Астероиды царя Соломона: прогнозы колониального освоения ближнего космоса

В категориях: Интересное рядом


Николай Дзись-Войнаровский

        

Инвесткомпания Ильи Голубовича вложила деньги в американское предприятие по добыче драгоценных металлов на астероидах. Владелец «Техносилы» Михаил Кокорич уходит из ритейла, чтобы развивать собственный аэрокосмический холдинг. А Сергей Костенко – глава российского отделения Space Adventures, продающей туры на МКС, – основал компанию, которая построит отель в космосе. Это новости последних полутора лет.

По другую сторону Атлантики титаны Кремниевой долины бросают ИТ ради космических стартапов. Основатель PayPal Элон Маск успешно строит частные ракеты, а его корабль Dragon в мае побывал на МКС. Через несколько лет ожидается полет Dragon'а с человеком на борту. Создатель видеоигр Doom и Quake Джон Кармак уже тестирует гоночный ракетоплан в собственной фирме Armadillo Aerospace. В этом же ряду:

Пол Аллен – экс-Microsoft, инвестировал в создание туристического челнока SpaceShipOne, а затем продал разработки компании Virgin Galactic Ричарда Бренсона;

Джефф Безос – Amazon.com и ракеты для туристов Blue Origin;

Дэйв Мастен – экс Novell Netware, сейчас – Masten Space Systems;

Ричард Гэрриот – создатель Ultima Online и член совета директоров Space Adventures;

Эрик Шмидт и Ларри Пейдж из Google и Чарльз Симони из Microsoft – первые люди, вложившие деньги в Planetary Resources (то самое предприятие по добыче драгметаллов на астероидах).

В частном секторе космоса бурлит жизнь, но в государственной космонавтике драйв пропал. В России уже привыкли к регулярным авариям при пусках ракет и нескончаемой саге «Глонасса», а про эпический провал межпланетной миссии «Фобос-Грунт» даже не хочется вспоминать. В США возвращение американцев на Луну, пафосно объявленное президентом Бушем, закрыто Бараком Обамой из-за почти полного отсутствия результатов, несмотря на перерасход финансов. Новый курс Америки – на частную космонавтику.

У Японии, Индии и ЕС неплохие космические программы, но главного – собственного пилотируемого корабля – у них еще нет. Китай же пока повторяет достижения СССР и США 60–70-х годов. Как и в других сферах, Поднебесная копирует конкурентов (например, корабль «Шэньчжоу» повторяет советские «Союзы») и демпингует на рынке пусковых услуг. Успехи Пекина впечатляют, но это только пока новые космические фирмы из Штатов не вышли на рынок с дешевыми и многоразовыми ракетами и кораблями (например, ракеты SpaceX с возвращаемыми ступенями или системы запуска спутников с самолетов-носителей – LauncherOne и Stratolaunch). Затем китайская космонавтика пойдет по тому же пути, по которому пошел китайский автопром, – от копирования устаревших моделей к переманиванию специалистов и даже покупке западных концернов целиком.

Драйв в государственной космонавтике пропадает потому, что пропагандистские задачи она давно выполнила, для коммерческой деятельности не приспособлена, а на чистую науку ей много денег не дают.

Общество, которое платит налоги Роскосмосу и NASA, просто не понимает, зачем давать еще больше. Допустим, что каждый гражданин США и РФ в течение десяти лет откажется всего лишь от одной бутылки пива в месяц. На сэкономленные средства вполне реально лет через десять отправить пару землян на Марс. Но зачем? Искать жизнь? Марсоходы годами ищут жизнь на Красной планете, но ничего не нашли и, видимо, уже не найдут. Построить там базу? С тем же успехом можно построить жилой дом на дне Тихого океана – дорого, холодно и скучно. Пиво, ей-ей, лучше!

Может быть, человечеству стоит отказаться не только от пива, но и вообще от всего ради большой мечты? Будем жить впроголодь и работать только на действительно большую цель – на полет к звездам. Ведь мы смотрели «Звездные войны» с «Аватаром» и знаем, что на планетах у далеких звезд есть и красивейшие леса, и фигуристые инопланетянки, и залежи анобтаниума. Проблема, однако, в том, что гиперпространственных двигателей, на которых «Тысячелетний сокол» мгновенно пронзает пространство, у нас нет и не предвидется. До ближайшей планетной системы в эпсилон Эридана свет летит почти 11 лет, а самый быстрый на сегодняшний день космический аппарат землян «Вояджер-1» летит в 18 000 раз медленнее света. Если даже допустить, что мы сможем построить корабль на антивеществе, который сгоняет к центру Галактики и обратно на скоростях, близких к световым, то топлива понадобится столько, что на старте он будет тяжелее Луны. И хотя для астронавтов путешествие продлится лет сорок, то на Земле – 100 000 лет (вспоминаем теорию относительности). Кстати, для производства 1 г антивещества при текущем уровне развития цивилизации нужно 100 млрд лет. Если вместо центра Галактики ограничиться ближайшими звездами, а вместо антивещества использовать менее эффективный термоядерный двигатель, то принципиально ничего не изменится. По оптимистическим оценкам, путешествие займет десятки лет (по земному времени), а корабль будет представлять собой десятикилометровое сооружение. На сегодняшний день самое большое творение человека в космосе – это Международная космическая станция длиной 73 м.

В общем, реальные межзвездные путешествия сильно отличаются от молниеносных полетов стильных джедаев в крохотных футуристических капсулах. По сути, это означает, что человечество на многие века замкнуто в Солнечной системе – пока не изобретет телепортацию или не научится строить корабли из антивещества размером с Луну. Контакт с синекожей Нейтири ограничивает не бюджет Роскосмоса, а несовершенство земных технологий. И закачка денег в решение подобных проблем вряд ли приведет к мгновенному успеху – например, в запуск управляемого термоядерного синтеза безуспешно закачивают деньги с 50-х годов. Так что и здесь ученым нечего предложить обществу, кроме как подождать пару веков, пока технологии достаточно разовьются.

Но у частной космонавтики тоже есть ограничения. Она занимается лишь коммерчески выгодными (пусть и в отдаленной перспективе) проектами. Космическая электростанция, дающая бесплатную и практически бесконечную солнечную энергию, добыча сырья в космосе, туризм, связь – это интересно коммерсантам. Но построить межзвездный корабль? Базу на Титане? Отправить луноход на Луну? Извините, нет. Я говорю это со знанием дела – как человек, который основал российский стартап по созданию частного лунохода. Проект стал интересен инвесторам только после того, как решил заняться системами космической робототехники для обслуживания спутников связи, то есть прикладным и – в отличие от лунохода – коммерчески просчитываемым на долгий срок делом.

Итак, вот что у нас на руках.

Эпоха государственных мегапроектов вроде отправки человека на Луну закончилась, потому что политикам и ученым больше нечего «продать» обществу. В результате публика потеряла интерес к космосу после 60-х, как потеряла интерес к полярным экспедициям после 30-х. Вселенная при ближайшем рассмотрении оказалась безжизненным холодным простором с редкими необитаемыми островками песка.

Эпоха космической гонки между супердержавами закончена и не вернется даже в формате США – КНР.

В ближайшие несколько веков человечество не полетит к звездам, не построит города на Марсе и не сделает почти ничего из того, что предсказывали братья Стругацкие и Джордж Лукас.

Коммерсанты готовы взяться за отдельные, потенциально прибыльные направления космонавтики. Это в первую очередь космический туризм, связь, добыча ресурсов, различные спутники и вспомогательные системы вроде более дешевых ракет или средств автоматической стыковки.

К чему это приведет в рамках ближайших нескольких веков?

Большинство привыкло к тому, что освоение космоса – это дело государств, соревнующихся в космической гонке. Меньшинство, наоборот, возлагает надежды на эксцентричных миллиардеров. Но, как было показано выше, ни те, ни другие по отдельности не способны это сделать. В XXI веке космос будет осваиваться совершенно по-другому. Новую идеологию в США называют the Wiki paradigm или wikinomics of space (автор терминов – Луис Фридман). Вики-подход к освоению Вселенной отталкивается от того, что технологии землян слишком несовершенны – без телепортации или хотя бы ядерных двигателей летать даже в Солнечной системе очень долго и дорого. Настолько дорого, что не под силу самым передовым нациям. В результате мир потихоньку переходит к тому, что национальные правительства, частные компании и общественные организации используют, применяя компьютерные аналогии, функцию Share для своих космических миссий и составляют план освоения космоса не на основе соревнования с политическим или коммерческим соперником, а на основе дополнения – как статью в Википедии.

Уже сейчас многие научные аппараты хотя и запускаются под флагом какой-то одной страны, но реально делаются с привлечением международного сотрудничества. Марсоход Curiosity, недавно высадившийся на Красную планету, создан совместным трудом государственных агентств, научных организаций и частных фирм США, Канады, Финляндии, Франции и Германии. Есть и российский вклад – прибор для обнаружения льда DAN, плутоний для выработки электричества на борту марсохода и двигатель РД-180, который стоит на ракете Atlas-V, запустившей Curiosity.

Еще примеры.

Международная космическая станция (МКС) – помимо того, что она международная, так там еще периодически живут частные космические туристы.

Space Adventures – частная компания, которая продает туры на МКС. Роскосмос обеспечивает техническую часть, а коммерсанты – поиск клиентов. Все довольны.

COTS – программа, по которой NASA финансирует частные фирмы, создающие космические корабли для полетов к МКС. Конкуренция среди частников снижает цены и предоставляет NASA широкий выбор, ну а сами частники зарабатывают деньги.

Northrop Grumman Lunar Lander Challenge (NGLLC) – соревнование среди негосударственных организаций по созданию прототипов модулей для посадки на Луну. Способность прототипов к взлету и посадке проверялась на полигоне в пустыне штата Нью-Мексико. Конкурс проводился некоммерческим фондом X PRIZE, спонсировался NASA и корпорацией Northrop Grumman. Некоторые стартапы, участвовавшие в нем, выросли в полноценные аэрокосмические компании. Например, один из победителей конкурса – Armadillo Aerospace – сейчас делает модуль, обеспечивающий посадку на Луну робота NASA. Заметим, что фонд X PRIZE – это не государственная инициатива, а просто объединение обеспеченных людей, которые считают, что космические конкурсы с миллионными призами – это хороший способ стимулировать инновации. Кроме NGLLC, фонд провел конкурс Ansari X PRIZE по созданию первого частного туристического челнока (и по сути создал космический туризм), а сейчас проводит Google Lunar X PRIZE (спонсор – Google) с призовым фондов в $30 млн по созданию первого частного лунохода.

Планетное общество – международная общественная некоммерческая организация, которая собирает пожертвования от частных лиц и корпораций на различные космические проекты. Бюджет – около $2,5 млрд в год. Среди проектов в разработке – космический парусник, система защиты Земли от крупных астероидов.

SETI – поиск внеземных цивилизаций. Проводится сканирование радиосигналов из космоса (радиотелескопы арендуются на частные деньги). Затем записанные сигналы анализируются – имеет ли данный конкретный сигнал природное или искусственное происхождение. Чтобы ускорить обработку огромного количества данных, любой желающий может установить на свой компьютер скринсейвер, который в моменты простоя компьютера будет анализировать радиосигналы. Краудсорсинг в действии – 270 000 участников бесплатно создали сеть, равную по вычислительной мощности суперкомпьютеру.

Небольшой пример из личного опыта. Когда в начале 2000-х задумывались российские государственные миссии «Луна-Глоб» и «Луна-Ресурс», Российская академия наук отказалась делать для них луноход. Ученые посчитали, что 25 кг, которые могло выделить под луноход ФГУП «НПО им. Лавочкина», создававшее миссии, – это мало для тяжелых научных приборов. Одновременно частная компания «Селеноход», одним из основателей которой был я, участвовала в упомянутом выше конкурсе Google Lunar X PRIZE и обратилась в НПО им. Лавочкина за разработкой лунной миссии. НПО им. Лавочкина предложило поставить наш луноход на ракету «Днепр», разгонный и посадочный блоки собственной разработки за $100 млн. После довольно длительных переговоров мы пришли к варианту, при котором наш луноход ставится на миссию «Луна-Глоб» и вместе с ней летит на Луну. При этом наша конструкция вписывалась в 5 кг и могла проводить научные эксперименты, не говоря, конечно, о съемке фото и видео с качеством, которого еще не видела российская и советская лунная программа. Бюджет проекта сократился примерно до $1 млн. Это типичный пример того, как частные и государственные организации вместе могут сделать больше (и дешевле), чем по отдельности. Без частной инициативы России пришлось бы еще долго ждать собственного лунохода, а без доступа к государственной лунной программе «Селеноход» не нашел бы инвестиций на первоначальный стомиллионный проект.

Если мы посмотрим в историю, то обнаружим, что нынешняя ситуация в космонавтике не уникальна. После завершения Космической гонки земляне дошли до границ практически доступного им мира, так же как это произошло после Эпохи великих географических открытий. Экспансия в пространстве закончилась на многие века, и теперь нас ждет эпоха колониализма – освоение новых территорий и добыча природных ресурсов на них. Металлы (в том числе платиновой группы) в астероидах, гелий-3 на Луне и атмосфере планет-гигантов, а также бесконечная энергия Солнца – это все может стать добычей новых колониалистов. Неудивительно, что концессия (тип государственно-частного партнерства) распространилась именно в период колониализма – схожие внешние условия приводят к рождению схожих экономических механизмов. Естественно, изменится типаж героя. Если раньше это были герои-одиночки, которых страна посылала в опасный путь (Гагарин, Колумб), то теперь на сцену выйдет делец, который силой (в том числе силой интеллекта) покоряет дикие территории и, несомненно, извлекает из них прибыль (Сесиль Родс – основатель алмазной компании «Де Бирс» и создатель государства Родезия, Аллан Квотермейн из «Копей царя Соломона», испанские конкистадоры). В викторианских приключенческих романах вроде тех же «Копей...» герои всегда находили неисследованный клочок земли, на котором лежат вполне материальные сокровища, что так контрастирует с нынешней эпохой ИТ-миллионеров, чьи активы невозможно пощупать.

Нефть создала первого миллиардера в мире – Рокфеллера. Астероиды создадут первого триллионера, мечтал основатель космического стартапа SpaceDev Джим Бенсон. Наверняка Бенсону, Маску, Бренсону, Пейджу, Голубовичу и другим космическим бизнесменам понравились бы слова южноафриканского колониалиста Родса, сказанные век назад: «Мир почти весь поделен, а то, что от него осталось, сейчас делится, завоевывается и колонизируется. Как жаль, что мы не можем добраться до звезд, сияющих над нами в ночном небе! Я бы аннексировал планеты, если б смог; я часто думаю об этом. Мне грустно видеть их такими ясными и вместе с тем такими далекими».

Звезды по-прежнему далеки. Но астероиды уже можно аннексировать.

slon.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: