Полиция крышует рабовладельцев, захватывающих в рабство славян

В категориях: События и вести


Тракторист Дмитрий из Смоленской области поведал, как попал в рабство в Дагестане и как этому способствовала полиция: "Очнулся я в "Газели". Меня растормошили полицейские. В микроавтобусе сидели еще несколько незнакомых мне человек. Наши паспорта полицейским почему-то показывал совершенно посторонний мужик. В голове шумело. Я сказал полицейским, что вообще не понимаю, как здесь оказался. Но этот мужик, который паспорта наши показывал, вывел людей в форме на улицу и вскоре вернулся. "Газель" поехала дальше. Кто-то сказал, что мы уже в Дагестане", - поведал Дмитрий.

Еще один случай обращения в рабство произошел в Подмосковье: за помощью обратилась украинка, которую позвали в Москву работать продавцом, а затем цыгане отобрали у женщины паспорт, лишили свободы и заставили побираться у железнодорожных станций. "Заманивали именно славянок - чтобы народ из жалости больше денег давал", - отметил Мельников. "Женщине удалось убежать, она дважды обращалась в разные отделения полиции, но ее посылали. Потому и пришла в УБЭП, от безысходности". Оттуда и позвонили волонтерам.

Когда активисты явились к дому, где держали пленниц, там уже никого не оказалось - как выяснилось, двумя днями ранее к цыганам наведался участковый, и они исчезли.

Спасенная 34-летняя Людмила из Одессы рассказала, как ее заставили нищенствовать: "Со мной никто не церемонился. Сказали, что если откажусь, будут бить, а потом сдадут полиции - документов-то у меня нет, ни одного знакомого в Москве... Я рыдала, но вместе с другими женщинами пошла просить милостыню". Всего на "производстве" трудились два десятка женщин - их одевали в лохмотья, на "Газели" довозили до электрички и заставляли попрошайничать в вагонах, а потом на станциях в метро. Вечером всех забирали с "точек" и везли в дом.

"Если за день я приносила меньше четырех тысяч рублей, меня били, - поведала Людмила - Если 5-6 тысяч - ставили на стол водку с колбасой. Примерно половина женщин в доме - мои ровесницы. Другие - бабушки по 70-80 лет. Им приходилось тяжелее всего... Я решила бежать. Пришла в отделение полиции, но меня даже слушать не стали - прогнали, потому что я была одета как нищенка. Выслушали только в третьем отделении. Там и помогли связаться с волонтерами..."

newsru.com


 

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: