«Это обычный разбой, а никакая не исламская революция»

В категориях: Общество, Церковь и власть


"Тогда будем бить". Журналистка Анхар Кочнева рассказала о сирийском плене и побеге

 

Журналистка Анхар Кочнева, в октябре похищенная сирийскими боевиками и проведшая пять месяцев в плену, поделилась подробностями о своем неожиданном побеге. Оказывается, украинская гражданка спаслась благодаря дерзости и счастливому случаю - ей повезло найти помощь у людей, лояльных правящему режиму.

Сначала журналистка рассказала "Комсомольской правде" о том, как произошло похищение: "Я была в Тартусе на мероприятии в доме культуры. Возвращалась в Дамаск с пересадкой в Хомсе... Они потом, чтобы повысить мою стоимость, врали, что я якобы ехала чуть ли не с танковой колонной... На самом деле я ехала на обычном желтом такси. Нас под Хомсом остановили вооруженные люди на автостраде, они были одеты в форму регулярной сирийской армии... Водителя измочалили абсолютно, мне потом говорили, что его убили. Это обычный разбой, а никакая не революция. Это разбой, это похищение людей с целью получения выкупа".

По ее словам, у непосредственных похитителей ее вскоре забрал "другой бандит, который начальник всех этих бандитов был". "Московский комсомолец" со слов Кочневой пишет, что речь идет о начальнике военного совета так называемой Сирийской свободной армии региона южных пригородов Хомса.

Далее, по словам женщины, ее отвезли в некий дом в Хомсе и держали под охраной. Причем сначала все шло как будто неплохо: кормили нормально, вроде не обижали. "А потом, как у матроса Железняка, - "караул устал"... Ему плохо - он на меня орет, он в меня тазами железными кидал, оскорблял постоянно".

"Меня бы убили и потом сказали, что это сирийское КГБ меня угрохало"

До серьезного рукоприкладства, надо полагать, дело не дошло, хотя вести от похитителей журналистки приходили страшные. Несколько раз бандиты назначали "день икс", в который грозили убить заложницу, если их требования не будут выполнены.

"Мне наоборот говорили - не бойся, мы тебя выпустим... Но я понимала, где они находятся, я знаю, кто они и что они... Я слышала, что он (главарь боевиков) говорил другому: мы вот за нее, может быть, несколько миллионов получим и купим оружие... Они меня, скорее всего, готовили к тому, чтобы сказать: ой, давай мы запишем для Джазиры, что ты типа шпионка, а потом тебя отпустим. Я бы сказала, что я шпионка и что они хорошие, что они меня отпустили. И после этого меня бы убили и сказали, что это вот сирийское КГБ за разглашение тайны меня угрохало. Это то, что меня реально, скорее всего, ждало", - рассказала журналистка.

Собственно, признаться в шпионаже в пользу России Кочневой, даже не имеющей гражданства РФ, все же пришлось. В ноябре по арабским сайтам и СМИ распространилась видеозапись, в которой журналистка называет себя агентом, участником боев и сотрудником сирийского Минобороны - якобы она работала переводчиком у российских специалистов, будто бы помогающих армии Башара Асада.

"Заставляли угрозами. Я сначала отказалась, а они сказали: "Тогда будем бить", - поведала Кочнева.

Заметим, что в "признание" женщины сразу же не поверили ее коллеги в России, хотя целевая аудитория у ролика, надо полагать, была иная. Как и в случае с "уткой" о ликвидации в Сирии российского генерала Владимира Коджиева, на поверку оказавшимся живым-здоровым отставным офицером, преспокойно обитающим в Москве.

"У них был шанс накормить голодных ценой моей свободы"

Переговоры об освобождении Кочневой МИД Украины, чьей гражданкой женщина является, вел практически с самого ее похищения, однако безрезультатно. Подробностей о ходе диалога дипломаты все это время не предоставляли, и теперь понятно, почему - этого самого диалога фактически не получилось из-за того, что похитители постоянно меняли условия.

"Первое требование было выпустить 10 заключенных. Они потом сами отказались. То есть, они могли сделать хорошее дело - они могли отпустить меня и помочь людям выйти из тюрьмы, - рассказала Кочнева. - Потом они сами попросили гуманитарную помощь в тот район, где они находятся. В обмен на меня. Потом тоже передумали. То есть, у них был шанс накормить голодных людей ценой моей свободы, но они решили мою жизнь поменять на деньги. Вот что это за люди".

Затем решили ограничиться деньгами, причем, по некоторым данным, за женщину просили 50 млн долларов. Потом, правда, цена упала до пяти миллионов.

По словам журналистки, поняв, что денег за нее все равно не заплатят, она начала готовить побег. На свободе был некий человек, который собирался оказать помощь, но в последний момент что-то случилось, и помощь так и не пришла. "И я все сделала сама. То есть, я просто вышла из дома, прошла мимо их блок-поста, который был в трех метрах от моей двери. Между мной и ими были железные ворота, где-то метр между нами был, - вспоминает женщина. - Я шла 15 километров по полям, по огородам".

Она вышла к людям и, еще не зная, на чьей они стороне, решила рассказать правду о себе: "И они сказали: "Не бойся, тут бандитов нет. Мы против них"... И они меня переправили на ту сторону - туда, где меня ждали уже люди, которые три месяца занимались моими поисками".

"Когда человек чего-то очень хочет, то бог ему это дает", - заявила Кочнева ТСН.

"Потом в Дамаск, обратно"

Сегодня Кочнева планирует посетить посольство Украины в Дамаске, передает УНИАН. Затем в планах женщины приехать в Москву, пообщаться с родней и подлечиться - за месяцы плена здоровье было подорвано. "А потом в Дамаск, обратно", - заявила она "КП".

Коллега журналистки Дарья Митина подтвердила планы Кочневой Life News: "Анхар будет продолжать делать свое обычное дело. Она и дальше будет разоблачать бандитов и Запад, который их финансирует".

В Сирии Кочнева прославилась как ярый сторонник действующего президента. Гражданка Украины, она очень много работала именно с российскими изданиями. В частности, была внештатным корреспондентом на портале "Утро.ру", сотрудничала с НТВ, РЕН ТВ и Russia Today, а также занималась сопровождением приезжающих в страну российских журналистов.

newsru.com

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: