Ради цивилизации любви: мужчина и женщина в городе

В категориях: События и вести


Клара
Любич

 

Тема, доверенная
мне, прекрасна
и
попадает
прямиком
в
самую
сердцевину
вызова, который
ожидает
человечество
на
пороге
третьего
тысячелетия; эта
тема
приглашает
наметить
какие-то
черты
новой
культуры
для
Европы
и
для
мира, культуры, которая
имела
бы
свой
источник
в
Иисусе
Христе.

Мы
пересекаем
порог
новой
эпохи. Святой
отец
Иоанн
Павел II неустанно
подчеркивает, что
речь
идет
о
пороге «надежды», поскольку
мы
как
люди
верующие
знаем, что
Иисус «пребудет
с
нами
во
всякий
день, до
скончания
мира» и
поскольку
как
люди
нашего
времени
не
можем
не
чувствовать
ответственность
за
наше
собственное
участие
в
создании
более
правильного, более
справедливого, более
единого
мира.

Именно
поэтому
мы
хотим
читать
настоящее
и
смотреть
в
будущее
глазами, просвещенными
надеждой.

Впервые
за
свою
историю
человечество
начинает
осознавать
себя
единой
семьей. Культура, наука, техника, средства
связи
привели
нас
в
ту
самую «общую
деревню», в
которой
цивилизации, религии, образы
жизни
и
стили
мысли, до
сих
пор
казавшиеся
следующими
множеством
параллельных
улиц (даже
если
откровение
всегда
давало
нам
понять, что
Бог
имеет
один
только
план
для
всего
человечества), оказываются
в
тесном
контакте
между
собой.

В
этом
веке, и, прежде
всего, после
трагического
опыта
двух
мировых
конфликтов, на
европейском
и
мировом
уровне
увеличилось
количество
организаций
и
инициативных
групп
по
содействию
встречам, взаимопониманию
и
сотрудничеству
между
народами
и
нациями.

Также
и
великие
мировые
религии
все
более
чувствуют
неотложную
необходимость
встать
на
путь
диалога, общих
обязательств
для
того, чтобы
сообщить
планетарной
цивилизации, находящейся
на
пути
своего
становления, некую
душу.

И
все
же
единство
человеческой
семьи
кажется
недостижимым
идеалом, обреченным
оставаться
простой
утопией. Человечество
нашего
времени
во
всех
своих
проявлениях
предстает
пораженным
глубокой
и
постоянно
возвращающейся
разобщенностью. И
не
только
разобщенностью
между
Севером
и
Югом, между
богатыми
и
бедными, но
и
разобщенностью
культурных
традиций, настолько
различающихся, что
кажется
невозможным
подлинно
глубокий
обмен
между
ними. Разобщенностью
между
пытающейся
утвердиться
культурой
технологий
и
потребления
и
единичными
культурами - носителями
самобытных
и
незаменимых
ценностей, а
также
разобщенностью - в
рамках
одного
и
того
же
общества - различных
концепций
существования, различных
стандартов
жизни, между
поиском
общего
блага
и
следованием
интересам
отдельных
групп
или
индивидов, между
поколениями...

Если
затем
мы
обратимся
к
Европе, к
ее
прошлому
и
настоящему, то
вполне
сможем
сказать, что
она, почти
по
призванию, представляется
как
некий
микрокосмос, в
котором
собраны
бесчисленные
различия -этнические, культурные, социальные
и
духовные - и
который
все
же
тяготеет (без
сомнения, в
силу
общих
христианских
корней, из
которых
извлекается
питательный
сок
упрямой
жизненности) к
гармоничному
и
взаимообогащающему
единству.

Все, таким
образом, сегодня
находится
в
движении. И
тяготение
к
плюралистичному
единству, уважающему
богатство
различий, наталкивается
на
дезинтеграционные
побуждения
разобщенности, с
трудом
пробивая
себе
дорогу
и
вырисовываясь
в
нашей
жизни.

Наиболее
очевидный
показатель
этих
глубоких
затруднений - семья, осаждаемая
на
тысячах
фронтов, незаменимая
ценность
которой
остается
непонятой
и
даже
просто
отрицается.

Но, если
смотреть
в
самую
глубь, взаимоотношения
между
мужчиной
и
женщиной
переживают
сегодня
самый
острый
кризис.

Понятно, почему. Отношение
мужчины
и
женщины, освещенное
в
человеческом
опыте
Словом
Божьим, является
первичным
отношением, символом
и, в
некотором
смысле, моделью
отношений
между
всяким
человеком
и
другой, отличной
от
него, личностью. Так
нам
иллюстрирует
это
отношение
удивительная
страница
Библии, посвященная
творению.

В
последние
два
века
мы
видим, как, прежде
всего
на
Западе, начиная
с
Европы, зарождается
и
углубляется
женский
вопрос. Думаю, что
речь
идет
о
событии, имеющем
глубокие
связи
с
тем
эпохальным
переходом
в
человеческой
истории, который
постепенно
осуществлялся
в
последние
десятилетия.

Дело
в
том, что
если
человечество
призвано
найти
дорогу, ведущую
к
единству
всех
его
составляющих, единству, сочетающемуся
с
уважением
к
различиям, то
невозможно
обойтись, прежде
всего, без
изучения
этого
начального
отношения, вписанного
Богом
в
самое
устройство
личного
бытия. Оно
выражается
в
различии
между
мужчиной
и
женщиной, которые
в
то
же
время
едины
в
их
общем
достоинстве
и
в
их
неискоренимом
призвании
к
любви.

Как
подчеркивал
Иоанн
Павел II, «женский
вопрос
не
должен
рассматриваться
только
как
частный
аспект
исследований
будущего
нашего
общества, но
он
станет
одним
из
существенных
характеристик
процесса, от
которого
зависит
самая
судьба
человечества».

Сегодня, после
того, как
женский
вопрос
пережил
различные
периоды, оказывается
более
очевидным, что
подлинная
проблема
состоит
в
обновленных
и
аутентичных
отношениях
мужчины
и
женщины. Женщина
заставила
услышать
свой
голос, стала
лучше
сознавать
свое
достоинство
и
свое
отличие, избавляясь
от
тех
форм
идентичности
как
женщины, которые
прежде
ощущала
возложенными
на
себя...

В
результате - мы
имеем
немало
примеров
этому
в
нашем
европейском
обществе - мужчина
чувствует
себя «не
в
своей
тарелке», он
тоже
вдруг
начинает
осознавать
обязанность
вернуть
себе
свою
идентичность
и
отличность, которые
в
большинстве
случаев
также
были
испорчены
или, по
крайней
мере, выхолощены
неправильным
или
не
совсем
правильным
отношением
с
женщиной.

Одним
словом, и
с
одной, и
с
другой
стороны, как
женщина, так
и
мужчина
чувствуют
сегодня
необходимость
вновь
открыть
такое
отношение
между
собой, где
каждый
или
каждая
вновь
находит
в
соотнесении
с
другим
или
с
другой
свою
полную
идентичность, соответствующую
собственной
самобытности.

Нет
нужды
подчеркивать
огромные
последствия, которые
вызвал
бы
удачный
опыт
отношений
мужчины
и
женщины
не
только
на
социальном
и
культурном
уровнях, но
также
и
на
уровнях
политическом
и
экономическом.

Именно
здесь
включается
в
дело
решающий
вклад, который
может
предложить
Евангелие
Господа, удивительно
современное
для
любой
исторической
эпохи, для
реализации
опыта
единственно
верных
отношений
между
мужчиной
и
женщиной. В
нем
укоренен
основополагающий
фактор
всякого
духовного
и
культурного
обновления.

Это
особенно
верно
для
Европы, куда
евангельская
закваска
была
привнесена
еще
в
самом
начале
христианской
эры; и
в
течение
веков - среди
чередования
различных
событий - она
приносила
свои
плоды, которые
обогатили
всю
человеческую
семью.

Даже
сегодня - как
подчеркивал
Иоанн
Павел II необходимо
срочно
реализовать «подлинную
встречу
между
Словом
Жизни
и
культурами
Европы».

Второй
Ватиканский
Собор
в
Пастырской
Конституции
о
Церкви
в
современном
мире «Gaudium et spes» обрисовывает
основные
линии
диалога
христианской
антропологии
с
культурами
нашего
времени, подчеркивая, что
Христос, «открывая
тайну
Отца
и
Его
Любви, также
полностью
раскрывает
человека
человеку
и
сообщает
человеку
его
высочайшее
призвание».

Господь
открывает
нам, что
Бог
есть
Милость, и
вместе
с
тем
научает
нас, что
закон
человеческого
совершенства, а
посему
и
закон
преобразования
мира - новая
заповедь
милосердия.

Папа
Павел VI, вдохновляясь
этим
богатейшим
и
восхитительным
соборным
научением
и
указывая
множество
ростков
обновления, появившихся
в
Церкви
одновременно
с
событиями
Собора, вместе
с
позитивными
настояниями
и
стремлениями
человечества, пророчески
сказал
о
пришествии «новой
цивилизации
любви».

Учительство
Иоанна
Павла II, начиная
с
энциклики «Redemptor hominis» («Искупитель
человечества») и
с
научения
о
человеческой
любви
и
вплоть
до
незабываемых
страниц «Mulieris dignitatem», исчерпывающе
изложило
богословское, гуманитарное
и
социальное
значение
отношений
между
мужчиной
и
женщиной
в
свете
Божественного
замысла
о
любви.

«Только
любовь, - утверждает
Папа, - соответствует
тому, что
есть
человеческая
личность».

Рассказ
книги
Бытия
о
творении
мужчины
и
женщины
по
образу
и
подобию
Бога, перечитанный
в
свете
пасхальных
событий, нам
ясно
говорит, что «мужчина
и
женщина
с
самого
начала
призваны
не
только
существовать 'бок
о
бок', или 'вместе', но
призваны
также
существовать
один
для
другого».

Слова
св. апостола
Павла, согласно
которым «нет
мужеского
пола, ни
женского: ибо
все
вы
одно
во
Христе
Иисусе» (Гал. 3. 28), показывают, по
словам
Иоанна
Павла II, что
в
воскресшем
Христе
находится
начало
жизни
нового
человечества. «Взаимное
противопоставление
мужчины
и
женщины - как
наследие
первородного
греха - существенно
преодолено» (Giovanni Paolo II, Mulieris dignitatem, 11).

Человечество, следовательно, может
вернуться
в
пространство
свободы
и
любви, вновь
открытое
для
нас
воскресшим
Христом, исполнив
это
благодаря
изобильным
дарам
Духа
Святого, - «в
том
первоначальном
единстве
двух, которое
связано
с
творением
человека
в
качестве
мужчины
и
женщины
по
образу
и
подобию
Божьему, представляющему
Собой
модель
совершеннейшего
единства
Лиц, Которое
есть
Сам
Бог» (ibid.).

Авторитетные
указания, что
доходят
до
нас
из
соборного
и
папского
учительства, весьма
ценны, отчетливы
и
актуальны. Можно
было
бы
сказать: остается
только
перевести
эти
указания
на
язык
пережитой
жизни. Только
тогда, когда
Слово
Божье, записанное
и
переданное
Церковью, становится
жизнью
Народа
Божьего, оказывается
возможным
подлинное
обновление
культуры
и
государства. Исключительным
образом
этому
содействуют
Дары, которые
время
от
времени
Дух
Святой
изливает
на
Церковь, а
также
духовные
и
апостольские
инициативы, берущие
в
Них
начало.

Это
еще
раз
с
силой
подтвердил
Иоанн
Павел II по
случаю
кануна
Святой
Пятидесятницы
в
прошлом
году
в
Риме
на
площади
св. апостола
Петра; Папа
сказал, что
движения
и
новые
церковные
общины
являются «провиденциальным
ответом, данным
Духом
Святым» на
вызов
конца
тысячелетия.

Присутствие
и
действие
этих
церковных
реальностей
имеет
не
только
духовное
значение
обновления
и
нового
евангелизационного
порыва
в
христианской
жизни, но - в
качестве
своего
следствия - возрождение
культурное.

«Культурное
влияние, - подчеркивает
Иоанн
Павел II, - источник
и
стимул, но
также
плод
и
знак
всякого
другого
изменения
среды
и
общества, может
реализоваться
только
делами, причем
не
столько
одиночек, сколько
общественного
субъекта, или
группы, общины, ассоциации, движения. Это
особенно
верно
в
контексте
плюралистичного
и
раздробленного
общества, - каковым
является
теперешнее
в
самых
разных
концах
мира, - и
перед
лицом
проблем, ставших
чрезвычайно
сложными
и
трудными».

 

Симпозиум: Христосисточник
новой
культуры
для
Европы
на
заре
нового
тысячелетия

Мир
в
Боге
.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: