Этнические погромы: кто виноват?

В категориях: Общество, Церковь и власть


Георгий Неяскин

Тема мигрантов провоцирует в российском обществе полярные взгляды. Одни – особенно экономисты и демографы – объясняют, что на фоне естественной убыли населения мигранты приносят экономике пользу. Другие доказывают, что от них больше вреда (эту позицию на страницах Slon недавно раскрыл основатель портала Superjob Алексей Захаров). Сильно осложняют проблему культурные различия – повод для межэтнических конфликтов. И при этом доля жителей, родившихся за рубежом, в России пока еще меньше, чем в ряде европейских стран (см. график). В Европе, куда мигранты приезжают на постоянное место жительства уже не первое десятилетие, не удалось избежать создания замкнутых анклавов, которые периодически дают о себе знать то волнениями из-за публикации карикатур на пророка Мухаммеда, то погромами на улицах Парижа.

Можно ли этих конфликтов избежать? Как нужно действовать, чтобы приезжие не сбивались в однородные группы, существующие параллельно коренному населению страны и противостоящие интеграции с ним?

Доля лиц, родившихся за рубежом, в населении европейских стран, 2008, %


Источник: «Демоскоп Weekly»

Александр Данцер из Университета Мюнхена и Фират Яман из Лондонского городского университета решили узнать, под влиянием каких факторов складываются замкнутые сообщества мигрантов. В качестве материала для исследования ученые взяли Германию 1960–1970-х годов, когда там действовала программа привлечения гастарбайтеров – временной неквалифицированной рабочей силы из других стран – на нужды бурно растущей экономики. Мигранты приезжали из Турции, Греции, Испании, Италии и Югославии, а в кризисном 1973 году программа была свернута.

Данцер и Яман отталкиваются от предпосылки, что в чуждой для себя культурной среде мигрант несет повышенные издержки на взаимодействие с местным населением – сказываются культурные и языковые барьеры. По подсчетам авторов, многое зависит от места проживания. Если мигрант прибывает в район с повышенной концентрацией своих соотечественников, то «издержки взаимодействия» с коренным населением для него выше, чем для мигранта, по приезду оказавшегося среди местных жителей. Мигранты из анклавов меньше вовлечены в политическую и культурную жизнь страны пребывания. К примеру, они менее склонны участвовать в деятельности политических партий, меньше общаются с местными, ходят в театр или оперу и так далее. С другой стороны, при возрастании уровня образования и времени проживания в другой стране степень интеграции в общество у гастарбайтеров повышалась.

Таким образом, процесс интеграции – двусторонний: с одной стороны, играет роль спрос (желание приезжих общаться с местными), с другой – предложение (возможности для мигрантов встроиться в местную культуру). О последнем критики миграции зачастую забывают, списывая такие социально взрывоопасные явления, как образование этнических гетто, на самих гастарбайтеров: дескать, они не способны к ассимиляции.

Как можно снизить риски? Очевидно, снижая издержки взаимодействия для вновь прибывших. Речь идет о программах культурной интеграции, курсах обучения языку, вплоть до введения экзаменов, обязательных для всех приезжих. Недавно о программах интеграции – прежде всего о курсах русского языка – заговорили и в России. Однако чтобы вводить такие программы, нужно довольно хорошо понимать, какого же мигранта мы хотим в итоге получить. Такого понимания у нас пока нет.

slon.ru


 

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: