Роль юмора и гиперболы в Новом Завете

В категориях: Трудные места


Яков Кротов

Юмор в Евангелии есть, потому что в Евангелии есть гиперболы, преувеличения. Преувеличение характерно для юмора, начиная с самого "детского". Миниатюризация не побуждает смеяться, скорее, заставляет сосредотачиваться. Нужно разглядеть, вникнуть, а то и наклониться. Сдутый воздушный шарик вызывает жалость. Надутые щёки веселят. Схожее различие между реакцией на кислое и сладкое. Кислое бодрит, иногда до озноба, напрягает и мобилизует. Сладкое расслабляет. Кислое сигнализирует об опасности, сладкое о покое. Огромное безопаснее миниатюрного. Именно огромное, а не большое. Слон раздавит человека, но под ступнею супер-слона человек останется невредим. Землетрясение кошмарно, но живёт человечество на Земле, которая вращается вокруг своей оси и при этом несётся сквозь пространство, и отлично себя чувствует.

Именно поэтому невероятные гиперболы в притчах Иисуса переводят эти притчи в разряд эстрадного юмора, а не детских ужастиков. Слишком невероятно, чтобы реальный жених не открыл рассеянным барышням и самый рассеянный или хамоватый господин приоденется, отправляясь во дворец. Абсолютно исключены как одалживание десяти тысяч талантов, так и урожай сам-сто. Все эти невероятности веселили и забавляли, а вовсе не напрягали, и с этим весельем люди легче принимали то, что принять невозможно. Человек не может подставить щёку, если его ударили, но есть одно исключение: человек легко подставит надутую щёку. Может, в ответ всё-таки и треснут, а всё-таки весельчаку даже смерть улыбается.

Подростковый юмор

Встречается в Евангелии и такой маргинальный вид юмора как антисоциальное поведение. Это не столько юмор высказывания, сколько юмор жеста. Человек только ещё овладевает искусством общения, в частности, и юмором. Улыбку и смех младенец использует не по назначению, они для него - лишь способ сообщить внешнему миру о своём состояние (как и слёзы с плачем). Ребёнок постарше уже умеет смеяться пальцу. Но настоящее, хотя и странное для взрослого человека чувство юмора, - это смех над падениями, над испражнениями (точнее, над словами, которые испражнения обозначают). Ребёнок долго учится тому, что речь делится на допустимую и недопустимую, после чего наслаждается допусканием недопустимого. Он словно выворачивается наизнанку свои трусики - и смешно. "Мир вверх тормашками", "topsy-turvy world" (английское выражение). "Всё-не-как-у-людей". Нарушение нормы может, оказывается, быть не опасным, не страшным, а - смешным.

То, что в христианстве позднее развилось в юродство, и есть такой телесный (очень часто, на уровне телесного низа) юмор. Сюда, можно надеяться, относится и призыв не хоронить отца, и "афедроном исходит", а главное, поведение самого Иисуса. В этом неправда всех, кажется, экранизаций Евангелия - в них начисто отсутствует юродство и детскость Иисуса. Самое большее, решаются изобразить "блаженненького", "князя Мышкина". Однако, "блаженненький" отличается от "блаженного" тем, что он и не смешит, и не смешон. Блаженненький вызывает умиление и сострадание, блаженный вызывает смех и оторопь. Блаженненький - слаб, блаженный - силён.

Разницу между насмешкой и смехом лучше всего сформулировал Ключевский: «Кто смеётся, тот не злится, потому что смеяться — значит, прощать». Кто насмехается, тот не простил. Самоирония есть отказ простить себя — самое парадоксальное действие человека. Люди ищут покоя как примирения с собой, прощения себя — и находят этот покой ценой отчуждения от других, дистанцирования от тех, кого нужно простить. Легче уйти, чем примириться. Уйти лучше, чем изгонять, но идеалом остаётся Христос — образец самоиронии и прощения, Бог, пришедший за изгнанниками, не желающими возвращаться. Иисусу нечего было себе прощать, и всё же Он иронизировал над собой — а как ещё можно разрешить парадокс силы, столь могучей, что она предпочитает погибнуть, но никого не погубить. Сила, которая не может удержать людей от бегства из рая и предпочитает взять вину на себя – «изгнал» – чем доказывать очевидное. Сила, которая может изгнать из человека беса, но не решается изгнать из человека эгоизм. Сила, которую так легко убить и которая сама никого не хочет убить, а хочет лишь оживить.

krotov.info

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: