Социальный капитал и потребительское поведение населения России

В категориях: События и вести


Результаты социологического исследования Левада-Центра, февраль 2013

 

По заказу Центра макроэкономических исследований Сбербанка России в конце 2012 года аналитическим центром изучения общественного мнения «Левада-центр» было проведено исследование неэкономических факторов формирования динамики и структуры потребительского поведения населения.

Исследования финансового поведения населения России фиксируют достаточно примитивную его структуру, которая медленно развивается в последнее десятилетие, несмотря на кратный рост денежных доходов населения и появление новых институциональных возможностей для возникновения разнообразных направлений инвестирования личных накоплений. Сбережения населения концентрируются на банковских депозитах, а потребительское кредитование развивается в основном, в том числе в последний год, за счет наращивания необеспеченных денежных кредитов. Увеличение денежных доходов и общий рост уровня жизни массовых слоев российского населения особенно в годы до кризиса 2008г., не приводит к широкому распространению более продвинутых и сложных форм сберегательного и кредитного поведения.

Все чаще исследователи приходят к выводу, что причины отсутствия значимых изменений в финансовом поведении населения следует искать не только в экономических показателях доходов, ставок процентов и темпов инфляции, институциональных параметрах, регулирующих сферу частного потребления, но и в социокультурных характеристиках общества.

В частности, особое внимание уделяется важности таких понятий как доверие, чувство ответственности, уровень адаптированности людей к сложившимся социально-экономическим условиям. Предполагается, что все эти факторы оказывают существенное влияние на поведение людей в целом, в том числе на сберегательное и кредитное поведение. Расширение зон доверия, повышения ответственности за условия собственной жизнедеятельности, рост уверенности в себе, которая является проявлением высокого уровня способности к социальному взаимодействию с окружающим миром, будут приводить к более активному и эффективному сберегательному и инвестиционному, а также ответственному кредитному поведению.

Другими важными факторами, определяющими потенциал структурных изменений финансового поведения населения, являются сформированные в обществе образцы, нормы, стандарты образа жизни, регулирующие целевые установки потребительского поведения. В зависимости от характера этих нормативных представлений могут складываться различные траектории структурных изменений в финансовом и кредитном поведении людей в условиях общего роста материального достатка. Речь идет о формировании иерархии потребительских образцов.

Проблема дефицита доверия давно стала ключевой в обсуждении социально экономических и социально-политических реалий российского общества. Однако операциональный характер она, тем не менее, приобретает с трудом. Точнее, ставшие почти обязательными ссылки на дефицит доверия как отрицательный фактор при обсуждении практически любых проблем, не дают и не пытаются дать ответа на вопрос о том, каким образом можно (и нужно) преодолевать это ограничение. Риторика доверия используется как инструмент в механизме взаимодействия агентов на потребительском рынке с целью привлечения потребителей, в рамках улучшения имиджа отдельных игроков на рынке. Эффективность такого рода апелляции к понятию «доверия» не является очевидной, поскольку не определена связь между вербальным выражением доверия (пусть даже искренним и добропорядочным) и реальным, практическим поведением, в том числе финансовым.

Определение «доверия» как социального взаимодействия, ориентированного на высокую вероятность того, что действия партнера будут надежно соответствовать моральным и ценностным представлениям «доверителя» (важно, что обязательства носят взаимный характер) предполагает обязательный коллективный характер обеспечения доверия. Доверие входит в состав общего набора институциональных и групповых норм поведения, образа жизни . Внутренние границы доверия очерчены вероятностью неисполнения взаимных обязательств. Многообразие структур социального взаимодействия предполагает наличие многочисленных зон доверительных взаимоотношений. Способность человека различать границы доверительных зон и переходить из одной зоны в другую характеризует уровень его «социализации». Общая атмосфера доверия является характеристикой эффективности и значимости институтов общества, а низкий уровень доверия означает механическую интегрированность общества, наличие многочисленных несогласованных социальных порядков, дефицита социального капитала.

Подобное определение социального смысла и функций доверия обозначает, что оно тесно связано с понятиями социальной (и личной) ответственности и возможностями реализовать эту ответственность, т.е. контролировать и влиять на события как собственной жизни, так и окружающего мира. Кроме того, соотнесение доверия и степени социализации (членов) общества предполагает, что индикаторы последнего являются дополнительным операциональным критерием. Доверие также тесно связано с уверенностью в собственных силах.

Широко распространена гипотеза, согласно которой расширение доверия в обществе связано с более высоким уровнем экономического развития (например, поскольку доверие позволяет экономить на транзакционных издержках). Исследования в рамках WVS и ESS, а также многих других, демонстрируют наличие взаимосвязи между уровнем доверия и размерами ВВП .

Задачей данного исследования является оценка влияния уровня доверия и связанных с ним характеристик на сберегательное и кредитное поведение, в частности - на перспективы формирования со стороны населения долгосрочных инвестиционных ресурсов.

 

Потребительское поведение россиян через призму доверия и ответственности. Социологическое исследование Левада-Центра, февраль 2013

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: