Кто виноват: Церковь или народ бесноватый?

В категориях: События и вести


Роман Авдеев

История ничему не учит… На днях просматривал я новостную ленту на одном из интернет-сайтов. Заглянул в раздел «Религия». Взгляд упал на заголовок, из которого следовало, что возмущенный визитом в Россию основателя Facebook Марка Цукерберга клирик московского храма Св. Николая в Хамовниках священник Александр Шумский предлагает запретить российским ученым работать за рубежом. Проще говоря, батюшка считает необходимым восстановить «железный занавес» для одной конкретной категории российских граждан – интеллигенции.

Смотрю чуть выше, вижу другой заголовок: «В Ростовской области спилили православный крест». На въезде в хутор Фомин Заветинского района Ростовской области неизвестные злоумышленники спилили поклонный крест.

Признаться, я далек от мысли, что оба события непосредственно связаны между собой. Едва ли жители хутора Фомина хотели выразить солидарность с российскими учеными. Подозреваю, что о проблемах российской науки (развале научно-исследовательских институтов, мизерных зарплатах, отсутствии необходимого для изысканий оборудования и коррупции чиновников от науки из президиума РАН) ростовские хуторяне имеют примерно такое же представление, как и батюшка из церкви в Хамовниках.

И все же... При полном отсутствии связи между двумя упомянутыми событиями имеется самая непосредственная связь между двумя тенденциями. Участившиеся случаи антицерковного вандализма и кощунственные акции – это в какой-то мере ответ на то, что Церковь устами ряда священнослужителей все чаще стала касаться тем, которых ей априори затрагивать не стоило бы, и вторгаться в сферы, которые находятся вне ее компетенции. Cкорее всего, кощунственные выходки – это, как и было всегда и всюду, результат деятельности тривиальных хулиганов или заигравшихся в сатанизм идиотов и подонков. Но аномальная частота этих антицерковных, антихристианских акций говорит о том, что их устроители почувствовали перемену в отношении общества к Церкви, уловили, что градус непонимания и раздражения стал повышаться, а потому и стали чувствовать себя вполне безнаказанно.

В этой связи вспоминается еще одна недавняя публикация – статья протоиерея Андрея Ткачева «Пощечина Иоанну Кронштадтскому», размещенная на сайте «Православие.Ru». В ней шла речь о диком случае, некогда приключившемся с отцом Иоанном Кронштадтским. Во время совершавшейся им литургии на амвон поднялся некий студент и прикурил от лампады на иконостасе, когда же отец Иоанн, вышедший в это время с чашей для причащения, воззвал к кощуннику, тот в ответ ударил батюшку по лицу рукой. В результате отец Иоанн расплескал Евхаристические Дары из чаши на пол.

«Студент тогда, к сожалению, ушел из храма на своих ногах и не был разодран на части возмущенными людьми», — написал отец Андрей Ткачев по поводу данного эпизода. То есть получается: за пролитую Кровь Христову следовало пролить кровь человеческую?

Око за око, зуб за зуб. Все, как предписано в Ветхом Завете. А где же тогда христианство?

Но оставим сказанное на совести батюшки – понять, в общем-то, его можно: праведный гнев всем нам способен застить глаза. Я о другом: отец Андрей приводит в своей статье множество других эпизодов кощунства, случившихся в предреволюционные годы. Он вспоминает и мужика, который на спор вынес за щекой из храма Причастие, чтобы выстрелить в Святые Дары из ружья, и поэта Есенина и верного ленинца Бухарина, выплюнувших Святое Причастие. «Нужно понять, что в канун революции большие массы народа натуральным образом бесновались, дав место в своем сердце врагу, – заключает отец Андрей, далее много рассуждая о стихии, захлестнувшей души русских людей, в которой отвержение Бога переплелось со стремлением к социальному прогрессу. «Потом был Октябрь», – напоминает отец Андрей.

Вроде бы все сказано правильно. Остается только одна недоговоренность: а почему, собственно, так произошло? Почему народ массово отвернулся от Церкви, в лоне которой он существовал на протяжении почти тысячи лет? Можно, конечно, все списать на большевиков, масонов, евреев и т.д. Но ведь из песни-то слов не выкинешь: миллионы людей, еще недавно носивших нательные кресты, потом с удивительным равнодушием взирали на то, как пытают и расстреливают священников, разрушают храмы, рубят топорами иконы, на которые молились поколения их предков. Отчего-то это произошло, значит, была тому причина?

Думаю, что все дело в том, что ко времени революции Церковь в России во многом утратила доверие народа. Ни оптинские старцы, ни отец Иоанн Кронштадтский, ни множество других подвижников и просто честных и добросовестных пастырей из числа епископов и священников не могли ничего в этом изменить. Церковь воспринималась большинством народа как часть того мира, который рухнул в 1917 году и руины которого люди с энтузиазмом бросились расчищать в надежде построить на этом месте земной рай.

Увы, но именно огромная степень сопряженности русской Церкви с Русским монархическим государством стала прежде всего причиной того массового «беснования», о котором говорит в своей статье отец Андрей. Зачитывая в ектеньях за богослужением аршинные перечни членов царской семьи, наше духовенство чаще всего смиренно молчало по поводу вопиющих социальных язв дореволюционного российского общества, которое у нас сегодня так модно идеализировать.

Царская Россия, богатейшая страна с беднейшим, неграмотным и забитым большинством населения, рухнула отнюдь не потому, что ее подточил коварный Ленин со своими присными, а из-за гигантских перекосов в обществе, своевременным исправлением которых никто не озаботился. Большевики лишь заметили это и использовали в своих интересах, чтобы захватить власть, оседлали стихию. Так что ставшая «ведомством духовного исповедания» в имперской государственной структуре Церковь тоже несла свою меру ответственности за то, что случилось, а потому и расплачивалась за это тысячами новомучеников и взорванными церквями.

Мне кажется, что ситуация, которая складывается в России сегодня, чем-то напоминает те самые предреволюционные годы, которые так живо описал отец Андрей. Да, люди массово посещают храмы, пекут куличи на Пасху, поголовно носят нательные кресты и вешают иконки в салоны автомобилей. Но не надо обольщаться этой псевдо-оцерковленностью. Наше общество сегодня в еще большей степени больно, чем это было накануне революции, когда ситуацию обострили до крайности бедствия военного времени. То, что сегодня происходит в мирное время, выглядит еще более ужасающе. В стране миллионы детей-беспризорников, до которых никому нет дела, напрочь разрушено правовое поле, тотальная коррупция разлагает всё и вся, на глазах рушатся системы образования и медицины. Народ попросту дичает и деградирует.

Достаточно зайти в вагон метро или сесть в маршрутку, чтобы почувствовать крайнюю степень усталости и озлобления людей.

Есть ли до всего этого дело Церкви? Если послушать тех, кто имеет благословение вещать от ее имени, то такого впечатления не складывается. Да в общем-то так оно и есть, по большому счету. Отдельные энтузиасты типа Смоленского владыки Пантелеймона (Шатова), конечно, есть. Есть батюшки-подвижники, самоотверженно совершающие свое служение. Но это все где-то на обочине церковной жизни, в центре которой помпезные службы в ХХС, приемы VIP-персон, передел и раскройка епархий, визиты, поездки и множество других крайне важных и по-своему даже интересных дел.

Словом, история учит нас лишь тому, что... ничему не учит.

slon.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: