В странах с высокими показателями качества государственных институтов доверие граждан к полиции выше

В категориях: Политика, экономика, технология


Владимир ГИМПЕЛЬСОН (директор Центра трудовых исследований НИУ ВШЭ)

Исследование, которое я хочу представить, проведено совместно с Галиной Алексеевной Монусовой. Мы разделяем ту точку зрения, что полиция является очень важным институтом, а процессы, ее затрагивающие, важны не только для самой полиции, но и для всего общества. Это выступление продолжает разговор о доверии, начатый здесь Алексеем Беляниным. Но мы смотрим на межстрановые различия.

Здесь уже не раз говорили о том, почему доверие столь важно. Можно назвать несколько причин. Доверие – сигнал обратной связи между полицией и обществом, оно залог сотрудничества. Если я к полиции отношусь плохо и не доверяю ей, я не стану с ней сотрудничать и помогать ей. Значит, я постараюсь не сообщать о правонарушениях, буду подвергать сомнению любые ее действия и т.п. Недоверие к полиции может стимулировать негативный отбор. Самые достойные откажутся работать, а наименее достойные, напротив, пополнят ее ряды. И, в конечном счете, если полиция не пользуется доверием, это плохо влияет и на правосознание граждан.

Почему межстрановой анализ может представлять интерес? Во-первых, он показывает место страны в ряду других стран. Во-вторых, позволяет выявить специфические страновые факторы, которые не видны, когда анализ направлен внутрь одной страны.

Основной вопрос данного исследования формулируется так: «Чем определяется доверие граждан к полиции и как разные страны, прежде всего европейские, различаются между собой по такому доверию?»

Существует огромная исследовательская литература на стыке политологии, социологии и криминологии, выходят международные журналы, обсуждающие, как влияют различные организационно-структурные характеристики полиции на ее функционирование и доверие к ней общества. Также имеют значение индивидуальные характеристики людей: демографические, социально-экономические, ценностные, многое из того, о чем Алексей Белянин говорил применительно к Москве.

Доверие к правоохранительной системе связано и с доверием к политическим институтам в целом. Если политические институты не вызывают доверия, а представленные данные свидетельствуют о том, что у москвичей эти институты не пользуются особой любовью, то вряд ли в такой среде полиция может вызывать всеобщее доверие, уважение и любовь.

Теперь про данные. Одной из мотиваций к нашему исследованию было то, что в какой-то момент совпали два обстоятельства. По телевизору рассказывали очередные ужасы с очередным полицейским. В это время мы смотрели на данные межстранового обследования, которые тогда только появились. Мы обратили внимание на то, что в нем было много вопросов про отношение к полиции, и решили познакомится с ситуацией в разных стрнанах по странам. Они были очень красноречивы и хорошо иллюстрировали то, что в тот момент показывало наше телевидение. Это было Европейское социальное исследование 2010 года, охватившее 26 стран.

Мы решили перепроверить эти результаты с помощью других обследований и обратились к разным межстрановым базам. Это обследования «Жизнь в условиях переходной экономики» (34 страны, 2010 год), европейское социальное исследование 2006 года, всемирное исследование ценностей, европейское исследование ценностей. Мы также использовали показатели качества государства, которые собираются Всемирным Банком для всех стран.

В европейском социальном исследовании респондентам по единой методике задавали вопрос: «Скажите, пожалуйста, насколько вы лично доверяете полиции»? (по шкале от 0 до 10 баллов). Для второго вопроса – «Принимая во внимание все то, что должна делать полиция, оцените ее работу» использовалась шкала от 1 до 5 баллов. В обследовании по переходным экономикам вопрос был сформулирован несколько иначе: «В какой мере вы доверяете полиции?», и тоже использовалась пятибалльная шкала.

База WGI Всемирного Банка дает 4 показателя для всех стран. Они меняются от минус 2,5 до плюс 2,5. Эти показатели можно назвать так: 1) открытость и подотчетность власти в целом; 2) эффективность государственного управления; 3) власть закона; 4) контроль коррупции. Эти критерии довольно известны политологам, экономистам, социологам и широко используются в разных исследованиях.

Вот что показывает европейское социальное обследование. Самое высокое доверия к полиции – в Финляндии и Дании, где уровень составляет в среднем около 8 баллов при максимуме 10. Самый низкий – в Украине, около 2,5. Россия стоит на предпоследнем месте. На данном слайде показаны результаты по разным волнам европейского социального обследования. Мы видим, что годы разные, а результаты очень близкие.

На этом же слайде графически показан уровень доверия к полиции по данным двух других международных обследований, охвативших много стран. Это всемирное исследование ценностей и европейское исследование ценностей. И опять результаты во многом похожи. На одном полюсе шкалы располагаются Финляндия, Дания, Норвегия, то есть скандинавские страны, а также Швейцария; на другом – Украина, Болгария, Россия, за которыми идут Хорватия и Чехия. Это всё страны, которые вышли из социализма.

Теперь посмотрим на те же страны, используя данные обследования «Жизнь в условиях переходной экономики» за 2010 год. В нем представлены все переходные экономики, а также 5 стран Западной Европы. И опять максимальное доверие демонстрируют Швеция и Германия, Эстония и Британия, а минимальное – Украина, Россия, Болгария, Чехия, Словакия, то есть наблюдается сходная картина.

Теперь посмотрим на оценку деятельности полиции со стороны населения. Это немножко другой вопрос. И опять на одном полюсе – Дания, Швейцария, Германия, Бельгия, на другом – Украина, Россия, а также примыкающая к ним Греция. В России и Украине всего 18% опрошенных оценивают деятельность полиции как очень хорошую или хорошую. Гораздо чаще выбирается что-то посередине, но в целом распределение оценок сильно смещено в сторону низких значений. В остальных странах все распределение заметно смещено в сторону высоких оценок. В Финляндии почти 86% работу своей полиции оценивают положительно и лишь 3% – отрицательно.

Можно сделать два предварительных вывода. Первое, что страны значительно различаются по этим показателям. Второе, что это распределение оказывается очень устойчивым, хотя мы используем разные базы данных за разные годы, разные методологии обследования.

Поэтому следующий вопрос: что может формировать доверие к полиции? Для анализа мы используем простой эконометрический аппарат. Я на его принципах не буду останавливаться, но какие-то вещи при необходимости поясню.

Европейское социальное обследование содержит вопросы о том, как люди относятся к безопасности, как воспринимают ее, как оценивают межличностное доверие, каков уровень правосознания в стране, каков образ полицейского в стране, как они оценивают эффективность деятельности полиции, личный опыт взаимодействия граждан и полиции, доверие к государству в целом (а полиция – один из ключевых силовых институтов государства).

Например, на этом слайде отражены ответы людей на вопрос, испытывают ли они страх темноты, страх ограбления, страх нападения. По всем этим показателям россияне находятся в середине шкалы, и, в общем, разброс между странами не столь большой.

Далее, опыт общения с полицией. В России его отмечает примерно каждый четвертый. Каждый шестой говорит, что были случаи, когда сам респондент или члены его семьи оказывались жертвами нападения. По всем странам эти показатели примерно такие же. Был ли опыт общения с полицией по инициативе полиции? Относительно небольшая доля граждан отвечает на это положительно. Далее, уровень межличностного доверия. Россия не входит здесь ни в число лидеров, ни в числе аутсайдеров. Есть страны, у которых уровень межличностного доверия заметно ниже.

Далее, уровень правосознания. Вот здесь у нас явные проблемы. Мы видим, что Россия находится в правой части шкалы. Восприятие безопасности: есть различия, но они не воспринимаются как чрезмерно контрастные. Они не совпадают с рангом страны по доверию или по отношению к полиции. А вот так распределяются ответы на вопросы о том, как, по мнению респондентов, действует полиция. Проявляет ли она уважение, ведет ли себя справедливо, одинаково ли относится к богатым и бедным? Здесь вновь Россия и Украина оказываются на одном конце шкалы, а Финляндия, Дания, Испания и Германия – на другом.

Следующий слайд показывает, насколько сходны у полиции и граждан представления о добре и зле, моральные ценности. Естественно предположить, что если полиция воспринимается гражданами как партнер, с теми же ценностями, что и у самих граждан, то отношение к ней будет лучше. И опять Россия и Украина оказываются на одном полюсе шкалы, а Финляндия, Дания, Германия, Швейцария – на другом.

Мы можем продолжить перечисление проанализированных показателей. Все они выявляют примерно одну и ту же проблему. Но они все взаимосвязаны, и один из них не может объяснять другой. У них должны быть какие-то общие причины.

Далее мы используем пробит-регрессию для порядковых шкал и проверяем, какие факторы могут влиять на доверие и отношение к полиции. Вот коэффициенты, которые показывают различия между странами, когда мы учитываем пол, возраст, образование и многие другие индивидуальные характеристики. То есть мы сравниваем отношение к полиции людей, которые между собой очень схожи (по основным наблюдаемым характеристикам), но живут в разных странах. И мы видим, что главное не то, какие между ними демографические или социальные различия, а то, в какой стране они живут. И вот эти – уже «очищенные» – показатели говорят о том, что Россия и Украина, к сожалению, очень сильно отличаются от всех остальных стран в этом обследовании. Когда мы добавляем в эту модель показатели, характеризующие наличие контактов по инициативе полиции, случаи нападения, индекс правосознания, удовлетворенность демократией, удовлетворенность правительством мы получаем ожидаемые эффекты с ожидаемыми знаками.

Хотел бы обратить ваше внимание только на несколько показателей, которые очень значимы. Граждане говорят: «У полиции те же ценности, что и у нас». Другими словами, если «наши полицейские – люди той же крови, что и мы», то доверие к полиции резко возрастает. Люди говорят, когда их спрашивают про ваш опыт общения с полицией: «Да, он есть; полиция объясняет свои действия. Нам понятно, чего от нас хотят». Уровень доверия сразу же резко возрастает. Далее, люди говорят: «Полиция справедлива», и сразу же резко улучшается отношение.

Мы пытаемся объяснить различия по уровню доверия к полиции между странами, используя разные спецификации уравнений и несколько показателей. Тут, подчеркну, у нас единица не респондент, а страна, и мы смотрим на различия исключительно между странами.

Что имеет ключевое значение? Это показатели качества государственных институтов. Если в какой-то стране показатели качества государства – открытость государства, эффективность правительства, торжество закона, контроль коррупции – высокие, то люди доверяют полиции больше. Какие бы варианты мы здесь ни пробовали, как бы мы ни играли с этими показателями, обнаруживается очень устойчивая линейная зависимость. На слайдах это хорошо видно. По горизонтальной оси у нас показатели качества государства, по вертикальной – индекс доверия полиции. Россия и Украина находятся в нижней части.

Есть много стран, представляющих интерес, которые не включены в это обследование. Это и некоторые европейские страны, и некоторые страны СНГ. Можно предположить, что там выявятся иные закономерности. Если в силу разных обстоятельств люди мало информированы, если в прессу ничего не проникает, или государство очень жестко держит полицию в узде, то институты государства могут быть по измеряемым нами шкалам очень плохие, а доверие к полиции – относительно высоким. Представим себе авторитарные страны СНГ – информированность населения низкая, а относительно эффективный контроль за полицией существует. Мы эту гипотезу проверяем, добавив соответствующие страны, в том числе Центральной Азии, которые с точки зрения качества институтов оказываются хуже нас.

Выясняется, что действительно зависимость оказывается не линейной, а более сложной. На этом слайде мы видим линейную зависимость, характерную для Европы, и U-образную – для постсоциалистических стран. Россия везде оказывается в нижней части этого U.

Основные выводы, которые можно сделать из нашего исследования, заключаются в том, что существует огромная межстрановая вариация по показателям доверия. Россия и Украина во многих отношениях являются в Европе устойчивыми аутсайдерами. А различия в доверии во многом зависят от того, как воспринимают действия полиции и как различаются сами респонденты. Но индивидуальные различия относительно малы по сравнению с межстрановыми, которые являются не характеристикой человека, а характеристикой институционального устройства в стране. Если государственные институты низкого качества, всё производное от них тоже будет тоже невысокого качества. Возникает вопрос, как добиться эффективного функционирования одного института, когда другие институты более общие, являются, скажем, так, далеко не идеальными? Ответ на этот вопрос – предмет другого разговора. Спасибо.

Дискуссии: Российская полиция: пути и задачи реформы

liberal.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: