Вера и религиозные убеждения в современном российском обществе: социологический ракурс

В категориях: Политика, экономика, технология

"Российская газета" - Федеральный выпуск №5981 (5)

Екатерина Добрынина

 

Ученые из Института социологии попытались замерить "уровень религиозности" граждан России и сделали весьма любопытные выводы. Некоторые из них комментируют директор Института социологии РАН академик РАН Михаил Горшков и доктор политических наук, профессор, один из руководителей Центра "Религия в современном обществе" ИС РАН Мария Мчедлова

- До революции Россию считали страной "богобоязненных" людей, в советское время - воинствующих атеистов. А кто мы сейчас и на самом деле?

Михаил Горшков: Обычные люди. В нас всего в меру. Наши мечты связаны скорее с преодолением насущных проблем, чем с какими-то высокими упованиями. Конечно, принадлежность к той или иной конфессии накладывает отпечаток на поведение россиян. Люди, чьи духовные искания далеки от религии, как правило, в своих целях более эгоистичны. Однако очень важно понимать, что обращение людей к Богу включает в себя не только "хождение в храм", но и личный опыт - жизненную подпитку веры. Церковь как институт общества всегда играла в обществе важную роль, и сейчас от институтов власти она не отдаляется. Между тем напомню слова Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, который пожелал, чтобы Церковь никогда не подменяла духовное влияние на народ на "соблазны использовать мирскую, политическую силу для достижения своих целей".

Мария Мчедлова: Есть множество стереотипов о церкви и религиозных (прежде всего православных) людях, которые далеки от сегодняшнего дня. Приходы давно уже не "держатся на бабушках в белых платочках", и портрет современного верующего россиянина далек от привычных красок. И еще один кажущийся парадокс: человек может называть себя православным или приверженцем иной конфессии, но при этом в бога... не верить! Так, по данным опросов (а исследования ИС РАН религиозных взглядов россиян длятся уже более 20 лет), среди последователей православия в Бога верят 72%. По всем прочим религиям (мусульманство, иудаизм, католицизм, буддизм) цифры примерно такие же. Как такое может быть? Может. Причем этот "зазор" в четверть от всех респондентов сохраняется довольно давно. Для современного человека говорить "я православный" или "я мусульманин" вовсе не всегда автоматически означает "верить в Бога". Причисляя себя к определенной конфессии, он может иметь в виду приверженность ее традициям, этническую идентичность, объединение с группой единомышленников, "своих" (в противовес "этим другим"). Ведь религия сегодня выполняет консолидирующую функцию. В условиях размытых политических и гражданских форм солидарности она хоть как-то скрепляет наше общество.

- А как же пресловутая дорога к храму? Нужна ли она вообще?

Михаил Горшков: Религия становится все более важным жизненным камертоном выбора целеустремлений людей, именно она для многих определяет систему ценностей. Растет число религиозных движений, которые отстаивают не только религиозные, но и социально-политические интересы граждан. Мы наблюдаем рост авторитета религиозных лидеров в обществе, а также усиление пропаганды религиозного воспитания и образования. Религиозные институты и лидеры играют значимую роль в формировании общественного мнения, поэтому граница между верующими и неверующими в ряде вопросов оказывается размытой и почти не видна. Так, один из ключевых императивов пореформенного российского общества - обеспечение принципа социальной справедливости, в чем, как мы видим, наблюдаются немалые сложности. Церковь сейчас едва ли не единственный социальный институт, который эту проблему внятно артикулирует. То же можно сказать и о проповеди милосердия, толерантности, сострадания к ближним, бескорыстия, солидарности... Как раз того, в чем нуждается наше "распавшееся на атомы" общество.

Мария Мчедлова: Те, кто в Бога не верят, и в храмы, конечно, не ходят. Но они вполне согласны с теми благими для общества идеями, которые она проповедует. Религиозность делится на две части - на внутреннюю и на внешнюю. Внутренняя - это ваша личная вера, которую не замеришь и о чем сказать можно только словами апостола Иакова: "Вера без дел мертва". А есть внешняя религиозность, которую мы и замеряем, основываясь на поведении людей: как часто они молятся, ходят в церковь, исповедуются и т.д. Социальная опора православия - это около 11-14% человек, из них глубоко верующих и соблюдающих все каноны примерно 3-4%. И вот они вовсе не беззубые старушки в платочках. Чаще всего - это жители мегаполисов, люди образованные и с хорошим уровнем доходов. Не униженные и оскорбленные, как это любят представлять. Среди глубоко воцерковленных есть и молодежь, и старики, бедные и очень обеспеченные, как говорится, маленькие люди и занимающие видные посты. При этом, как это ни парадоксально, более всего предрасположены к религии самые бедные и самые обеспеченные россияне. То же самое со статусом - россияне тяготеют к религии тогда, когда власти у них много (например, они способны влиять на принятие решений в масштабах всего предприятия, где работают), или тогда, когда власти нет вовсе. Политические предпочтения у прихожан самые разные - есть и правые, и левые, и центристы, и либералы. Религиозность не оказывает влияние на политические предпочтения.

-А дает ли церковь современному человеку "счастье в личной жизни"?

Михаил Горшков: Наши исследования установили: люди религиозные, искренне верующие более лояльны к политическим институтам, менее склонны к насильственным действиям, более терпимы, смиренны перед превратностями и больше склонны к патерналистским моделям поведения. Вопреки стереотипу, верующие и религиозные люди более толерантно относятся к представителям других конфессий. Что же касается повседневной жизни людей, то данные опросов как в Европе, так и в России показывают: церковь постепенно перестает оказывать влияние на те сферы личной жизни, которые она раньше регулировала. Например, у нас даже воцерковленные люди (конечно же, не все) способны преступить церковные установления в брачной сфере. Они готовы на внебрачные половые связи, аборты, на "пожить вместе" в качестве репетиции семейной жизни, расторгнуть брак даже после церковного венчания... Вера и семья у нас тоже зачастую в разводе, и хорошего в этом мало. Но будем реалистами: в преодолении подобных духовно-нравственных коллизий и священники, и социологи, и кто угодно другой бессильны. Здесь срабатывает лишь один регулятор - самокультура.

rg.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: