Отец-основатель России оказался «иностранным агентом»

В категориях: Политика, экономика, технология


Денис Бабиченко

Отчим нации

Многим во власти не нравится тот факт, что государство Российское основал «иностранный агент» по имени Рюрик ровно 1150 лет тому назад

Осенью этого года страна официально отмечает 1150-летний юбилей основания российской государственности. Соответствующий указ подписал еще в прошлом году Дмитрий Медведев в бытность президентом. Правда, делал это Дмитрий Анатольевич, по его словам, чуть ли не скрепя сердце. Очень уж смущал Кремль тот факт, что приходится признать иностранные корни отечественной государственности. Ведь согласно официальной историографии, более тысячи лет тому назад наши пращуры призвали «из-за моря» варяга Рюрика со товарищи, от которых, как известно из летописей, «есть пошла русская земля». Общаясь с историками, Дмитрий Медведев сокрушался: «Ощущение того, что мы какие-то неполноценные, вплоть до того, что нам государство занесли откуда-то из Западной Европы, а сами мы до этого не могли додуматься, — мы все понимаем, что это, конечно, абсолютное заблуждение и в то же время достаточно вредная вещь». Теперь же получается, что эту самую «вредную вещь» мы торжественно и всенародно отмечаем. Впрочем, ничего удивительного: яростные споры по поводу державных истоков были характерны для общественной жизни российского государства на протяжении многих веков. Но даже несмотря на то, что многим сей варяг видится как нелюбимый отчим, другого отца нации, кроме Рюрика, у нас нет.

Норманнский вопрос

Как нас в детстве научили родной истории, так ее и запоминаем мы на всю жизнь. А учили наше с Дмитрием Анатольевичем поколение тому, что недооценивать темное, но героическое прошлое страны никак нельзя. Лучше уж его переоценивать. Опыт по части утверждения собственной самобытности у нас имеется богатый. Во времена Иосифа Сталина имя Рюрика (от древнескандинавского Hrerekr, что в приблизительном переводе означает «славный правитель») из учебников и энциклопедий попросту вымарали. Поскольку партия решила, что исторического персонажа с таким именем в природе не существовало. Политбюро ведь лучше знать, чем какому-то там Нестору и прочим темным летописцам, оставившим потомкам множество всяческих небылиц.

Первый предводитель русского народа по имени Рюрик был официально признан вымышленной фигурой, а правящая династия согласно сталинской историографии начиналась сразу с князя Игоря. Он, правда, тоже не то чтобы наш. Подлинное имя — Ingvarr, что означает — тот, кому покровительствует скандинавский бог богатства Ингвио. Ну да ничего. Главное, чтобы все запомнили: «тысячелетней давности предание о «призвании варягов» Рюрика, Синеуса и Трувора «из-за моря»… сдать в архив вместе с преданием об Адаме, Еве и змее-искусителе, Всемирном потопе, Ное и его сыновьях». А все потому, что «в теоретических построениях основоположников марксизма-ленинизма нет и не может быть места норманнам как создателям государства среди «диких» восточнославянских племен». Сейчас, когда национальное чувство обострено уже не так болезненно, как в годы холодной войны, да и марксизм-ленинизм в отличие от норманнской теории сам оказался сдан в архив, борьба за «наше все» нисколько не утихла. Почему?

Тут все просто. Любое, особенно «суверенное» общество желает знать четкий ответ на тот самый проклятый вопрос: «Откуда есть пошла...» В свою очередь любая власть оберегает источник своей легитимности. К примеру, власти советской, по мнению ее отцов-основателей, было достаточно той легитимности, которую предоставил государственный переворот в октябре 1917 года. Впрочем, как выяснилось, холостого залпа «Авроры» хватило ненадолго. Нынешняя российская власть копает куда глубже. Здесь без гипотезы о призвании варягов никак не обойтись. Вот он, исток государственности, — общественный договор 862 года. Одна проблема: получается, что законная российская власть, выражаясь шершавым языком думских законотворцев, оказалась «иностранным агентом». Да еще и с враждебного нам от веку Запада. Отсюда и все двусмысленности нынешнего торжества.

Известно, что Владимир Путин очень интересуется периодом первых лет российской государственности. Он посетил раскопки в Новгороде и Старой Ладоге. Последние проходят под руководством историка и археолога Анатолия Кирпичникова. Мнение Владимира Владимировича о роли Рюрика в истории услышать нам пока не довелось. Возможно, это случится позже — после юбилейных торжеств. Впрочем, многие факты говорят в пользу того, что в Кремле, пусть и нехотя, склоняются к норманнской версии основания России. Во всяком случае «экскурсовод» Путина по археологическому раскопу Кирпичников недавно написал, что в Ладогу в 862 году «прибыл скандинавский, а точнее, как теперь становится все очевиднее, датский выходец — князь Рюрик». Кстати, в 2008 году в этом районе археологами обнаружены предметы эпохи первых Рюриковичей с изображением падающего сокола — их родового герба. Позднее это изображение трансформировалось в легендарный трезубец и сейчас используется в качестве государственного герба Украины. Так что же, точка в многовековом споре поставлена?

Вовсе нет. Летом 2011 года президент Дмитрий Медведев на совещании по вопросу предстоящего празднования 1150-летия России признался в том, что долго колебался, подписывать ли соответствующий указ. Ну неблизка Дмитрию Анатольевичу норманнская теория происхождения российской власти! Но, похоже, проконсультировавшись с историками, он убедился, что иной господствующей научной версии о возникновении российской государственности пока не существует, и подписал указ. Что, однако, не означает конца жарких мировоззренческих споров.

Евразийский ответ

Помимо Новгорода юбилейная лихорадка охватила и древнюю Псковскую землю. В начале сентября там был учрежден так называемый Изборский клуб, на первом заседании которого в числе прочих был министр культуры Владимир Мединский. Клуб по сути занят поиском новой национальной идеи и, судя по составу участников, уже ее нашел — в евразийстве. Сие течение отечественной исторической и философской мысли прямо противоположно западничеству с его призванием варягов на Русь. Историки евразийской школы искали истоки России где угодно, но только не на Западе. Особенно милы им были разного рода «наши» скифы и тюрки. Сейчас теория получила политическую «подкладку» в виде идеи Евразийского союза, предложенной Владимиром Путиным. Именно ее и обсуждали участники «Изборского клуба». С другой стороны, норманнисты пока что в большинстве. Запрос в «Яндексе» по поводу призвания варягов дает миллионы ссылок. Евразийская точка зрения в явном меньшинстве. Опять же есть еще официальная точка зрения, воплощенная в государственных школьных учебниках.

Несмотря ни на что, не очень патриотичная, но весьма правдоподобная норманнская теория, получив положительные письменные заключения Российской академии наук и Российской академии образования, в учебных пособиях превалирует. И хотя ученые все еще спорят о национальности Рюрика (наш он в доску или пришлый с Запада, и если да, то с какого именно Запада), о том, был он призван на княжение местным населением добровольно или кровожадный викинг захватил власть силой, где именно он высадился и велика ли была дружина, — авторы учебников позволить себе терзаться всеми этими смутными сомнениями не могут. Дети должны знать одну правду, отвечать на вопросы четко и не отвлекаться на несущественные детали. И вот как эта истина выглядит сегодня: «В 862 году восточнославянские и финские племена, находившиеся под властью варягов, прекратили платить им дань и прогнали их «за море». Однако очень скоро племена рассорились... и решили послать своих послов «за море» к знакомым варягам со словами: «Земля наша велика и обильна, а наряда (управления) в ней нет. Да пойдите (приходите) княжить и володети нами». Наконец авторы делают вывод: «государство, получившее название Русь... было ускорено внешним фактором — нападением варягов на северо-западные земли». Коротко и ясно!

Пора уже, наверное, не только шестиклассникам, но и всем остальным признать: повезло нам с отцом-основателем. Рюрик с дружиной не стали истреблять чуждые им племена, многие из которых жили, согласно летописям, в лесах «аки звери», а с готовностью восприняли местный язык, дали название своей новой родине и стали правящей элитой. Это невыносимое для чьей-то национальной гордости заключение авторов официальных учебных пособий практически полностью перекликается с выводом величайшего русского историка Ключевского. Василий Осипович был уверен, что автор «Повести временных лет», «привыкший к гражданскому порядку и дороживший благами княжеского управления», перепутал следствия захвата Рюриком территории славянских и финских племен с причиной призвания этого вождя: «скандал княжеской узурпации» был заменен на «политическую проблему народного договора с князем».

Современным властям России, судя по всему, намного милее версия «призыва варягов», изложенная святым Нестором, нежели брутальная теория Василия Ключевского о варяжском завоевании. На прошедшем в июле прошлого года во Владимире совещании Дмитрий Медведев так прямо и сказал: «Изначально Россия формировалась, если хотите, как правовое государство». В общем, максимально, на что готова власть, — так это на признание юридически обязывающего договора с варягом, ибо не отец нам Рюрик, а нелюбимый отчим. И все тут!

Русь изначальная

Сложность понимания «варяжского вопроса» заключается в том, что ключевому вопросу русской истории хронически не везло с политическими кураторами. Слишком часто ученые в зависимости от конъюнктуры меняли свои взгляды. Но что бы там ни говорили наши и не наши ученые мужи, какой бы легендарной фигура Рюрика ни была, историю возникновения Древней Руси невозможно представить без викингов.

Полтора века назад власть это ясно понимала. На открытие памятника «Тысячелетие России» в Новгород в сентябре 1862 года приехали все Романовы. Никого из царствующей династии совершенно не смущал текст летописи, согласно которой «от тех варягов прозвалась русская земля». Смирились. От варягов так от варягов.

Да и как могло быть иначе, если автором этого открытия является преподобный Нестор Летописец, мощи которого почивают в Антониевых пещерах Киево-Печерской лавры. И в наши дни русский православный календарь считает «Повесть временных лет» «главным подвигом жизни» летописца, а самого Нестора «иноком-патриотом». То есть и Церковь не имеет ничего против норманнской теории. Есть, правда, точка зрения, что Нестор был не чужд плагиата. И был он не первым русским историком, а добросовестным компилятором иных источников, в том числе саг, записанных на старошведском языке. Например, ряд исследователей (среди них был и академик Борис Рыбаков) полагают, что Рюриковы братья Синеус и Трувор возникли из-за некорректного перевода германских слов, значения которых Нестор не понимал. Речь шла о том, что Рюрик пришел княжить со «своими родичами» (sine use), ставшими в летописи Синеусом, и верной дружиной (tru war), ставшей Трувором. Некоторые исследователи и вовсе считали невозможным признать Нестора составителем «Повести временных лет». Во всяком случае первая, изначальная редакция летописи, написанная знаменитым монахом, утрачена.

Как бы то ни было, автор антипатриотической теории описал вполне себе заурядное явление для Европы тысячелетней давности. Призвания чужеземцев, а то и откровенные завоевания лежали в основе практически всех державных традиций современной Европы. Кстати, часто пришельцами были все те же варяги. Терроризируемое викингами европейское население даже придумало специальную молитву: A furore normannnorum libera nos, Domine («Избави нас, Господи, от ярости норманнов»). На Востоке тоже не были в восторге от этих разбойников. В 922 году, будучи очевидцем бесчинств, творимых соплеменниками Рюрика, арабский путешественник Ибн Фадлан не пожалел слов для описания их «диких» нравов. Но какие уж есть. Кстати, благодаря сохранившемуся тексту мирного договора Руси с Византией от 912 года мы можем узнать имена людей, которых описал ученый араб. То соглашение от имени «рода русского» подписали граждане, носящие крайне подозрительные с точки зрения любого сотрудника ФМС прозвания: «Карлы, Ингельд, Фарлаф, Вермуд, Гуд, Руалд, Карн, Фрелав, Рюар, Актеву, Труан, Лидулфост, Стемид». Такие вот «гастарбайтеры» у колыбели русского народа.

Но стоит ли нашим политикам сегодня эмоционально относиться к истокам русской государственности? Озабоченность национальностью пращуров выглядит пещерно на фоне абсолютной безмятежности европейских политиков в отношении аналогичных событий из собственной истории. Например, согласно средневековому преданию, первыми (после римских цезарей) правителями на Британских островах стали приплывшие туда три «немецких» брата — Вихтгизель, Хенигст и Горза. Нашим пращурам еще повезло, потому что англосаксонские колонизаторы местное население — бриттов — истребляли почем зря. Старый кельтский язык на Британских островах сегодня почти полностью забыт. Считается, что представитель северо-восточной группы германских племен Эгберт Великий из династии Уэссексов был первым королем Англии. Но Елизавете II сегодня вряд ли придет в голову сокрушаться по этому поводу. Тем более что правящая ныне на туманном Альбионе династия Виндзоров до 1917 года носила фамилию Саксен-Кобурги и по происхождению ничем не отличается от древних саксов.

Точно так же латиноязычные французы не переживают от того, что название их страны и народа дано германскими завоевателями — франками. В Болгарии никто не падает в обморок, когда узнает, что основателем первого болгарского государства в VII веке был не светловолосый «братушка», а черноволосый хан Аспарух из тюркской династии Дуло.

Наконец для самых упертых евразийцев можем процитировать такого авторитета, как первый русский самодержец Иван IV по прозвищу Грозный. Советские историки очень не любили об этом вспоминать, но историю не перепишешь: православный государь считал себя частью Запада. В июне 1570 года во время переговоров с братом датского короля герцогом Магнусом царь и великий князь всея Руси заявил: «Сам я германского происхождения и саксонской крови», что, кстати, полностью соответствует действительности: в числе его предков принцесса Гита, первая жена Владимира Мономаха. Ну никуда от этих саксов с варягами нам не деться!

Кстати, при Иване Васильевиче, несмотря на Ливонскую войну с Западом, в русской элите было модно считаться иностранцами. Многие дворяне иногда сочиняли совершенно невероятные истории про свои иноземные корни. В итоге высшая русская знать стала делиться на три ветви — на варягов Рюриковичей, литовцев Гедеминовичей и представителей знатных татарских родов. Впоследствии к ним еще добавились грузинские, польские и германские аристократы. Это уже не говоря о совершенно онемечившихся Романовых. Последней русской по крови на престоле Российской империи была государыня Анна Иоанновна. И ничего, с патриотизмом особых проблем не возникало.

itogi.ru

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: