Три разновидности христианской любви

В категориях: События и вести


Любовь, если она благая, окрашивает все наши поступки Она может принимать различную форму, однако она неизбежно проявляется во всем.

Здесь мы можем воспользоваться тремя разновидностями любви, которые различает X. ван Ойен. Он делает это с помощью трех греческих слов: agapè, filia, eros.

Agapè — это отдающая любовь, которая требует самоотречения и серьезно относится к следованию за Христом. Она всегда содержит в себе выбор. Укажем здесь на Мк. 1 2:28—30, где книжник спрашивает Христа, какая заповедь является первой из всех. Иисус отвечает на это: «Первая из всех заповедей: "слушай, Израиль! Господь Бог наш есть Господь единый; и возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостию твоею": вот, первая заповедь! Вторая подобная ей: "возлюби ближнего твоего, как самого себя": иной большей сих заповеди нет». Цитата из Втор. 6 о едином Господе и о заповеди возлюбить Его, связаны друг с другом. Любовь — это выбор в пользу одного Бога, одного Господа Иисуса, одного имени из всех имен.

Этот выбор в пользу Бога и ближнего, которого Он ставит на нашем пути, подразумевает, что мы не выбираем остальное: похоть плоти, похоть очей, гордость житейскую. Так как в этом случае мы делаем выбор в пользу мира. Но если мы любим мир —в нас нет любви Отчей (1 Ин. 2:15,16). Эта разновидность любви не является само собой разумеющейся, поскольку она часто противоречит нашим желаниям и склонностям. Вспомним заповедь о том, что мы должны любить врагов наших и молиться за обижающих и гонящих нас (Мф. 5:44).

Вторую разновидность любви ван Ойен обозначает другим греческим словом: filia. В ней он усматривает любовь к жизнеустройству. Она служит сохранению кровного родства, дружбы, общества, в котором каждый должен получить свое.

То, что ван Ойен имеет в виду, говоря об этой разновидности любви, мы можем обнаружить уже у Августина. Эта любовь направлена на достижение мира среди людей, сплоченности, когда мы никому не должны будем причинять вреда и будем, насколько это возможно, приносить пользу каждому. В обществе любовь и право должны быть объединены. Подобное мы замечаем в тех случаях, когда власти заботятся о нищих, угнетенных и преследуемых (Иер. 22:3; 15—17; Пс. 71).

Таким образом, мы видим, что ван Ойен не выносит любовь за рамки общественной жизни. Любовь принадлежит не только сфере интимных отношений (я — ты), но также связана с уважением к порядку и праву в обществе, в котором мы имеем дело с властями и другими общественными институтами. Любовь должна господствовать над всем миром. У нее нет своей собственной сферы действия, она также не желает выступать в роли гостя; она все хочет наполнить тем, что ей принадлежит. Пусть это сильно сказано, но меч в руках власти, вплоть до ведения справедливой войны, можно рассматривать как инструмент любви. Подобное высказывание делал Лютер, когда размышлял о борьбе, которая велась в его время против турецкого нашествия. Защита наших границ — это акт любви, которую власть должна проявлять по отношению к своим подданным. Такое убеждение дает нам возможность говорить о любви не только тогда, когда речь заходит о Нагорной проповеди, но и когда на первый план выступает меч власти, как в Рим. 13. О власти там говорится, что она есть слуга Божий, нам на добро (13:4).

Так почему бы и благие действия власти не считать разновидностью любви, пусть даже она не имеет такого личного характера, как непосредственные отношения между людьми.

Третью разновидность любви ван Ойен называет еще одним греческим словом для выражения этого понятия — eros. Это любовь, связанная с чувственным влечением, направленная на зачатие новой жизни. Эта любовь имеет дело со всем, что относится к сфере страстных желаний и влечений. Впрочем, ван Ойен раздвигает ее рамки, рассматривая ее не только сквозь призму секса, но и относя сюда также творчество в области культуры и техники.

Вероятно, возможны и другие, более совершенные классификации, чем та, которую нам предлагает ван Ойен. Главное, чтобы они свидетельствовали о том, что любовь охватывает все сферы жизни человека в целом.

 

Йохем Даума, Введение в христианскую этику

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: