В России нет оснований ждать какую-то революцию

В категориях: Общество, Церковь и власть


Сергей Давидис, член совета правозащитного центра «Мемориал», член оргкомитета партии «Солидарность»

 

Изменились ожидания от себя и представление о способах решения проблем. Формальное изменение в политической системе, которое произошло благодаря митингам, я не стал бы сбрасывать со счетов. Сама потенциальная возможность преодоления существующей ситуации является существенным результатом, хотя и небольшим.

Был ли у власти другой вариант поведения, сказать сложно, но возможности хорошей игры с ее стороны не видно. Власть сделала ставку на ультраконсервативную часть протеста, а не на людей с неоформившимися политическими взглядами, а это стратегически неверно.

Протест стал неким культурным трендом, в первую очередь в Москве и среди продвинутого меньшинства больших городов. Исторический опыт показывает, что, овладев этим культурным меньшинством, тренд волей-неволей распространяется дальше, в другие слои населения.

Те, кто поддерживает протест – Быков, Лазарева, Шац, – вдохновляют. Те же, кто выступает за существующий порядок, вряд ли могут кого-то вдохновить: культурной альтернативы просто нет. В этом смысле вывод о том, что 3–4 процента революцию не делают, неверный. Речь ведь идет не о том, что они в таком составе сами будут что-то делать, а об их влиянии на массы и возможности вовлечь новых людей.

Как только будет толчок, связанный с общими интересами людей, есть основания ожидать, что группы разных интересов сольются. Пример «кухонной» социологии из жизни: мой армейский сослуживец с большим скептицизмом смотрел на протестные митинги, а тут осенью вдруг говорит мне: да, я согласен. И знаете, почему? Он узнал, что специальные полосы на дорогах, которые ввел Собянин, отменили и закрашивают обратно. На каждого москвича из бюджета на это было потрачено 30 рублей. «Это мои 30 рублей!» – так сослуживец присоединился в протесту. Он чувствовал, конечно, общую неудовлетворенность сложившейся ситуацией, но ему нужен был повод. И повод в конце концов нашелся – пусть достаточно случайный, но он связан с его личным интересом.

Вещь небывалая – то, что протесту удалось объединить совершенно разные политические силы. В предыдущие федеральные выборы такого развития гражданского общества просто не было, а к этим выборам оно уже было подготовлено ростом гражданской активности. Выборы стали переломным моментом, потому что любые иного рода поводы являются более частными, а значит, менее объединяющими.

Нового насильственного этапа ожидать, по-моему, не надо. Сегодня проводятся очень точечные репрессии против конкретных людей, даже не против каких-то лидеров. Люди понимают: власть добром не уйдет. И в то же время сами они участвовать в этом не готовы, поэтому нет оснований ждать какую-то революцию.

 

slon.ru


 

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: