О совести по-еврейски

В категориях: Движение все – но цель еще лучше

 

Бени Брискин

 

В «Википедии» можно найти довольно длинную статью по этому вопросу, одной из наиизвестнейших цитат является парадоксальный афоризм Оскара Уайльда о том, что совесть есть официальное название трусости. Выплывает из памяти также изречение Адольфа Гитлера о том, что он пришел в этот мир, чтобы освободить людей от химеры, которая зовется совестью.

И все же интересно: чем мы руководствуемся в жизни и почему поступаем так, а не иначе? Что заставляет нас соблюдать какие-то нормы – страх или совесть?

Интересно, что большинство вещей, которые порядочный человек старается в своей жизни не совершать, законом не запрещены или же находятся в некоем «сером пространстве», то есть запрещены как бы, но прописаны законом так, что сработать на устрашение в большинстве случаев не могут.

Я обратился за консультацией к раввину. Его ответ был неоднозначен. Он не отослал меня в ближайшую синагогу для изучения заповедей, а сказал, что в древнееврейском слова «совесть» не существовало. В Пятикнижии его, скорее всего, нет. Термин, которым пользуются в современном иврите, – словотворчество последнего столетия. Он сказал мне, что в соответствии с нашими источниками совесть – это некое внутреннее представление человека о том, что такое хорошо и что такое плохо. Оно едино у всех людей, и, прислушиваясь к нему, у нас есть шанс прослыть людьми с совестью. Но как же тогда происходит, что человек отходит от этого внутреннего голоса?

А очень просто. Мир и жизнь построены таким образом, что каждый день нас поджидает новый выбор, и не один. Однажды поддавшись соблазну и выбрав неправильно, мы поддаемся ему раз за разом. Наша чувствительность на поступки не по совести уменьшается, и мы легко забываем о собственных неправедных делах. Это, конечно, не отменяет угрызений совести, то есть переживаний и сожалений о том, что было уже сделано неправильно.

Кстати говоря, у древних греков в языке слова «совесть» тоже не было. Это говорит о том, что в начале человеческой истории возможных вариантов отступления от существующего внутри нас алгоритма поведения было намного меньше, чем сегодня.

Вопрос, которым я задаюсь сейчас, под влиянием необходимости написания этого текста, такой: как может человек, проживший уже довольно длинную часть своей жизни и не один раз поступавший не по совести, прощупать границу первоначального правильного подхода, о котором говорил раввин, и возможно ли это?

И еще вопрос: что поставить в порядке предпочтительностей на первое место – то, что не следует делать в соответствии с велениями совести, или, наоборот, то, что необходимо сделать по отношению к другим для того, чтобы чувствовать себя человеком? Является ли действием не по совести невыполнение данного обещания, невозвращение долга, супружеская измена, доносительство и многое-многое другое? Читатель сам может продолжить список. Заметьте, все то, что я упоминаю, уголовно не наказуемо и к категории страха не относится.

И еще вопрос. По совести ли поступает человек, который всегда и всем говорит правду и ничего, кроме правды? Как оценить действие избирателя на выборах, который голосует не за того, кто ему близок по духу, а за того, кто принесет минимум вреда, когда изберется, и имеет на это все шансы, в отличие от идеального, но нереального?..

Давайте попробуем оперировать реальными событиями. В израильской школе-интернате появляется группа ребят из бывшего СССР. Они приехали на программу по изучению иврита и подготовке к университету. Классные ребята, умные, интеллигентные, мотивированные, часто большие патриоты Израиля, чем уроженцы страны. Был среди них замечательный парень из Харькова, гордость всей группы. И вот через шесть или семь месяцев учебы, когда надо было решать, принимать гражданство или нет, к израильскому руководителю проекта подошел этот парень и попросил о личной беседе. Надо сказать, что у них были очень доверительные и теплые отношения. В маленькой подсобке здания, где проживала группа, состоялся этот разговор. Вы знаете, сказал студент, что для принятия гражданства нужно представить доказательства еврейства? Конечно, сказал старший товарищ, предвкушая неприятный разговор. Тут следует пояснить, что закон о возвращении в Израиле симметричен мюнхенским законам. То есть те, кого могли бы уничтожить за их еврейские корни, получат в еврейском государстве гражданство, убежище, кров. Беда, что гражданство не обязательно соответствует еврейству. У нашего брата все не как у всех. Евреем в Израиле признается лишь тот, чья мать еврейка. Для способного парня из Украины признание еврейства было важнейшим событием. Что же выяснилось в разговоре в подсобке? Отец – еврей по папе и маме, а мать – только по отцу. Таким образом, еврейство его не будет признано. У родителей есть деньги, и они могут организовать в Украине любые документы. Но это нечестно. Что скажет воспитатель, человек, перед которым юноша преклонялся, какой даст ответ по совести?

Читатель, вы угадали… А что с совестью? Есть у вас однозначный ответ?

Мне кажется, что я нашел простой и технический способ определения соответствия наших действий тому самому внутреннему императиву, о котором говорил раввин. Знаете, как он называется? Детектор лжи. Мне доводилось проходить проверку на нем не один раз в жизни. Без этого с премьером не поработаешь.

Сначала ребята проверяют аппарат. Пишут на доске разные цифры и просят тебя смотреть на них и называть другие. Врать как бы. А потом начинаются вопросы. Отвечая на них, ты плаваешь по волнам своей памяти, вытаскиваешь оттуда события и поступки и оцениваешь их по какой-то неведомой шкале, и все это за доли секунды. Оценка ответов на мониторе, и если график прыгает, то тебя переспрашивают, увеличивают резолюцию. Так от общего вопроса, свойственно ли вам врать, меня подвели к такой мелкой детали, как командировочные. Это был вопрос об обмане государственных структур и чиновников. Самописец все прыгал и прыгал. Где еще поступил я не по совести? Вспомнил. Когда я ездил в командировку, то получал деньги на расходы, а сам обедал на казенных мероприятиях, а ужинал на официальных приемах. Таким образом я откладывал свои 60 баксов в день, тогда как должен был доложить о наличии питания за счет принимающей стороны и вернуть деньги государству. Проверяльщики, гады, ржали. Под суд меня не отдали, но я получил маленький пример того, что подсказывала мне совесть. Мелочь, пустячок, а приятно.

Наша жизнь и работа постоянно сталкивают нас с вопросами, как поступить по совести. Мне, например, как директору еврейского благотворительного фонда приходится думать об этом ежедневно, и, честно говоря, это полезно. Я, например, пришел к пониманию того, что надо давать деньги на благотворительность, несмотря на то, что я не олигарх. По совести – это должен делать каждый. По еврейской традиции считается, что даже нищий должен жертвовать деньги. Желательно одну десятую от собранных им подаяний. Миллионер – тоже. Идеально давать десять процентов от своего дохода, но можно и меньше. Главное – давать, и тогда совесть твоя будет чиста. А что подскажет нам наша совесть в вопросе участия или неучастия в протестном движении в России? Хороший вопрос – и как его каждый решит по совести. Я считаю, что для себя я решил его раз и навсегда, став гражданином Израиля. Только там я буду протестовать или поддерживать, чего желаю и другим израильтянам, но не все, ой не все, со мной согласны. А что скажут об этом видные совестеведы?

А еще надо уметь преодолевать гордость и неудобства и просить прощения. Это – тоже по совести. У евреев для этого есть даже специальный Судный день. Йом Кипур называется.

Так что давайте заглядывать в себя, сверяться с этим таинственным внутренним камертоном, и тогда нам почти не нужен будет страх перед законом, все или почти все будет делаться по совести.

slon.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: