Библейский призыв к христианской трезвости

В категориях: События и вести


Батюшка, алкоголь - враг здоровью?

  - Конечно, враг.
  - А почему вы его употребляете?
  - А как сказано в Писании: "Возлюби врага своего"

Г. Гололоб

 

Писание вовсе не отзывается о вине одобрительно, как это может показаться с первого взгляда. Оно лишь описывает Божье позволение на его использование при жертвоприношении (Числ. 15:10) или в обычной жизни в виде концентрата (см. «сикера» в Втор. 14:26). Даже упоминания о том, что вино «веселит сердце» (Пс. 103:14-15; Еккл. 9:7), говорят нам о радости по поводу обладания любым напитком в стране с жарким климатом, где люди радовались даже обычной воде. При столь незначительных доказательствах позволения вина в Библии, впечатляют предупреждения об его опасности (Ис. 5:22; Притч. 21:17; 23:20, 21, 29, 35; Ис. 28:7), особенно же о том, что оно может стать причиной нравственного разложения (Авв. 2:15; Плач. 4:21).

Вино не случайно названо «глумливым» в Притч. 20:1. Писание явно осуждает пьянство от хмельного вина (Нав. 5:22; Притч. 23:20, 29-33; Ос. 4:11). Возможно, для празднеств использовалась не повышенная концентрация вина, а более дорогой сорт вин (Ос. 14:8), чем это было принято обычно. Вкусовые качества вина зависели не от содержания спирта, а от длительности и условиях сохранения вина. Также играл роль сорт использованного для изготовления вина винограда. Известно, что в Древней Греции по праздникам пили только лучшие сорта вин: хиосское, фалернское, сетийское.

Тем не менее, и этот вывод далеко небезупречен. Скорее всего, на свадебных пирах, затягивающихся на целую неделю, люди просто выпивали большое количество обычного напитка. Это вероятно, поскольку свадебные застолья с большим количеством людей совершались во дворе, прямо под палящим солнцем.

Иначе нам придется допустить наличие на свадьбе в Кане Галилейской (Ин. 2:3-10) вероятности перепоя, к которому был бы причастен Сам Господь. Без этого предположения нам трудно объяснить надобность столь огромного количества вина, которое Иисус превратил из воды. Если «мера» (Ин. 2:6) вмещала в себя объем почти в 40 литров, тогда «шесть каменных водоносов», величиной каждый в две меры, содержали не менее 480 литров вина. Если же каждый из них вмещал три меры, тогда это число увеличивается до 720 литров. Количество приглашенных гостей было явно небольшим в виду бедности принимающей гостей семьи, коль прибытие нескольких дополнительных (кроме Самого Христа) человек застало ее врасплох.

Единственное одобренное Богом использование вина в Библии выражается в оказании медицинской помощи. Вино издавна использовалось в медицинских целях наружно (Лк. 10:34) или внутренне (1 Тим. 5:23). Текст 2 Цар. 16:2 говорит об использовании вина для лечения «ослабевших в пустыне». Древние греки с этой целью добавляли в него целебные корни, а римляне мед. Больным оно давалось в подогретом состоянии. Согласно Быт. 49:11, если это не метафора, в вине (следует полагать, разбавленном) производилась стирка одежды. Разумеется, это могли себе позволить только богатые люди.

Тексты, подобные Плач. 2:12, говорят об использовании вина в качестве обычного напитка, а не средства получения удовольствия. Очень часто вино фигурирует рядом с хлебом (Быт. 14:18; 27:37; Числ. 18:12; Втор. 7:13; 11:14; 32:28; Суд. 19:19; 1 Цар. 25:18; 4 Цар. 18:32; Неем. 5:11, 15: 10:39; Пс. 4:8; 103:15; Притч. 9:5; Еккл. 9:7; Ис. 36:17; Иер. 5:17; Ос. 2:8-9, 22; Иоил. 1:10; 2:19, 24; Ам. 4:9; 5:11; Агг. 1:11; Зах. 9:17). Не случайно и в качестве символов Своей Смерти Христос выбрал именно эти продукты питания первой необходимости (1 Кор. 11:27). Если же вино использовалось так часто и в качестве обычного продукта питания, то столь широкое и интенсивное его употребление можно объяснить лишь кардинальным отличием его состава от современного вина. Не случайно о разбавлении вина говорят нам тексты: Притч. 9:2, 5; Песн. 7:3; Ис. 65:11. Отсюда легко объясняется факт большого потребления такого вина. В Древней Греции, например, норма легкого вина вторичной выжимки для раба состояла из 600 мг.

Факт разбавления вина общеизвестен в древности как средство, наиболее пригодное для утоления жажды. В Древней Греции вино редко подавалось на стол неразбавленным. Как правило, в него добавлялась вода из источников или растаявших ледников. Разумеется, значение такого вина в Древнем Израиле было равнозначно значению обыкновенной воды, которой обычно не хватало в странах с жарким климатом. До сих пор туристам в Израиле рекомендуют выпивать не менее 3-х литров жидкости в светлое время суток.

Наконец, пьянство осуждается в Новом Завете еще более строго, чем в Ветхом (1 Кор. 5:11-13; 6:9-10; Гал. 5:19-21). Служителям строго запрещено быть пьяными, а следовательно, выпивать (1 Тим. 3:3, 8; Тит. 2:3 в оригинале слово «бдительны» означает «трезвы»). Отталкиваясь от ветхозаветного запрета пить вино при священнодействиях (Лев. 10:8-11; ср. 1 Цар. 1:14), мы можем применить это же правило для христиан, ставших подобными ветхозаветным священникам. Апостол Павел, советовал Тимофею принимать вино в сугубо медицинских целях, и то оговаривая условия его использования в слове «немного».

Итак, для того, чтобы выполнить заповедь Божью «Не упивайтесь вином», нужно использовать его только в медицинских целях. Оно может приниматься в таких концентрациях и количестве, чтобы не вызывать состояние опьянения. Когда человек пьян, первым признаком чего является «развязный тон» разговора, нет разницы, сколько он пил до этого и является ли он хроническим или случайным пьяницей. В этом смысле пьянство и опьянение понятия равнозначные.

Вопрос о мере употребления спиртного сегодня находится в рамках подобных споров о «справедливом гневе», о «благородной лжи», об «уместном добрачном сексе». То, что некогда было досадным исключением, сегодня уже становится нормой, смеющейся над «допотопными правилами» поведения христиан в мире. Сегодня благородно лгут продавцы, бизнесмены при составлении налоговых деклараций, рекламные агенты, журналисты, адвокаты, дипломаты, президенты, включая и христиан. Лгут все, и даже получают за это деньги.

Когда сегодня христианским ценностям бросается вызов вопросом: «А в чем собственно опасность частичных уступок миру?», мы отвечаем: «Эта опасность состоит в простом свыкании и превращении исключения в правило». Некто это выразил так: «То, что сегодня мы терпим, завтра жалеем, послезавтра обнимаем». Тот, кто любит только смотреть на грех, со временем начинает его делать. Сегодня мы не видим опасности в слабом использовании спиртного, завтра не осудим себя - за чрезмерное. Если сегодня мы не готовы ненавидеть грех, тогда завтра он станет нам знакомым настолько, что будет восприниматься как друг.

Если это и случается в христианской жизни, то уж никак не под рубрикой «Дозволено Самим Богом». Не мы ли сами начинаем страдать от этой лжи и уступчивости, когда она оказывается нам невыгодной? Если маленький грех безопасен, тогда почему мы считаем низостью, когда врач лжет пациентке о состоянии ее здоровья, когда подрядчик лжет своему заказчику о количестве цемента, затраченном на закладку фундамента дома, или когда торговец лжет клиенту о качестве продаваемого продукта, или когда работница лжет своему начальнику в отчете о расходах, или когда муж лжет жене о женщине, флиртующей с ним в его офисе? Почему бы нам не узаконить все это одним махом?

Однако во что же тогда превратится наш мир, и не придет ли ему тогда тотчас конец? Даже от малого греха все равно имеются пострадавшие, а если он систематический, то отрицательные последствия возрастут до катастрофических размеров, превышающих большие грехи. То, что делает постоянно падающая по капле вода, превосходит по размерам своих последствий работу отбойного молотка. Жене легче увидеть однажды напившегося в доску мужа, чем каждый день разговаривать с получеловекообразным типом, имеющим веселый вид и никакой ответственности.

Невозможно говорить «почти правду». Это будет либо ложь, либо правда. Невозможно чуть-чуть забеременеть, чуть-чуть принимать наркотики, чуть-чуть гневаться. Это либо есть, либо его нет. Подобным же образом невозможно усидеть на двух стульях пьянства и трезвости. Таким же образом нет оправдания умеренной выпивке. Есть лишь нарушение Божьей воли в вопросе ведения христианского образа жизни. Чем дальше мы отходим от Бога и принципов христианского учения, тем с большим нравственным обманом и бесчестием мы сталкиваемся в наших церквах.

Христианам не остается иного выбора, как отвергнуть потребление вина полностью. Подвыпивший христианин, навеселе или на похмеле, – это христианин, ставший на путь отступления от чистоты евангельского учения. Если он будет продолжать упорствовать в оправдании своего увлечения спиртным, он должен быть выведен из церковного членства. Случаи неоднократного опьянения должны наказываться немедленно. Яд остается ядом в любой своей концентрации, а вино – злом в любом своем виде.

rusbaptist.stunda.org

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: