Старообрядцы в Латинской Америке

В категориях: Общество, Церковь и власть


Жизнь и судьба русских староверов в Новом Свете

Алексей Карякин

 

В последнее время правительство России стало активно поддерживать возвращение на Родину соотечественников и их потомков, эмигрировавших за рубеж. В рамках этой политики несколько лет назад началось переселение в Россию старообрядцев из Боливии и Уругвая. В отечественных СМИ периодически появляются публикации и сюжеты, посвященные этим необычным людям. Они выглядят как выходцы то ли из Латинской Америки, то ли из нашего дореволюционного прошлого, но при этом сохранили русский язык и этническую идентичность.

Русская диаспора в Америках: многочисленность, блеск и скорая ассимиляция

Успешное сохранение своего языка и культуры на чужой латиноамериканской почве – это весьма редкое явление для русского рассеяния. В первой половине XX века в Новый Свет переселились сотни тысяч русских беженцев и переселенцев – белые эмигранты, религиозные сектанты, искатели лучшей доли и беженцы Второй Мировой войны, спасавшиеся от возвращения Советской власти на оккупированные немцами территории.

Среди них были известнейшие технические специалисты, которые внесли огромный вклад в развитие новой родины - Америки, например, Игорь Сикорский, Владимир Зворыкин или Андрей Челищев. Были известные политики, как Александр Керенский или Антон Деникин, знаменитые деятели культуры, как Сергей Рахманинов или Владимир Набоков. Присутствовали даже военачальники вроде начальника Генерального штаба армии Парагвая генерала Ивана Беляева или генерала вермахта Бориса Смысловского, советника знаменитого президента Аргентины Хуана Перона по вопросам антипартизанских операций и борьбы с терроризмом. На земле Северной Америки оказался независимый от коммунизма центр русского православия, истово хранивший дореволюционную традицию.

Не столь давно в Сан-Франциско или Буэнос-Айресе русская речь была распространенной. Однако сегодня ситуация в корне изменилась. Задача сохранения национальной идентичности оказалась непосильной для подавляющего большинства русских эмигрантов в Новый Свет. Их потомки во втором, максимум, в третьем поколении ассимилировались. В лучшем случае им удалось сохранить память о своих этнических корнях, культуре и религиозной принадлежности, в результате чего появились фигуры вроде известного канадского политолога и политика Майкла Игнатьева. Это правило справедливо и для старообрядцев из европейской России (купцов и горожан), которые также довольно быстро растворились среди населения Нового Света. На фоне общей судьбы русской эмиграции положение общин сибирских староверов в Латинской Америке, которые сегодня возвращаются в Россию, кажется необычным и удивительным.

Из России в Латинскую Америку: путь староверов

Латиноамериканские староверы – это потомки тех, кто спасался в XVIII – XIX веках от религиозных преследований российского государства в Сибири и позже на Дальнем Востоке. В этих регионах было создано много старообрядческих поселений, в которых сохранялись древние религиозные традиции. Местные староверы в своем большинстве принадлежали к особому толку в старообрядчестве – так называемым «часовенным». Это особое компромиссное направление, догматически равноудаленное как от поповцев, так и от беспоповцев.

У часовенных функции духовных лидеров исполняют выборные наставники-миряне («пока не объявится истинное православное духовенство»). Условия жизни на просторах Сибири закалили их, вынудили жить исключительно собственным хозяйством и сделали более замкнутыми и консервативными, чем остальные старообрядцы. Если в кино или художественной литературе изображают старообрядцев в виде каких-нибудь лесных отшельников, то их прототипом являются именно часовенные.

Революция и главным образом коллективизация повлекли за собой бегство староверов-часовенных из России. В 1920-х и начале 1930-х годов часть их переселилась с Алтая в китайский Синьцзян, а другая часть перебралась с российского Амура в Маньчжурию, где староверы осели главным образом в районе Харбина и создали крепкие крестьянские хозяйства. Приход в 1945 году Советской армии обернулся для старообрядцев новой трагедией: большая часть взрослых мужчин была арестована и выслана в лагеря за «незаконный переход границы», а хозяйства их семей, оставшихся в Маньчжурии, подверглись «раскулачиванию», то есть фактически разграблению.

После победы в Китае коммунистов в 1949 году новые власти стали недвусмысленно выдавливать из страны старообрядцев как нежелательный элемент. В поисках нового убежища староверы на время оказались в Гонконге, но в 1958 году при помощи ООН одна их часть выехала в США, а другая – в Аргентину, Уругвай, Парагвай, Чили и Бразилию. В последней из этих стран с помощью Всемирного совета церквей староверы получили 6 тысяч акров земли в 200 милях от Сан-Паулу.

Освоение Южной Америки

В конечном счете, отдельные общины староверов были основаны в целом ряде стран Латинской Америки. Многие семьи старообрядцев успели пожить не в одной стране до тех пор, пока в 1980-е годы их большая часть окончательно не обосновалась в Боливии. Причиной тому послужил радушный прием со стороны правительства этой страны, которое выделило староверам землю. С тех пор старообрядческая община в Боливии стала одной из самых крепких во всей Латинской Америке.

К южноамериканской действительности эти русские приспособились очень быстро, а сейчас и вовсе относятся с невозмутимым спокойствием. Старообрядцы стойко переносят жару, несмотря на то, что открывать тело им непозволительно. К ягуарам уже тоже привыкли, не особо их боятся, только защищают от них домашнюю живность. Со змеями разговор короткий – сапогом по голове, а кошек заводят не для охоты на мышей, а для ловли ящериц.

В Боливии староверы в основном занимаются земледелием и животноводством. Из самых популярных культур, выращиваемых ими, первое место занимают кукуруза, соя и рис. При этом, надо заметить, что это староверам удается лучше многих боливийских крестьян, которые живут на этих землях на протяжении нескольких столетий.

В отличие от Уругвая, где потомки русских сектантов живут в поселении Сан-Хавьер, боливийские старообрядцы смогли сохранить не только религию и сложившийся несколько веков назад уклад жизни, но и русский язык. Хотя некоторые из них уехали в крупные города, такие, как Ла-Пас, большинство староверов предпочитает жить в тихих деревушках. Детей в большие города отпускают неохотно, ведь там, по мнению родителей, к которым принято прислушиваться, очень много бесовских соблазнов.

Примечательно, что находясь на таком удалении от исторической родины, боливийские староверы сохранили свои культурные и религиозные обычаи даже лучше, чем их единоверцы, живущие в России. Хотя, может быть, удаленность от русской земли и послужила причиной тому, что эти люди так яро борются за свои ценности и традиции.

Сохранению традиционных ценностей сильно способствует то, что латиноамериканские староверы не разрешают своим детям вступать в брак с людьми другой религии. А поскольку там на данный момент проживают около 300 русских старообрядческих семей, в которых как минимум по 5 детей, выбор у молодого поколения достаточно велик. При этом не запрещается жениться или выходить замуж и за коренного латиноамериканца, но он должен обязательно выучить русский язык, принять веру супруга и стать достойным членом общины.

Старообрядцы в Боливии – это самодостаточные общины, но они не оторваны от внешнего мира. Они смогли прекрасно наладить не только свой быт, но и культурную жизнь. Например, праздники справляют там очень торжественно с плясками и песнями, но с такими песнями, которые не противоречат их религии. Несмотря на то, что телевизор, к примеру, под запретом, они никогда не скучают и всегда знают, чем им заняться в свободное время. Наряду с обучением в местной школе, где все занятия проходят на испанском языке и где они общаются с местным населением, они занимаются и со своими учителями, которые преподают им старославянский и русский языки, ведь священные книги написаны именно на них. Интересно, что все староверы, живущие в Боливии, говорят без испанского акцента, хотя их отцы и даже деды родились уже в Латинской Америке. Более того, речь их до сих пор носит явные черты сибирского говора.

Покидая Латинскую Америку

За время пребывания староверов в Боливии в этой стране сменились многие президенты, но никогда старообрядцы не имели сложностей в отношениях с властями. Серьезные проблемы у боливийских староверов начались с приходом к власти президента Эво Моралеса, одного из главных фигур «левого поворота» в Латинской Америке и первого лидера Боливии, посетившего Россию. Этот политик выступает как поборник идей социализма, антиимпериализма и защитник общин, в которых многие индейские племена продолжают сохранять свой уклад жизни с древних времен.

Одновременно Моралес - индейский националист, стремящийся на основе идей латиноамериканского почвенничества экспроприировать и выдавить из создаваемого им чисто индейского государства все «чужеродные элементы», включая иностранцев и белых боливийцев, к числу которых относятся русские старообрядцы. Неудивительно, что при Моралесе вдруг появились «проблемы» с землей староверов.

Именно после этого активизировался процесс обратного переселения старообрядцев в Россию, сначала из Боливии, а потом по их примеру и из других латиноамериканских государств, прежде всего, тех, где у власти стоят левые популисты, которые входят в «Боливарианский альянс» или симпатизируют ему. Сегодня российский МИД помогает процессу репатриации старообрядцев, хотя многие из них предпочитают уезжать не в Россию, а к своим единоверцам в США.

Слабо представляя реалии Сибири и наивно поверив отечественным чиновникам на слово, многие латиноамериканские староверы оказалась в очень тяжелом положении на первом этапе переселения в 2008-2011 годах. В результате далеко не все репатрианты остались в России. Тем не менее, процесс репатриации постепенно наладился, и сегодня можно надеяться, что для большинства этих старообрядцев их одиссея рано или поздно завершится на исторической Родине.

* * *

О часовенных староверах, живущих в обеих Америках, да и в самой России, существуют полярные мнения. Кто-то считает их архаичными русскими амишами, кто-то видит в их общинах осколок ушедшей «Святой Руси» и поэтому выбирает их образ жизни в качестве объекта для подражания.

Разумеется, сравнение потомков сибирских староверов в Латинской Америке с амишами некорректно. Абсолютно все русские старообрядцы пользуются по мере необходимости техникой, электричеством и даже Интернетом. В той же Боливии никто из часовенных староверов не додумался бы отказаться от тракторов и комбайнов, единственным запрещенным предметом техники остается, пожалуй, телевизор.

Идеализация этой группы старообрядцев тоже не обоснована. Мнение автора данной статьи, основанное на личном общении с латиноамериканскими староверами, состоит в том, что эти люди – просто доживший до нашего времени слепок крестьянской России начала XX века со всеми ее хорошими и плохими качествами. Если к положительным чертам можно отнести трудолюбие, установку на сохранение своей идентичности и приверженность семейным ценностям, к негативным чертам – низкий уровень образования и узкий кругозор, что очень часто мешает староверам Латинской Америки принимать адекватные решения в современном мире.

 

terra-america.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: