Русский миллиардер, который считает воспитание детей делом всей жизни, сам усыновил 19 детей

В категориях: Движение все – но цель еще лучше


Эксклюзивное интервью миллиардера Романа Авдеева, данное президенту Медиа-группы "Живая вера" Сергею Кирееву для Общероссийской газеты "Живая вера".

 

Роман Авдеев личность в России известная. Владелец Московского кредитного банка, чье состояние в этом году превысило 1.3 миллиарда долларов, сегодня частый гость на страницах печатных и сетевых изданий. Если кого-то интересуют комментарии мудрого человека о политике и общественной жизни в стране, мы решили поговорить с Романом о детях. Тем более, что воспитание детей он считает делом всей жизни.

Биография Романа Авдеева:

После десятого класса поступил в Московский энергетический институт на кафедру автоматизированных систем управления тепловыми процессами теплоэнергетического факультета. После окончания второго курса был призван в армию.

В 1994 году закончил Московский международный университет бизнеса и информационных технологий; в 1996 году Липецкий государственный технический университет по специальности «Промышленное и гражданское строительство».

В апреле 2011 года журнал Forbes оценивал состояние Р. Авдеева в $950 млн и по этому показателю ставил его на 102 место в списке самых богатых бизнесменов России. По итогам 2012 г. Авдеев занимает уже 69 место с капиталом $1,3 млрд. Предпочитает активный отдых.

Занимается бегом, греблей, велосипедом, лыжами. В 2009 году вместе с полярником Михаилом Малаховым совершил восхождение на пик Вильсона — самую высокую точку в Антарктиде. Увлекается философией; убежденный вегетарианец. У Романа Авдеева 23 ребенка, родных и приемных.

Желание брать детей в семью возникло после осознания бесполезности точечной финансовой помощи детским домам. Все дети с раннего возраста учат русский и английский языки. Воспитание детей Роман Авдеев определяет как главное дело жизни.

В семье Авдеевых не принято делить детей на кровных и приёмных. Вообще о том, что среди детей есть усыновлённые, можно догадаться лишь по косвенным признакам — например, слишком маленькой разнице в возрасте между братьями и сёстрами. Мы решили попросили главу семейства рассказать о своей семье и поделиться секретами хорошего воспитания.

- Роман, вы были единственным ребенком в семье. Почему сегодня ваша семья большая?

- Честно говоря, я здесь не вижу прямой связи. Мы с родителями и бабушкой долгое время жили в коммунальной квартире, где занимали одну 16-метровую комнату. Поэтому, конечно, у родителей заводить большую семью не было возможности. Но это уже другая тема.

В целом же, мне представляется, что тот факт, что я был единственным ребенком в семье, еще ни о чем не говорит. Моя собственная семья – этой мой сознательный выбор и моя жизнь. И в ней я ничего особенного не вижу и никого не призываю идти моим путем. Я не говорю о том, что это хорошо или плохо – жизнь вообще редко когда укладывается в такие узкие рамки.

И уж точно это не значит, что все должны бросаться усыновлять. Иногда я встречаю людей, которые с придыханием восклицают: «Ох, какой вы молодец!» (Еще хуже, когда уверяют, что мне это «зачтется Богом»). Ну, это уже какая-то фигня. Молодец, не молодец – причем здесь это?

- Как вы решились усыновить детей? Как отнеслась к такому решению супруга?

- Да, моя супруга всегда поддерживала мое решение об усыновлении детей. Детям, прежде всего, нужна мать. И если бы меня супруга не поддерживала, то все мои действия были бы абсолютно бессмысленными. Потому что, что бы ни говорили про материальные условия, но «рай во дворце» мать никогда не заменит. Я полностью признаю, что основа семьи – это мать.

- Вы успешный и занятой человек. Дети не мешают карьере? Хватает ли на них времени?

- Я так вопрос не ставлю. Конечно, в жизни детей бывают разные периоды, у них возникают разные вопросы и приходится искать на них ответы, но такого, что я где-то разрываюсь или дети тормозят мой бизнес, – такого нет. Вопрос в такой плоскости я сам себе не ставлю, и поэтому он у меня не возникает.

- Ваши принципы в воспитании?

- Моя задача как родителя крайне простая: сделать так, чтобы все дети выросли с пониманием того, что такое хорошо, а что такое плохо, и не обязательно, чтобы они при этом разделяли мою позицию, потому что я могу ошибаться.

Добиваясь чего-то от детей, я не аргументирую свое требование тем, что я обязательно прав. Все проще: делай, как я сказал, потому что я так решил. Девочкам я объясняю, что им придется меня слушаться, потому что я их отец, а вот будешь сама себя обеспечивать, будешь и делать что захочешь. А мальчикам придется меня слушаться, потому что я пока физически сильнее, объясняю я своим сыновьям. Вот как только ликвидируете два эти преимущества, будете жить самостоятельно. Но я никогда не навязываю детям свою правоту, потому что ценю их собственное мнение.

- Вопрос практический, с какого возраста стоит давать детям карманные деньги и сколько? Как это происходит у вас?

- Я не чувствую себя в этом вопросе экспертом, но могу поделиться своим опытом. Я детям начинаю давать карманные деньги, когда им есть на что их тратить. Старшие ходят в школу, там есть буфет, поэтому детям нужны деньги. В расчете на год, это где-то 100 рублей в неделю. Они, конечно, покупают всякое барахло. Мы над этим работаем, пытаемся как-то повлиять на их вкусы, но у них остается свобода выбора и, самое главное, они не чувствуют себя какими-то ущемленными. Они не бегают и ничего не клянчат. Мы дома ни чипсы, ни жвачку, ни кока-колу не покупаем, потому считаем их не нужными, но дети, естественно, могут себе это позволить. Мы же не можем их изъять из массовой культуры.

Но они наши аргументы по ограничению карманных денег тоже воспринимают, и это не является для них какой-то запретной темой.

- Как распределяются обязанности в большой семье?

- У каждого ребенка есть свои обязанности исходя из возраста. Их основная направленность – самообслуживание, если мы говорим о рутинных обязанностях. Ну а если говорить о главном, то, как у меня есть обязанность каждый день ходить на работу и зарабатывать деньги, то у них такая же обязанность хорошо учиться. И мне кажется, мои дети это понимают.

Если говорить о жене, то с ней мы обязанности по дому никак не делим. Как–то это у нас само собой и гармонично получается. Я и не помню, чтобы мы когда-нибудь обсуждали тему, кто, что должен делать.

При этом, конечно, я слабо представляю себя в роли няньки, которая сидит дома и занимается в первую очередь воспитанием. В основном я занимаюсь какими-то концептуальными вопросами: провожу серьезные разговоры, когда детям требуется мужское влияние. Вот говорят: с ребенком нужно проводить много времени, купать его и т.д. На мой взгляд, с ребенком нужно проводить время тогда, когда это ему нужно. А просто количеством часов отцовскую заботу не измерить.

- Есть ли какие-то духовные традиции в вашем доме?

- Не люблю говорить пафосно. Я считаю, что у нас в семье есть любовь и это является нашей главной духовной традицией.

- Какие складываются отношения между своими и приемными детьми? Возникают ли конфликты?

- Для меня все дети свои. Отношения складываются по-разному. Когда они были помладше, периодически дубасили друг друга. Но я не чувствую в этом какого-то озлобления – они еще просто не умеют решать свои маленькие конфликты другими методами. Каких-то серьезных конфликтов у нас, слава Богу, не было. Но какие-то проблемы, какие-то отношения постоянно возникают – у нас вполне нормальная и живая семья. Важно, что у нас нет тем, закрытых для обсуждения.

- Сегодня часто слышишь: «Какие 3 ребенка? Зачем я буду усыновлять? Своих бы прокормить!» Насколько важна экономическая составляющая для многодетной или приемной семьи?

- Безусловно, детям нужно где-то жить, что-то есть. Поэтому когда я слышу вопрос о потребностях, то сразу в голову приходит Пирамида Маслоу, и она действительно работает. То есть если мы говорим, что дети должны обеспечивать свои элементарные потребности и быть современными людьми, то это очень важно. И здесь материальная составляющая является очень важной. А если мы уже говорим о чем-то большем, то на передний план выходит воспитательный процесс и духовная составляющая.

Понятно, что если нет денег на то, чтобы дети хорошо питались, то это вообще никуда не годится.

- На ваш взгляд, может ли детский дом заменить семью?

- На мой взгляд, безусловно, поддерживать нужно приемные семьи. Но здесь не должна вестись речь только о материальной помощи. Самое главное - это культура, чтобы у нас вообще не было детских домов, чтобы не возникала мысль, что от ребенка можно отказаться.

Поэтому нужно поддерживать приемные семьи, да и вообще всячески поддерживать институт семьи. Но все-таки я настаиваю на том, что большая часть этой поддержки должна лежать вне материальной сферы.

Если говорить о детских домах, то я их видел немало и считаю, что сегодня ни один детский дом не является полноценным. И детских домов в России быть не должно. Я много раз повторял, но еще раз скажу: о здоровье нации свидетельствует отсутствие детских домов.

- Сегодня в России стали говорить об усыновлении. Возможно ли такое, что придет время, когда усыновление станет культурой и мы увидим Россию без сирот?

- «Верю - не верю» - это какие-то личные эмоции. Но я на это надеюсь.

 

Беседовал Сергей Киреев,

 

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: