Почему лучшие свободные умы так плохо приживаются на нашей родине?

В категориях: Политика, экономика, технология


Виктор Ерофеев — о столкновении философии свободы и философии неравенства

В городах Европы и Америки все чаще слышится русская речь. Уже никто не оглядывается, если на берлинской улице, в парижском метро, в лондонском пабе говорят по-русски. Мы — современники бесшумной массовой эмиграции наших креативных людей на Запад. Потоком утекают лучшие молодые мозги. Все больше людей живут на два дома. В Россию возвращаются ненадолго и нехотя, как во времена Николая Первого. О родине говорят с плохо скрываемым раздражением. Родина отвечает им угрюмым молчанием. Уезжают в основном те, которые видят и ненавидят государственное лицемерие, задыхаются от нехватки реальной свободы, их тошнит от новых декораций вечной потемкинской деревни.

Скоро уедут, наверное, многие умные и независимо мыслящие люди. Россия переходит на запасные пути мировой цивилизации. Может быть, без умных проще? Ну да, на какое-то время будет проще. А потом все остановится. Боюсь, народ лишь недоуменно пожмет плечами: — А зачем этим рассерженным людям свобода?

Безумная русская история философского парохода. Напомним.

Николай Бердяев до революции был гораздо более известен, чем вождь революции Ленин. В молодости Бердяев был марксистом, боролся за освобождение рабочего класса от непосильного наемного труда, но незадолго до революции 1905 года разочаровался в марксизме, увидев в нем доктрину, которая не освобождает, а закабаляет человека, превращая его в продукт. В продукт исторического детерминизма. Мы привыкли покупать продукты в магазине и себя продуктами не считаем, однако в России основной особенностью истории является то, что и до марксизма, при социализме и теперь, после заката марксизма, человек оказывается продуктом, который можно купить и продать. Причем стоимость этого продукта на редкость мала: человеческая жизнь и человеческий труд в России мало что стоят. Те же, кому не нравится такое положение, рано или поздно становятся врагами России. На этом стоит Российское государство и с этим согласно большинство нашего народа, то есть большинство нашего национального продукта. Этот национальный продукт объявлен государственной собственностью, и государство с ним делает все, что захочет, а продукт ходит с веревкой на шее и о свободе задумывается только в тюрьме. Да, в тюрьме у нас сидят самые свободные люди, потому что они с точки зрения государства оказались некачественными продуктами и на своей шкуре наконец догадались, чем свобода отличается от несвободы.

С другой стороны, Ленин со своими товарищами считал всю Россию тюрьмой народов. Выйдя из круга марксистов, пренебрежительно отзываясь о Ленине и думая, что раз он вышел, марксизма больше не существует, Бердяев с удивлением писал, что русские революционеры, которые начали с того, что захотели освободить народы России из царской тюрьмы, кончили тем, что закабалили народ еще хуже царей. Любопытно, что большинство нашего государственного продукта об этом не догадывается или с этим несогласно. Продукт по определению не обладает свободой ума.

В этом и весь вопрос. У нас от ума по-прежнему одно горе. Но государство бдит! Свобода ума всегда выжигалась с особым пристрастием, свободная личность накапливалась в минимальных количествах и тут же уничтожалась.

А как же тогда революция? Ведь наш государственный казенный продукт взбунтовался и сверг власть помещиков и капиталистов во имя свободы! Но в этом заключалось самое большое недоразумение. Если ты не являешься свободной личностью, тобой можно как угодно манипулировать, объявляя передел собственности царством свободы и при этом нарушая основы человеческой природы.

В основе человеческой природы действительно заложена свобода. Ну, например, свобода выбора. Ты можешь стать порядочным человеком, а можешь стать подлецом. Но если государство за тебя решает, что тебе делать, возможности стать подлецом увеличиваются. Ленин с помощью марксизма увидел в капитализме многочисленные изъяны. Но человеческая слабость его доктрины в том, что он не учитывал философию неравенства, которая признает разные потенциалы человеческих возможностей. А здесь народ встает горой на сторону Ленина. Все равны! А это значит, что равнение идет по дуракам и открывается дорога к власти серым, малообразованным людям. У нас коммунизм рухнул, но до сих пор торжествует философия равенства: мы не любим всех, кто высовывается, кто богаче, умнее, инициативнее, чем мы. В результате мы попали в ловушку. На разных уровнях нами давно уже правят серые люди, не серые кардиналы, а серые недоучки.

Николай Бердяев создал целую философию свободы, но об этом теперь мало кто знает, потому что она не получила прикладного значения. Зато о философии свободы Бердяева и его товарищей по несчастью оказаться жертвами революции хорошо знал Ленин и считал всех их контрреволюционерами. Все умные люди России были записаны в контрреволюционеры, лишь случайные или самые подлые из умных людей перебежали на сторону большевиков. Ленин совершил чудовищную ошибку (и даже странно, что он до сих пор лежит на центральной площади страны в Мавзолее): он силой погнал народ в коммунизм, не согласуясь с требованиями человеческой природы, пойдя, по существу, против человека. Трудно сказать, насколько он понял реально свою ошибку, насколько нэп был признанием провала всей затеи, но власть государственные преступники так просто не сдают.

Когда открылись шлюзы нэпа, недобитые сторонники свободы ума, слова, собрания и прочей, с точки зрения нашего государственного продукта, интеллигентской ерунды поверили в поражение революции и подняли свои буржуазные головы. Их надо было расстреливать, чтобы они не мешали жить дальше. Но Ленин вместе с Троцким оказался самым гуманным человеком на свете: вместо того чтобы тратить на интеллигентов пули, он их выслал за границу. Не всех, конечно. Некоторых пересажал. Но основных философских бандитов выслал. Бердяева и прочих с ним профессоров.

На двух пароходах и по железной дороге уплыли, уехали 90 лет назад наши лучшие умы. Спасибо Ленину. Иначе бы их расстреляли лет через 10-15. Бесчеловечный гуманизм Ленина — Троцкого сработал успешно. Высылку за границу приравняли к расстрелу. А если кто из высланных профессоров решил бы незаметно вернуться? Ленин и на это нашел ответ: вернутся — расстреляем!

До сих пор текут мозги из России. Почему? Потому что мы согласились на то, что во власти по-прежнему мало свободных людей. Как и много лет назад, нам проповедуют равенство. Они по-прежнему утверждают, что лучше всех знают путь в сладкое будущее. Возможно, и в их светлых головах живет идея философского парохода. Спешите покупать билеты, пока к вам не пришли с обыском и не вытолкнули гуманистическим коленом под зад, справедливо утверждая, что высылка лучше тюрьмы!

Народ, государство и верная ему церковь! Оглянитесь вокруг, опять народились оппозиционеры и либералы, вечные враги монополии на власть. Чего тянуть? Вы говорите: свобода? Ребята, подготовьте пароход!

 

kommersant.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: