Поразившая Америку речь: за ценности Библии, против левого либерализма, политкорректности и лжи

В категориях: События и вести


Дмитрий Дробницкий

В четверг 7 февраля на молитвенном завтраке в Белом Доме, перед президентом, его ближайшим окружением и гостями выступил известный врач-нейрохирург, религиозный активист, благотворитель и с недавнего времени автор политических бестселлеров Бен Карсон.

Такой простой и одновременно интеллектуальной отповеди на самом высоком уровне нынешний американский президент точно не получал. И уж точно очень давно не было такого, чтобы речь на молитвенном завтраке немедленно стала общенациональной политической сенсацией.

Сказать, что выступление Карсона произвело эффект разорвавшейся бомбы, — значит не сказать ничего. Даже после главной американской новости месяца — послания президента к Конгрессу — оно продолжает будоражить СМИ и взрывать интернет. Видеоролик с записью речи доктора Бенджамина Карсона собрал на Youtube (в разных заливках) в общей сложности уже более четырех миллионов просмотров, в то время как обращение президента к Конгрессу не собрало и миллиона. О Карсоне пишут, с ним спорят, его поддерживают, с ним снимают интервью главные телекомпании Америки. И поток материалов пока и не думает иссякать.

Fox News озаглавило свой сюжет о его речи «Лекция для Обамы», The Wall Streat Journal отреагировал короткой, но яркой заметкой под названием «Бена Карсона — в президенты!», заголовок колонки в The Christian Post гласил: «Неполиткорректная речь ставит диагноз», ABC News всерьез интересовалась, будет ли Карсон будущим президентом, и затем сутки цитировала его ответ: «Оставим это в руках Господа», а либеральный Examiner назвал произошедшее «позорной ловушкой правых».

Как бы то ни было, нельзя не согласиться со вчерашней статьей в Chicago Tribune — Бен Карсон «впрыгнул» на политическую арену.

Что же такого сказал собирающийся в отставку чернокожий нейрохирург и писатель?

Доктор Карсон начал свою речь цитатами из Библии — книги Притчей Соломоновых и Паралипоменона. Пять цитат. Пять терминов светились сквозь них, задавая каркас будущей ажурной конструкции речи: знание, суждение, понимание, обновление и процветание.

Следом в ход пошли шутки, изрядно повеселившие аудиторию, а вот потом… Я видел, как продолжала растерянно улыбаться Мишель Обама, и как изменился в лице ее муж.

Изящно, как уверенный в себе фехтовальщик, Карсон нанес несколько смертельных уколов либеральным медиа и политкорректности, которую он пренебрежительно называл сокращенно — «пи-си» (PC)[1].

Так вот, мир «пи-си», согласно врачу, ставшему политиком, заставил людей отказаться от высказывания собственных мыслей, превратил мир в диктатуру обыденности и посредственности, уравнял бездарность и гений, лишил людей уважения друг к другу, заменил это уважение обтекаемыми фразами и подвергнул искренность чувств либеральной цензуре.

«Мы достигли такой точки, — говорил Карсон, — когда люди боятся говорить то, что хотят, поскольку это может кого-то оскорбить. Люди боятся сказать "С Рождеством" во время Рождества. Не важно, кому это говорить — иудею или человеку другой религии. Это же приветствие, доброжелательное выражение доброй воли! Надо эту "чувствительность" преодолевать. Она не дает людям говорить то, что они думают».

И далее: «Я никого не хочу обидеть. Но пи-си опасна. Потому что главными принципами этой страны всегда были свобода мысли и свобода их выражения. А пи-си затыкает людям рот, надевает им намордник. Она не дает людям обсуждать важные вещи в то самое время, когда сама ткань общества меняется. Нельзя поддаваться на этот трюк! Мы должны начать говорить о вещах, которые действительно важны».

Видимо, так доктор Карсон заранее извинился за то, с какой критикой он обрушится на все ключевые политические инициативы хозяина мероприятия, на всю левую повестку в целом.

Система образования страдает множеством недостатков, налогообложение тоже никуда не годится, система здравоохранения больна и порождает как в богатых, так и в бедных лицемерие и безответственность, и вообще американцы наблюдают «моральное разложение нации».

Что касается образования, то Карсон пояснил положение в этой сфере примером из своего бестселлера «Прекрасная Америка»[2], в которой есть специальная главка, в которой собраны экзаменационные тесты 1830-х годов для выпускников 6-го класса. «Попробуйте пройти их! — сказал оратор. — Уверяю вас, большинство выпускников колледжей не справятся с этими тестами!».

Проблема тут, по мнению Карсона, не только в уровне образованности — этот уровень критически важен для американского государства: «Наша нация была спроектирована для хорошо информированного и образованного населения. Когда люди становятся менее информированными, они становятся уязвимы. И с ними вся система».

Что происходит сейчас: «Сейчас, в информационную эру, эру технологий 30% людей, поступивших в ВУЗ, его не заканчивают, а 44%, начавших 4-летнюю программу колледжа, за 4 года ее так и не заканчивают».

Далее спикер рассказал о собственном фонде Carson Scholar, поощряющем одаренных школьников и студентов по всей стране. Фактически Карсон призвал к распространению его системы на всю страну — учить всех, но отбирать лучших, ибо «только лучшие могут поправить ситуацию».

Обамовской реформе здравоохранения также досталось. Вместо того, чтобы «кормить бюрократов», Карсон предложил систему личного самофинансирования медицинских расходов, а также адресную помощь малоимущим со стороны финансово благополучных граждан. Но каждый управляет своим медицинским счетом сам — именно так, по мнению спикера, и только так можно добиться от людей ответственного отношения к здравоохранению, да и к здоровью вообще.

Повышение налогов на богатых и вообще прогрессивную систему налогообложения доктор Карсон назвал неразумной:

«Когда я беру в руки Библию, что я вижу? Я вижу, что самый справедливый индивид в мире — Господь — дал нам систему. Это десятина. Я не говорю, что это обязательно должно быть ровно 10%, но принцип в этом… Система должна быть пропорциональной. Заработал 10 миллиардов — гони миллиард, заработал 10 долларов — гони доллар… А сейчас многие говорят, что это несправедливо, потому что тому, кто заработал миллиард, сделали недостаточно больно. Но где это сказано, что надо делать больно парню, заработавшему 10 миллиардов? Он уже внес в общий кошелек миллиард. Зачем делать ему больно?»

Ну и, разумеется, дефицит бюджета и государственный долг. Долг США столь велик, что, по словам Карсона, даже чтобы посчитать до цифры долга, понадобится 507 тысяч лет.

Речь доктора была приправлена притчами, историческими реминисценциями и анекдотами. Карсон напомнил об американской войне 1812 года, рассказал анекдот про линкор и маяк (который мы знаем в изложении Михаила Задорнова)[3], сравнил меры Обамы во время кризиса с родителями, поощряющими только ленивых детей… И закончив речь словами «благослови вас Бог», сошел со трибуны и вошел в историю.

Разумеется, можно сказать, что обращать внимание на слова врача-нейрохирурга по сложным вопросам экономики и социальной политики не стоит. Что он может знать! Все это, мол, популизм. Что же, на это Карсон ответил в своей речи, заранее отметая обвинения в политическом и экономическом дилетантизме:

«Ну и что, что я врач? У меня есть для вас новость. Пять врачей подписали Декларацию независимости. Врачи участвовали в написании Конституции, Билля о правах, всего, что мы знаем. Да, в последние десятилетия, мы отошли от этих дел. Думаю, это ошибка. Нам нужны врачи, ученые, инженеры, чтобы они участвовали в правительстве, а не только юристы… Ничего лично не имею против адвокатов, но чему их учат? Победить оппонента не мытьем, так катаньем? От этого пора избавляться. Не побеждать надо, а решать проблемы».

Так что есть левый популизм, а есть правый. И со всем тем меритократическим и даже технократическим дискурсом и прославлением XVIII и XIX веков Карсон, разумеется, является правым популистом. Но, с другой стороны, раз левые имеют право на простое изложение своих обладающих популярностью идей, почему тем же приемом не воспользоваться правым? Пожалуй, единственная страна в мире, где этот прием сегодня пройдет, это Америка.

И если, как говорят левые, «наивные капиталистические рецепты» хороши для XIX века, но не работают сегодня, то, может быть, дело не в негодности рецептов, а в том, что Карсон назвал «моральным разложением», а также в упорном желании отказаться от серьезного разговора по существу под прикрытием академической мины и политкорректности?

Ну а закончить бы я хотел также цитатой из доктора Карсона:

«Каков символ нашей нации? Верно, орел… А почему этот орел может лететь? Лететь высоко, лететь вперед? Потому что у него есть два крыла — правое и левое».

На какое крыло встанет американский орел через 4 года, сказать трудно, но 7 февраля показало, что правое крыло в Соединенных Штатах сбрасывать со счетов не стоит. Лайк на Youtube — это конечно же не избирательный бюллетень, но невероятная популярность речи Бенджамина Карсона показывает, что политкорректность и либеральные ценности многим не по нраву.

По сути дела, неожиданный поворот на завтраке в Белом Доме можно рассматривать как своего рода тест — что если перестать быть политкорректным, что если говорить людям простые, пусть и нелицеприятные вещи, что если даже в налоговой политике ссылаться на Бога? Судя по прессе и интернету, это может сработать.

terra-america.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: