Главный принцип госслужбы: люди работают, деньги тратятся, но результаты никому не интересны

В категориях: События и вести


Журналисты предвосхитили выступление Владимира Путина на конференции Общероссийского народного фронта. Slon опросил госслужащих об эффективности работы на государство. Респонденты попытались говорить откровенно, а потому - анонимно.

В системе РЖД: на зарплату мало кто живет, но заработать дополнительно можно на любой позиции

У еще одного героя публикации экзотическая профессия: он - железнодорожник в третьем поколении и хотел найти работу поближе к рельсам и шпалам. Иллюзий он не питал: знал, что без связей не найдет места, но даже со связями это удалось только с третьей попытки.

"Официальный прием на работу в "РЖД" закрыт, но людей не хватает. Поэтому действует такая система: берут на работу людей, навыки которых нужны, и официально зачисляют на свободную позицию", - рассказывает аноним. Сам он числился уборщиком территории, но чем только не занимался: "Однажды даже пришлось платформу варить-чинить, хотя это, конечно, запрещено, к такой работе нужен допуск".

Дисциплина на вокзале железная: за опозданиями строго следят и могут лишить премии. "Это все, конечно, не так страшно. Страшно - если в то время, когда тебя не было на рабочем месте, случилась какая-то трагедия", - объясняет ценность дисциплины инкогнито с московского вокзала.

"Если случается происшествие на дороге, то виновных найдут и накажут. Если комиссией будет доказано, что поезд сошел с рельс из-за дяди Васи, который два года назад недокрутил винтик, то дядю Васю найдут", - уверен аноним.

Что касается зарплат, то на вокзале можно рассчитывать на 20-50 тысяч рублей в месяц. Начальство получает около 80 тысяч рублей.

"Есть "прожженные эржэдэшники", которые будут делать все настолько медленно, лишь бы ничего не делать: просто сидеть в своей каморке, почти не шевелиться, пить чай и получать свои 20 тысяч рублей. Видимо, они считают, что за такие деньги даже двигаться не надо", - рассказал герой интервью.

Правда, многие официальным заработком не ограничиваются: "На зарплату мало кто живет, ведь заработать при желании можно на любой позиции. Просто нужно крутиться, нужно понимать, что и как устроено, ну и чтобы люди тебе верили, доверяли. Мне кажется, на вокзале можно даже не работать, но зарабатывать".

В науке: условий для работы нет

Так, сотрудник "Росатома" рассказал журналистам, как в России обстоят дела с наукой: "Минусы начинаются с того, что молодежи быстро становится очевидно, что на работе нет условий для собственно работы". При дефиците кадров берут практически всех желающих, тем более что их не так много. Однако стариков на службе более чем достаточно.

"Я точно могу сказать, что в нашей сфере очень слабый карьерный рост - пожилые сотрудники никуда не собираются двигаться, а их места могут занять только их же дети и внуки - не факт, что светила в науке. Соответственно, то, что благородно называют преемственностью, процветает", - рассказал аноним из "Росатома".

На проблемы финансирования молодой ученый не жалуется: деньги "вбухивают". При этом многие заказы могли бы обойтись дешевле, но никто об этом не задумывается.

Также никто не заботится об эффективности расходования времени: "У нас вообще часто бывает так, что ты бегаешь по работе в мыле, не понимая, что делаешь. Потому что исправляешь кучу косяков, совершенных при сдаче проекта заказчику... В итоге ты не занимаешься абсолютно ничем, потому что ничего исправить на этой стадии уже в сущности и невозможно!"

По словам сотрудника "Росатома", активные молодые люди, которые путешествуют и интересуются, быстро понимают, что могли бы расходовать средства эффективнее. Сам интервьюируемый из тех, кто путешествует - он втайне от начальства проводит исследования в Польше, там же собирается получать ученую степень.

"Самая большая обида - это то, что я, жалея себя, прекращу работать на науку моей страны. Уже сейчас самые интересные идеи я апробирую в Польше - в НИИ, где защищаюсь, - а не на своей работе. Если об этом станет известно начальству, то это будет воспринято как измена, и не без оснований", - резюмировал сотрудник "Росатома".

ФГУП при Минэнерго: черные зарплаты и отсутствие электричества

С журналистами также согласился поговорить сотрудник организации, ныне уже не существующей: при Минэнерго после ледяного дождя 2010 года возникла структура, ответственная за пиар.

"Я там работал менеджером по работе со СМИ, хотя шел на позицию копирайтера, а занимался вообще каким-то непотребством... Я сидел на стуле, составлял списки журналистов и обзванивал их. Работа была скучная, бестолковая, и с ней справилась бы и секретарша. Однако у нас был целый отдел, который получал по 2000 долларов в месяц", - рассказывает аноним. Зарплаты при этом выдавали "в черную".

Самым привлекательным в работе были командировки по всему миру: "Куда Минэнерго, туда и мы".

Всего в отделе было 30 человек, хотя до образования этой странной структуры те же функции выполняли всего10 сотрудников. "При этом, понятное дело, мы ни с чем никогда не справлялись", - добавляет аноним.

"У нас был хороший коллектив, со многими мы до сих пор общаемся, - впоминает пиарщик. - Почти все, кстати, в декабре 2011 года и после ходили на Болотную, и ни от кого это не скрывалось".

Ничего не делать и получать за это деньги мужчине не очень нравилось. К тому же не покидало чувство ненужности того, что он делает.

"Идиотизмов в работе было много, они возникали периодически. Причина их возникновения кроется в нашем начальнике. Было такое ощущение, что в нем постоянно боролись актер и чиновник. Например, однажды начальству привиделось, что мы должны дважды в день обзванивать всех журналистов, предлагая им посетить какое-то мероприятие, узнавая на какое бы мероприятие они хотели сходить и выясняя почему", - рассказывает мужчина о минусах своей бывшей работы.

Еще один курьезный случай - работа над программой "Энергетика" для "России": "Монтажная студия находилась в здании Минэнерго (мы в другом месте сидели). Так вот, они частенько не могли работать, потому что в здании Минэнерго вырубали электричество".

Впрочем, главной проблемой экс-госслужащего было другое: "То, что ты вынужден делать мартышкин труд, - это только часть проблемы. Проблема в том, что начальство тебя расценивает как мартышку, поэтому тебе ничего не говорят, а ты ничего не знаешь. Кроме того, поработав в структурах, аффилированных с государством, я пришел к ощущению, что 50% работы, которую ты делаешь, не нужны. Люди работают, деньги тратятся, но результаты никому не интересны".

newsru.com

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: