Церковь, её основание и процветание

В категориях: Общество, Церковь и власть

Боб Джоунс

Симон же Петр, отвечая сказал: Ты Христос, Сын Бога Живого. Тогда Иисус сказал ему в ответ: блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, сущий на небесах. И Я говорю тебе: ты — Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют её. (Мф. 16:16-18)

Осмотревшись вокруг, мы увидим много очевидных доказательств того, что где-то есть божественный, верховный и вечный Бог. Если вы посмотрите в микроскоп, вы уловите проблески мира, который невидим вооруженным глазом и населенный неисчисляемыми сонмами крошечных творений. Затем вы оглянитесь вокруг себя и уловите отблески струящихся потоков и мчащихся волн, горных пиков и холмистых равнин, цветущих растений и густых лесов. Затем вы обратите телескоп к небесам, и в видениях и мечтах вы несетесь к десяткам тысяч иных миров; и в речах громких и долгих вы вынуждены воскликнуть: "Должен быть Бог!" Кто-то сказал: "Бог пребывает везде. Его тайна в каждой почке, цветке, листке и дереве. Землетрясение — это всего лишь поступь Его могущественной ноги, циклон — дуновение Его ноздрей. Он обитает в темном шатре каждой грозовой тучи. Молния — это мощная вспышка Его взгляда и гром — Его величественный голос".

У каждого члена этого собрания сложилось какое-то видение Бога. Я полагаю, Он открывает Себя каждому человеку согласно способности этого человека понимать и возможности воспринимать Бога. Он открывает Себя язычнику согласно способности язычника понять Его. Человек должен поклоняться чему-то. Что-то говорит ему: "За моим существованием, за этой вселенной должен быть Бог". Он открывает Себя в творении человека. Кто-то сказал: "Человек - менуэт на лоне безбрежности". Это может быть правдой, но в жизни человека встречается смертное и бессмертное. Я признаю, что чем больше я узнаю о человеке, тем больше я узнаю о Боге. Я никогда не видел просто младенца, прильнувшего к груди своей матери - в этом я имел некое видение Всемогущего. Я никогда не видел сгорбленного старика с морщинистым лицом, седыми волосами и нетвердой походкой, не уловив в этом какое-то видение Бога. На мраморной стене одного дома был высечен бюст одного поэта - Данте. С годами дом опустел и о бюсте забыли; но однажды какой-то человек пришел, чтобы отыскать его. Он убрал какой-то хлам, пыль и грязь со стены, и под этим мусором он нашел бюст великого поэта, который он искал. Как только мы сможем очистить черную поверхность человеческой жизни, под ней мы найдем затерявшийся, иногда затемненный и затуманенный грехом образ Сына Божия.

Бог открывает Себя в Своей Книге. Как могло получиться, что пророки древности уничтожили смутную путаницу будущего и читали его так, как будто оно было написанной книгой? Они пророчествовали падение городов — и они пали, пришествие Христа — и Он пришел. Никто не может читать книгу, не имея при этом какого-то видения лика Всемогущего Отца. Оно освещает каждую страницу, и слава небесная сияет сквозь каждое предложение. Однако величайшее видение Бога, которое может иметь человек, это видение, которое было у Петра, когда он сказал: "Ты Христос, Сын Бога Живого. Тогда Иисус сказал ему в ответ: блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, сущий на небесах". Видение, о котором я говорю, это то, которое приходит к вам и ко мне в (закрытом) кабинете; когда я обращаюсь к Богу, и Бог обращается ко мне; когда я называю Его Отцом, и Он зовет меня Своим чадом.

Вы можете быть учеными и у жизни к вам может быть не так много тайн, и не так много проблем. Вы, возможно, раскрыли большинство из этих тайн и разрешили большинство из этих проблем. Вы, может, быть, увидели Бога в цветке, услышали Его голос в грозовой туче и увидели Его славу в вечерней заре, но есть видение Бога, которое превосходит все это. Он может коснуться вашего сердца. Вы можете быть неграмотным. Жизнь может быть для вас опутана сетями тайн и затуманена проблемами. Вы могли никогда не быть в школе; вы могли быть неспособными много думать, но Бог может открыть и откроет Себя вам.

Когда я отдал свое сердце Богу в возрасте одиннадцати лет, я знал одного старика, которого называли неверующим. Он, бывало, показывал, как Библия и наука противоречат друг другу. Он досаждал всем местным христианам, и, так или иначе, я опасался слушать его разговоры. Там жила одна старая женщина, которую все любили, ее признавали христианкой. Помню, однажды утром я пришел к ней и обнаружил там этого неверующего, он сидел в одном углу, а она в другом. Он начал обсуждать религию и вырывал листки из Библии. Помню я почувствовал, будто вот-вот упадет последняя опора. Эта старая женщина со странным светом в глазах и с седыми волосами, обрамлявшими ее лицо, подобно локонам славы, сказала: "Я не знаю о чем вы говорите; я знаю, что я совсем не училась, я даже не умею читать, но 60 лет назад Бог обратился ко мне, и я обратилась к Нему, и все эти годы я общалась с Ним. Вам нет нужды говорить мне, что Бога нет, потому что я знаю Его, и Он — мой лучший друг". Что необходимо сегодня каждому из нас, так это знать Бога лично. Вот причина, почему люди увлекаются другими вещами; они не знают Бога. Признаюсь вам, что единственное, что до сих пор поддерживало меня среди житейских бурь, это переживание, которое вошло в мое сердце, когда, будучи деревенским мальчиком, я отдал свою жизнь Ему.

Когда я еще был маленьким мальчиком, я, бывало, вбегал в дом и взбирался на колени своего отца, обвивая своими руками его шею, клал голову ему на грудь. Я не всегда понимал его. Иногда его взгляд был отсутствующим, иногда его занятия были очень таинственны, но я знал, что он — мой отец, и я — его дитя. Я знал, что он любит меня и я люблю его, и это я узнал раньше, чем узнал все то, что знал он. Мы не можем всегда понимать Бога. Однажды в доме появится младенец, но через малое время вы уже увидите на оконных стеклах отпечатки детских пальчиков, сломанный стульчик тут и маленький башмачок там, а малыша уже нет. Иногда, когда мы меньше всего этого ожидаем, мама заболевает и умирает, и в доме остается пустое место, которое никогда не заполниться. Мы не можем всегда понимать Его, но мы знаем Его, как нашего Отца и признаем то, что мы - Его дети. Это лучше, чем понимать Его пути. Когда Петр произнес это исповедание: "Ты - Христос, Сын Бога Живого", Иисус сказал: "Да, и ты Петр, и на этом камне я создам церковь Свою; и врата ада не одолеют ее".

Существуют различные мнения об основании Церкви. Кто-то доказывает, что она была основана прямо на Петре. Мы не верим этому, что среди всех людей Бог должен был выбрать Петра, одного человека, и на этом одном человеческом существе установить Свою вечную и нерушимую церковь. Кто-то говорит, что она была основана на вере Петра. Вера Петра вела его к его видению Христа, и, если вы когда-либо узнаете Его, вы тоже должны будете узнать Его верою. Кто-то говорит, что она была основана на исповедании Петра. Его исповедание было вспышкой видения, которое было у него; если вы узнаете Христа, вы также признаете Его. Я никогда особо не доверял притязаниям на христианскую жизнь человека, который не был готов сказать миру, что он с Господом. Некоторые из комментаторов говорят, что употребляя выражение "на сем камне", Христос, вероятно, указывал на Себя, или подразумевал эту истину: "Я Сын Божий", и на этой истине должна была строиться Его церковь. Каким бы ни было основание церкви Божией, для моего разума очевидно только одно: что от людей, которые знают Христа так, как знал его Петр, зависит конечный триумф Царства Божьего на земле. Мне все равно в каком церковном журнале записано ваше имя. Вы можете быть выдающимся в церковных кругах и можете молиться публично, но если вы не узнаете Иисуса Христа, как вашего личного Спасителя, ваше вероисповедание подобно "звуку трубы и звону цимбал". Я думаю, что есть великая гряда камней, которая протягивается через годы, состоящая из мужчин и женщин, которые знают Бога, и на них Христос возлагает продолжение Своей работы в мире. В этой структуре могут быть и маленькие и большие камни, но каждый занимает важное место.

Иногда мы думаем, что наши жизни бесполезны, но я хочу сказать вам, что никакая жизнь в общении с Христом не бесполезна и не бесплодна. Дело в том, что все великое в этом мире зависти от самого незначительного. Я думал об апостоле Павле и о его великой и славной жизни, о чудесном миссионерском духе, который он передавал миру; но я никогда не думаю о нем, не возвращаясь в тот город, где его положили в корзину и какие-то неизвестные друзья спустили его по стене, чтобы он мог скрыться. Его жизнь зависела от той корзины и той веревки и тех рук, которые спустили его. Когда я попаду на небеса и встречу апостола Павла, я хочу сказать ему: "Павел, где те люди, которые спустили тебя вниз через окно? Мы не знаем их имен, но они должны были быть христианами и любить твое дело и твоего Христа; и если это не было для них важно, ты бы никогда не благословил мир, как ты это сделал". Я ожидаю увидеть их венцы, сверкающие также ярко, как венцы великого апостола. В качестве иллюстрации, для основания Методистской церкви потребовалось две секунды. Однажды выдающийся человек Эпуорте оказался в огне; все спаслись, кроме Джона Весли. Приняли меры, чтобы он прыгнул в окно, и через две секунды после его спасения дом обрушился. Вечность может быть завоевана или потеряна в одно мгновение. Вечная судьба может зависеть от мира. Мне все равно, насколько мрачное может быть ваше положение. Вы можете жить незаметным и неизвестным, но, если вы знаете Бога, ваша жизнь не может быть бесплодной.

Помню, я был в городе, где прогрессировало возрождение, и Бог посылал большое благословение на его жителей. Сотни приходили к Нему. Однажды, когда я шел по улице с пастором одной из церквей, он сказал мне: "Давайте остановимся и зайдем здесь к хорошей женщине". Она была инвалидом. Я вошел в комнату, и она сказала: "Я лежала здесь месяцы и молила Бога послать большое возрождение на это место". Я подумал: У меня здесь хорошее положение за эту работу среди людей, но на судилище, когда все становится на свое место, слава этой встречи может быть отдана той бедной женщине, которая служила Богу в молитве. Когда я пойду на небеса, а я обязательно там когда-то буду, и встречу свою маму и какую-то искупленную душу, которую я привел ко Христу, и эта душа скажет мне: "Вы обратили меня к Богу", я возьму ее руку и вложу в руку моей мамы и скажу: "Мама, ты привела меня ко Христу в нашем деревенском домике. Ты не могла проповедовать, но Бог призвал меня к пастырству и в конечном итоге это плод твоей жизни". Не говорите мне о бесплодной жизни и несостоятельности в этом мире. Это невозможно, если вы действительно знаете Бога и живете в ежедневном контакте с Бесконечным.

Меня не удивляет то, что Христос пообещал, что "врата ада не одолеют" его церковь, потому что люди, которые знают Его, всегда будут трудиться, чтобы принести Его царство в каждую жизнь. Я знаю, что в мире есть еще свои пессимисты. Еще Цицерон две тысячи лет назад говорил о "старых добрых временах"; и сегодня вы встретите людей, говорящих о "старых добрых временах" когда церковь была победоносной, благовестие имело силу, и христиане присоединялись к церкви. Полагаю, когда Моисей умер на горе Нево, дети Израиля, сказали: "Что мы теперь будем делать. Нас некому вести, и мы можем надеяться только на провал". Бог знал, что делать. Он возвел Иисуса Навина, и волна спасения покатилась дальше. Когда умер Иисус Навин, они опять сказали с беспокойством: "Теперь мы потерпели неудачу. Наш великий лидер умер. Некому занять его место. Что нам делать?" Бог знал, что делать. Он возвел судей и волна спасения понеслась дальше.

Я часто думал об Илии и Елисее, когда они переходили поток. Полагаю, Елисей сказал: "Илия я не знаю, что мы будем делать, когда ты уйдешь. Ты столь долгое время возглавлял школу пророков. Мы надеялись на тебя, как на нашего лидера, и ты был благословением нашей земли. О, когда Бог призовет тебя на небеса, некому будет занять твое место". Но через несколько мгновений стремительно спустилась огненная колесница, и Илия, войдя в нее, был взят на небо. Мантия Илии упала на Елисея, и волна спасения понеслась дальше. Когда Христос был распят, умер и погребен, ученики были подавлены. Они почувствовали, как поблекли их мечты; их надежды были разбиты, и, несомненно, они говорили: "Наше Царство потеряно. Он умер. Это конец". Но прошло три дня, камень был отодвинут, Иисус, одержавший победу над смертью, адом и могилой, воскрес, и волна спасения понеслась дальше. Я размышляю о том, как Он увел Своих учеников и сказал: "Я скоро покину вас. Вы можете идти в Иерусалим и ждать, и Я пошлю вам Другого Учителя, Который пребудет с вами всегда". Я бы удивился, если бы они не были обескуражены. Но они ждали и молились, и "при наступлении дня Пятидесятницы был шум, как бы от несущегося сильного ветра, который наполнил дом, где они находились". Обещание Отца было исполнено: три тысячи душ были обращены, и волна спасения понеслась дальше. Вы спрашиваете, что мы будем делать, когда старые люди умрут, когда правоверные в Израиле падут от отчуждения? Вы, мужчины и женщины, которые несли гнев и бремя дня, когда вы умрете, нам будет недоставать вас, но мы будем читать Божественное обещание сквозь слезы. Вы можете умереть, но Бог воздаст вашим детям, и волна спасения все еще будет нестись дальше.

Наша битва — чудесная битва. Царства этой земли станут Царством Бога и Его Христа. Я верю, что это лучший день в истории мира и что завтра будет лучше, чем сегодня. Вам трудно смотреть мирскую газету, не читая отчета о великом религиозном пробуждении. Это день особого посещения Бога. Я верю, Он придет в этот город. Думаю, я слышу в дали громыхание колес Его колесницы, и в скором будущем мы станем свидетелями величественной поступи Бесконечного и будем видеть Его неисчислимую славу. Приди Всемогущий, приди!

baptist.org.ua

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: