Жизнь по Евангелию — раздражает?

В категориях: Трудные места

120912_1532_1.jpg


Все говорят — надо жить по Евангелию. А знают ли они — что это такое на самом деле? Мне в жизни довелось не только увидеть такого человека, но и поработать с ним. В такой ситуации есть только один выход — тоже начать жить по Евангелию. Иначе будешь все время раздражаться на «глупые выходки милосердия» со стороны этого чудика

Действительно, что такое милосердный самарянин? Он все сделал для несчастного ближнего, даже гостинцу оплатил на неделю вперед. Но он справился сам, а не просил проезжающего мимо купца на своем ухоженном осле или верблюде взять бедолагу в свое седло.

Дело было в одном послевоенном городке. Я работала в бригаде с одним братом милосердия. Мы обходили по списку адреса и выясняли, кому какая нужна помощь. Такая разведка боем. В одном полуразбомбленном доме мы нашли старушку. Она не разговаривала по-русски, сидела без света и приготовилась умирать от голода. Времени у нас было мало, надо было успеть помочь всем в списке. Но тут мой напарник уперся: давай наколем ей дров, да давай наколем ей дров … «Какие дрова, говорю, нам еще целую улицу обходить, а возвращаться ночью?». Но если бы он один остался колоть дрова, то ясное дело, застрял бы до утра. Пришлось мне впрягаться в эту авантюру, бегать за топором (в послевоенном городке магазинов не так много), а потом еще два часа убираться в бабкиной квартире, выяснять вопрос с электропроводкой, потом разбирать лекарства, и так далее, и так далее... Я злилась, но понимала, что мой напарник поступает по-христиански, а значит, я со своим раздражением – настоящая свинья.

Дальше – больше. Любой несчастный, по мнению моего напарника, требовал полноценного ухода, и последующего внимательного наблюдения, причем именно в то время, когда члены команды обязаны были по законам послевоенного времени сидеть в штабе и поедать ужин в кругу соратников. В южной ночи мы с неутомимым моим братом милосердия расхаживали по расстрелянному городу, сверкая белыми халатами. «Ну и не надо нас забирать! – бодро комментировал он разгневанную отповедь по телефону нашего руководителя, беспокоившегося и отвечающего за нас. — Сами доберемся». «А что, такси поймаем!» – уверенно взывал он к моему чувству риска. «Ага, — думала я. — так и вижу, подбегаем ночью к БТР: «Не подвезете?».

В Москве мой напарник работает в «Автобусе милосердия», где занимаются помощью бомжам. Однажды мне рассказали про него такую историю. Один его друг, успешный бизнесмен, решил сделать доброе дело и подвести его в своем шикарном автомобиле до дома. И все бы хорошо, но из окна авто герой моего рассказа увидел бомжа. Совсем плохонького. «Останови!, – уже открывая дверь машины, крикнул он. – Его в больницу надо отвезти!». Так чистоте в салоне респектабельного джипа пришел конец. Респектабельный друг-бизнесмен тоже стала милосердным христианином. А что делать?

Похоже, что такая история — не единственная в арсенале христианской жизни моего напарника. На моих глазах, по первому зову, взгляду, намеку этот парень готов был, наплевав на правила, ринуться на помощь: туда надо не забыть принести воды, там вынести старую мебель, а туда принести кучу бинтов и ваты, собранную сердобольными прихожанами еще в Москве, в тот дом надо было принести последние его личные ботинки, потому что у страдальца из местных один с ним размер обуви, а на ту улицу надо ОБЯЗАТЕЛЬНО зайти и навестить дедушку Петю. «Правда, он необычный?» И я, как пристегнутая, не имея возможности вырваться из нашей сумасшедшей упряжи, бегала с ним везде и тихо давила в себе врага. В какой-то момент мне потребовалось остановиться и подумать, а что собственно происходит? Почему закипевший градус его милосердной деятельности так ошпаривает мою душу, казалось бы, давно закаленную в различных кругах социальной деятельности?

Есть такое выражение «давить на совесть». Так вот, это то самое, что делают все те, кто рядом с тобой безоговорочно исполняет Евангелие. И если я их когда-нибудь упрекну, только потому, что у самой кишка тонка, и пусть в меня бросят камень.

За свою жизнь мне довелось встретить трех таких человек. Они не сумасшедшие, но с ними очень тяжело, почти как с сумасшедшими. Но если им довериться, то вроде ничего. Однажды один такой человек меня спас от недоброго поступка. Когда мне за помощь пытались вручить очень большие деньги, и я в душе уже начала колебаться, он, как настоящий псих, гаркнув что-то нервное в сторону этих людей, схватил меня за руку и уволок вон. Я не успела даже моргнуть. И такой радостный был. Почти вприпрыжку шел. «Хорошо, что мы не взяли? Правда? – говорил он мне так, как будто это ему, а не мне предлагали деньги. «Пусть левая рука твоя не знает, что делает правая», правда? — процитировал он Нагорную проповедь, поглядывая на меня с играющей улыбкой во весь рот.

Бедный, хорошо, что он не мог в этот момент заглянуть мне в душу…

nsad.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: