Гностики-каиниты и советский памятник Иуде Искариоту

В категориях: Политика, экономика, технология


Бачинин В. А. доктор социологических наук

Так называемое «Евангелие Иуды» является образцом апокрифического измышления откровенно еретической направленности. Его создателями были гностики - религиозные маргиналы, жившие преимущественно в Египте и пытавшие соединить в своем учении язычество с элементами христианства, приспособить учение Христа к ряду эллинских идей и восточных культов. В них смешались два религиозных мира, породив причудливую религиозно-философскую композицию, пронизанную духом оппонирования относительно новозаветного христианства. Плодом этого смешения явилась идея чуждости материального, плотского начала началу духовному. Человек, включающий в себя то и другое, имеет перед собой два пути разрешения противоречий между ними. Первый путь, предназначенный для душевных людей, - это аскетическое угашение плоти. Для тех же, кто стоит на высокой ступени духовности, является, в частности, гностиком, оптимален путь раскрепощения плоти, т. е. путь моральной распущенности.

С христианских позиций гностицизм всегда оценивался как ересь. Что же касается гностических апокрифов, то степень девиантности их содержания всегда чрезвычайно велика.

История христианства сохранила древние свидетельства действительного существования «Евангелия Иуды». Так, один из отцов церкви Ириней Лионский (ок. 160 - 202), противник гностиков, автор известного сочинения «Пять книг против ересей» писал: «Другие опять говорят, что Каин происходит от высшей силы, и Исава, Корея, содомлян и всех таковых же признают своими родственниками, и поэтому они были гонимы Творцом, но ни один из них не потерпел вреда, ибо Премудрость взяла от них назад к себе самой свою собственность. И это, учат они, хорошо знал предатель Иуда, и так как он только знал истину, то и совершил тайну предательства, и чрез него, говорят они, разрешено все земное и небесное. Они также выдают вымышленную историю такого рода, называя Евангелием Иуды».

Непосредственными авторами данного апокрифа были, по всей видимости, члены гностической секты каинитов. Они превозносили отрицательных ветхозаветных лиц, в том числе развратных жителей Содома. Особо почитали Каина и Иуду, видя в первом «произведение высшей силы», а во втором - подвижника, чье предательство вменялось ему в заслугу.

Тертуллиан так писал о каинитах: «Они славили Каина за ту силу, которая заключена в нем. Напротив, Авель был произведен низшей силой. Те, кто утверждал это, славили также и Иуду - предателя, поскольку он принес многие блага человеческой расе. «Иуда, - говорят они, - заметив, что Христос собирался отказаться от истины, предал его, чтобы истина не была низвергнута». Другие возражают, говоря: «Поскольку силы этого мира не желали, чтобы Христос страдал, чтобы таким образом люди не получили спасения через Его смерть, он предал ради спасения людей».

Не приемля Новый Завет, каиниты предлагали свои, альтернативные сочинения, в которых принижался Христос, отрицалось будущее всеобщее воскресение мертвых. Они настаивали на признании ценности зла и считали, что в каждом его проявлении присутствует ангел, побуждающий людей к злу и поощряющий тех, кто к нему склонен. Каждый человек, чтобы спастись, обязан пройти через множество греховных, дурных дел, непозволительных с точки зрения обычной морали. Их необходимо совершать безбоязненно, чтобы, в конечном счете, обрести «совершенное ведение» и тем самым подняться на высшую ступень духовной зрелости.

Апокриф «Евангелие Иуды» говорит о том, что первых людей, Адама и Еву, создал не благой Бог, но ангелы, симпатизирующие злу. И создали они их по своему образу и подобию. То есть, человек уже с момента сотворения, оказался самой своей природой предрасположен к злу. Получается, что Каин - это не пример чудовищного отклонения с Божьего пути, а совершенно нормальный человек. Примером же отклонения выступает чуждый злу Авель. Если продолжить эту логику рассуждений уже на новозаветном материале, то выходит, что в пределах перевернутой гностиками этическом шкалы гнусный Иуда нормален, а безгрешный Иисус - нет.

В «Евангелии Иуды» представлена попытка дать альтернативное истолкование евангельских событий, перевернуть все с ног на голову, поменять местами плюсы и минусы. Несомненно, что реальный Иуда Искариот не имеет непосредственного отношения к этому «анти-евангелию», что сочинил его другой противник христианства - древний гностик-каинит. Столь же несомненно, что в публикациях и распространении «Евангелия Иуды» сегодня заинтересованы те, кто стоит на позициях секуляризма и убежден в окончательном вступлении человечества в «постхристианскую эру».

Примечательно, что идеология каинитов получила своеобразное продолжение в ХХ в. в идейно-политической практике российского большевизма. Митрополит Иоанн (Снычев) в книге «Самодержавие Духа» (СПб.,1995) напомнил современным читателям историю о том, как в Симбирской губернии, на родине Ульяновых, пришедшие к власти большевики решили установить памятник кому-нибудь из богоборцев. Поначалу их выбор пал на Люцифера. Но, поразмыслив и посчитав его фигуру несовместимой с материалистическим мировоззрением, они обратились к Каину. Однако, и этот библейский антигерой был ими отвергнут из-за того, что его признали исторически недостоверным. В итоге в уездном городе Свияжске был поставлен памятник Иуде Искариоту как первому восставшему против Христа революционеру.

Сам акт воздвижения подобного памятника в самом безбожном из государств глубоко символичен. В ХХ столетии, ставшем историческим апогеем секуляризма, Иуда стал, может быть, его самым типичным героем. Памятник ему - это одновременно памятник миллионам других иуд, которые, подобно Искариоту, так же отступились от Господа, предали Его.

Ведь далеко не случаен повышенный интерес к образу Иуды в мировой литературе ХХ века от Анатоля Франса, Леонида Андреева, Алексея Ремизова, Максимилиана Волошина до Борхеса с его новеллой «Три версии предательства Иуды».

Евангельский образ Иуды-предателя - это образ-парадигма, отображающий глубинную суть эпохи массовой апостасии, когда бесчисленные «маленькие антихристы» покрыли, подобно клопам- кровососам, все социальное тело гигантской цивилизации, еще недавно считавшей себя христианской. Но, как это не парадоксально, и апокрифический образ Иуды-«друга Иисуса» также не менее типичен для эры повсеместного богоотступничества и богоборчества. Он - средоточие мысли о коварстве зла, пытающегося рядиться в одеяния добра. Он - концентрированное выражение устремленности лжи на то, чтобы возвыситься над Истиной, обелить себя и очернить ее.

 

Бачинин В. А. Христианская мысль: Библия и культура. Христианство и литература. Том X. - СПб.: Издательство «Алетейя», 2006.

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: