Государственная тайна №1 – Путину нельзя болеть

В категориях: Общество, Церковь и власть


Больная спина Владимира Путина на минувшей неделе стала одной из главных тем для обсуждения как в официальных СМИ, так и в блогосфере. Еще на сентябрьском саммите АТЭС во Владивостоке было замечено, что глава государства хромал. Не осталось без внимания и то, что в последнее время он редко покидает свою резиденцию, отложил ряд запланированных зарубежных поездок и традиционный телемарафон. Пресс-служба президента категорически отрицает слухи о пошатнувшемся здоровье главы государства. Официальная версия – президент потянул мышцу. "Обычная спортивная травма" – максимум, что готов признать пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков. Такая версия лучше всего соответствует имиджу президента – молодого и спортивного лидера, мачо и "альфа-самца".

Странности в поведении Путина его подчиненные готовы объяснять самыми экзотическими причинами – вплоть до стремления "лишний раз москвичей-автолюбителей дополнительно не беспокоить". Чем угодно, лишь бы не признавать простой факт: глава государства разменял седьмой десяток. То есть вступил в возраст, когда проблемы со здоровьем практически неизбежны – особенно при тех нагрузках, которые ему приходится нести по роду деятельности. Тот факт, что широкой публике о них ничего не известно, никак не может служить доказательством обратного. Скорее, он заставляет задуматься: почему здоровье президента становится настолько важным фактором российской политики?

Упорное игнорирование очевидных вещей трудно списать на одну только заботу об имидже главы государства, хотя хорошая физическая форма Путина, бесспорно, помогла ему в свое время завоевать популярность в массах. Особенно выигрышно он смотрелся на фоне тогда уже совсем больного Бориса Ельцина.

Тут кстати можно вспомнить, что окружение Ельцина в свое время тоже пыталось отрицать наличие проблем со здоровьем у первого президента России. Фраза "президент работает с документами" (так пресс-служба Кремля объясняла отсутствие Ельцина в Кремле во время болезни ) вошла в изданный в 2003 г. словарь современного жаргона российских политиков и журналистов как "символ неустойчивости высшей власти России".

Впрочем, традиция засекречивать данные о здоровье первых лиц государства родилась не в новейшей России – она уходит корнями глубоко в советское прошлое. В условиях авторитарного режима вопрос здоровья вождя приобретает первостепенный характер, поскольку именно вождь – гарант стабильности всей политической системы. Любое сомнение в его дееспособности ведет к обострению борьбы между правящими кланами и расшатывает сам фундамент власти. В отсутствие отлаженного механизма легитимной передачи этой самой власти даже кратковременная потеря контроля может вызвать кризис. Именно поэтому смерть Сталина в 1953 г. оказалась полнейшей неожиданностью для большинства граждан, ввергнув их в состояние шока. Именно поэтому в годы холодной войны западным дипломатам и аналитикам приходилось гадать о состоянии здоровья советских политических лидеров, изучая их фотографии и даже рассказы людей, их лицезревших (а наши аналитики, если верить воспоминаниям академика Чазова, с тем же пристрастием изучали китайских вождей).

Тот факт, что в Кремле и по сей день сохранилось столь трепетное отношение к здоровью лидера, красноречиво свидетельствует: не изменилась и подлинная суть власти. Впрочем, сохранилось оно не только в Кремле: достаточно вспомнить, какой интригой сопровождалась летом минувшего года госпитализация бессменного лидера КПРФ Геннадия Зюганова. Ходили упорные слухи о том, что вышедший из тяжелой избирательной кампании руководитель ЦК КПРФ испытывает серьезные проблемы с сердцем (очень похоже: во время первого появления на публике после болезни Зюганов был очевидно слаб и даже не стал читать доклад). Но коммунисты стояли насмерть: просто воспалилось колено.

Для сравнения: в США кандидат в президенты представляет общественности не только декларацию о доходах и имущественном положении, но и справку о состоянии здоровья. Избранный президент ежегодно проходит медицинское обследование, результаты которого официально объявляются. Также достоянием общественности становятся случайные эксцессы – вроде соленого кренделька, вызвавшего обморок у 43-го президента США Джорджа Буша. Еще он регулярно падал с велосипеда, а однажды чуть не уронил скутер. И это также не скрывалось. Примечательно, что законов, которые регламентировали бы подобный протокол, в США не существует: это нечто само собой разумеющееся.

utro.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: