Что ждет наших детей на Кавказе и что будет с безопасностью России

В категориях: Падая и поднимаясь

Андрей Сидорчик

Торшин и дети

 

Каждая новая инициатива российских депутатов и чиновников заставляет все больше и больше задумываться о том, насколько адекватно они представляют себе окружающий мир

Конечно, после рассмотрения петербургскими депутатами вопроса о «ночном топоте котов» удивляться чему-либо сложно.

Однако есть темы, ироническое отношение к которым вряд ли допустимо, хотя бы потому что в их центре оказываются судьбы детей.

Кавказский вариант

Детскими вопросами озадачился на сей раз заместитель председателя Совета Федерации Александр Торшин. Видный деятель «Единой России» решил, что с бедственным положением детей-сирот в детдомах Крайнего Севера и Дальнего Востока надо что-то делать.

Решение Торшин нашел чрезвычайно оригинальное: по его замыслу, русские дети-сироты из детдомов Дальнего Востока и Крайнего Севера должны переселиться в семьи жителей Северного Кавказа.

По мнению сенатора, этим будет достигнуто сразу несколько целей: во-первых, будет решена проблема возвращения русских в северокавказские республики, во-вторых, путем создания таких вот «частных детских домов» возникнут новые рабочие места, что позволит решить проблему занятости населения республик Кавказа.

Кроме того, считает Торшин, благодаря теплому климату, содержание детей обойдется дешевле. Опять-таки, целебный горный воздух, овощи-фрукты, витамины и прочая благодать.

А главное, если дети будут воспитываться «в лучших традициях Кавказа», знать язык и горские обычаи, это в будущем позитивно скажется на межнациональных отношениях в стране.

Никто не спорит с тем, что воспитание детей в семьях - это куда лучше, чем воспитание детей в детдомах. Дружба народов – безусловно, великое благо.

Но сама инициатива, озвученная Торшиным, говорит о том, что сенатор, словно в классическом советском кино, «жизнь видит из окна своего персонального автомобиля».

В самое пекло

Я могу даже догадаться, откуда родилась у господина Торшина подобная идея. В годы войны многих советских детей из оккупированных немцами районов, из блокадного Ленинграда вывозили в Среднюю Азию, где их брали на воспитание семьи местных жителей. И это были действительно прекрасные примеры интернационализма, бывшего основополагающей идеологией Советского Союза.

Однако между теми событиями и днем сегодняшним есть огромная разница. Начнем с того, что детей-сирот в войну везли подальше от фронта, в глубокий тыл.

Сегодня на Кавказе, конечно, нет официального фронта, но то, что там порохом пахнет куда больше, чем на Крайнем Севере и Дальнем Востоке, вполне очевидно.

И отправлять детей туда, где через день гремят взрывы и раздаются выстрелы, представляется мне достаточно циничным поступком.

Но и это далеко не все. Несмотря на то, что президент Путин во всеуслышание заявил о недопустимости в России проявлений сепаратизма и национализма, реальность такова, что они есть.

Отправлять русских малышей в регион, куда не решаются ехать их взрослые соплеменники – это даже не цинизм, это нечто худшее.

Получается, что властный муж для решения государственных проблем готов рискнуть если не жизнями, то, как минимум, судьбой детей.

Я совершенно не хочу сказать, что на Кавказе поголовно ненавидят русских. Однако глупо отрицать наличие подобных настроений у части местного населения. И для таких вот экстремистов русские дети станут удобной и практически беззащитной мишенью. Или, того хуже – «материалом» для воспитания шахидов, как это уже бывало с похищенными боевиками русскими детьми.

Появятся ли в России новые янычары?

Но давайте предположим наилучший сценарий – боевики исчезли, пули не свистят, а местное население берет сирот не ради выплачиваемых государством денег, не ради заведения себе маленьких рабов, а исключительно из благородных побуждений.

И тут встает вопрос – а как, собственно, будут воспитываться эти дети?

Не секрет, что светский характер государства у нас выдерживается только на бумаге. В тех же республиках Кавказа строгое соблюдение канонов Ислама становится обязательной нормой жизни.

Скажите, пожалуйста, в какой традиции будет при этом воспитываться приехавший с Крайнего Севера или с Дальнего Востока ребенок?

Я не вижу в исламе ничего плохого, но, согласитесь, есть существенная разница между светским, христианским и исламским воспитанием.

И, боюсь, что достигнув совершеннолетия, такие дети мало что вспомнят о традициях своего народа, поскольку будут отождествлять себя с совершенно иной культурой. В общем, на выходе мы вполне можем получить кого-то вроде янычар Османской Империи.

Кроме того, как показывают печальные факты последних лет, русская молодежь, проживающая в исламских районах, становится очень привлекательным объектом для ваххабитских террористических группировок в качестве живых «машин смерти».

Нет системы – есть проблемы

Я уже неоднократно говорил, что сегодня государство неспособно выработать такую систему ценностей, которая бы объединяла граждан страны вне зависимости от их национальности и вероисповедания. Наличие такой системы в СССР позволяло спокойно отдавать русских детей на воспитание в семьи народов Средней Азии. У России же с этим капитальные сложности.

Да и с самим кавказским воспитанием есть серьезные проблемы. Их мы наглядно видим, когда молодые горцы, приезжая в центральную Россию, демонстрируют отнюдь не самое достойное поведение.

Конечно, сенатору Торшину, приезжающему на Кавказ в качестве официального лица, эта сторона жизни незнакома. Он-то видит исключительно традиционное кавказское гостеприимство, надежно страхуемое вооруженной охраной.

А вот каждому переселенному на Кавказ ребенку должность сенатора не присвоишь и личную охрану не обеспечишь.

Потому решать проблемы безопасности и межнациональных отношений взрослым нужно самим, а не выпуская впереди себя на эти «минные поля общества» и без того несчастных детей-сирот

aif.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: