренним сопротивлением и нежеланием я начал более внимательнее читать и изучать ее тексты, повествующие о тёмных, печальных явлениях. Однако одновременно я нашёл подтверждение тому, что, как душепопечитель, нахожусь на верном пути, когда обнаружил, что апостолы Павел, Иоанн, Пётр, Иуда и Сам Иисус преодолевали те же проблемы. Люди власти являются реальностью на страницах Библии; они встречаются, как в истории церкви, так и в современных христианских и церковных структурах.
Однако книга с такой тематикой содержит в себе и некоторые опасности. Одна из них заключается в следующем: если духовно-здоровая сильная личность является активной ради Царствия Божьего и во имя Господа борется против духовного разложения и аморальности, такого человека — со ссылкой на эту книгу - его противники могут попытаться заклеймить одержимым властью.

Другая опасность может происходить из того, что сверхвпечатлительным скрупулёзным людям может ошибочно показаться, что они сами являются людьми власти. При чтении этой книги у них может создаться ошибочное впечатление, что определённые вышеперечисленные свойства человека власти присущи и им. Они обнаружат в себе, к примеру, склонность к эгоизму, радость от своих успехов, желание распоряжаться и по этой причине будут сокрушаться о своей греховности. Таковых следует убедить: если бы они подлинно были людьми власти, о которых в данном случае идёт речь, то никогда не стали бы признавать в себе свойственные этим людям недостатки. И прежде всего они, как правило, не стали бы об этом сокрушаться.

В целом я считаю, что опасность применения термина "человек власти" при сравнении с получаемой при этом ясностью крайне незначительна. Можно, конечно, задать и такой вопрос: если опасность применения указанного словосочетания всё же наличествует, то не лучше ли эту тему вообще не задевать? Но эта мысль свидетельствует не более, чем о безразличии к их жертвам и о преувеличенной нереальной оценке их возможностей самостоятельно защищаться. Иные формулируют свой совет жертвам человека власти довольно упрощённо: "Надо просто не позволять этим типам себя тиранизировать!" Это предложение содержит в себе насмешку над тысячами, которые были физически и психически сломлены.

Есть, конечно, люди, которые достаточно сильны и которые имеют в своём окружении настолько широкую поддержку, что можно предположить их успех в самостоятельной борьбе против человека власти, которого они призовут к порядку, или по меньшей мере вынудят считаться с собой. Встречаются подчинённые, которые действительно способны не позволять своим чрезмерно властолюбивым руководителем помыкать собой. Также и церковь при определённых условиях бывает в состоянии устранить бесчинствующего человека власти с его места и должности. Опыт однако свидетельствует о том, что в такой борьбе одержать победу нелегко.

Нам, как душепопечителям, следует прежде всего воздерживаться от раздачи лёгких, удобных рецептов. Как бездумно говорят порой человеку: "Крепись, я буду за тебя молиться; всё будет хорошо!" Проблема несчастной жертвы человека власти не решается и хорошим советом типа: "Борись; не позволяй себя угнетать". Изрекающий такие фразы и отправляющий бедную жертву от себя с ободрительным похлопыванием ее по плечу несомненно добавляет к тому, что человек попадает в ещё более глубокое несчастье. К счастью, есть спасительный метод и для многих из тех, кто не способен на борьбу. Бегство нередко может быть наилучшим выходом; да и Писанию оно не чуждо: Иосиф и Мария взяли Младенца-Иисуса и убежали от деспота.


Эдин Ловас,
Люди власти, властолюбие и Церковь

baznica.info

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: