Что такое Евангелие как особый жанр литературного произведения

В категориях: Трудные места


Крейг Кинер

Жанр — это род или вид литературного произведения - поэзия, пророчество, послание и др. Сегодня не составляет труда идентифицировать жанр Евангелий, поскольку четыре таких произведения открывают собой *Новый Завет. Но сразу после написания каждого Евангелия людям хотелось классифицировать их в рамках известных им литературных жанров. Определить жанр произведения важно, потому что это может оказать влияние на то, как мы читаем его (напр., поэзию мы воспринимаем не так буквально, как прозу).

Жанр Евангелий. Раньше, когда взор исследователей был прикован в основном к классической греческой литературе, Евангелия относились к разряду не «высокой» литературы, а для широкого круга читателей. Но последующее изучение показало, что литературу в целом можно подразделить на народную и высокую, и подчас народная литература подражает образцам высокого жанра. Это было решающим фактором, который позволил определить, что жанр Евангелия утратил свою популярность.

В последнее время большинство ученых классифицирует Евангелия как античную биографию. Древние биографии не обязательно подчеркивают те же особенности, что и современные, но их все можно отнести к историческим произведениям. Некоторые биографы, например, *Плутарх и *Ливий, конечно, стремились внести в эти произведения свою изюминку; другие, как Тацит (в «Агриколе», Agricola) и *Светоний, старались строго придерживаться источников. Иудейские писатели могли составлять свои биографии по образцу ветхозаветных *жизнеописаний, которые все в те времена воспринимали как достоверные.

Иудейские биографии писались в самых разных формах. "Иосиф Флавий изрядно приукрасил свою автобиографию разного рода дополнениями в греческом стиле, но все же ожидал, что читатели воспримут ее вполне серьезно и что основная канва его рассказа в целом заслуживает доверия. В палестинской историографии существуют такие формы, как агада (назидательное сказание, легенда) и *мидраш — толкование Библии, назидательный рассказ на библейскую тему (напр., "Книга Юбилеев и *кумранский апокриф «Книга Бытие» [Genesis Apoctyphon]). Эти произведения не оказали непосредственного влияния на Евангелия. Лука писал в хорошей манере греко-римского историка, и никто из евангелистов не использовал стиль агадического мидраша. Но даже такие сочинения, как Книга Юбилеев с ее назиданиями в стиле агады (часто с детальным разъяснением), где опускались определенные данные (часто с целью обелить героев), и т. д., в целом следуют первоисточникам; в древних иудейских «Библейских древностях» Псевдо-Филона это выражено наиболее ярко.

Античная (древняя) историография. Как и у многих современных историков и журналистов, у древних историков были любимые темы. История была наполнена смыслом, и этот смысл надлежало соответствующим образом преподнести. Большинство историков также стремится передать содержание определенной вести в живой и динамичной манере. В то же время историк, по определению, должен был следовать основной мысли своих источников, быть по возможности более точным. Даже те, кто избрал свободную манеру письма, следовали основным канонам истории; и, сталкиваясь с недостоверными источниками, они использовали их для правдоподобия.

Насколько точны Евангелия? Между двумя крайностями — более и менее достойными доверия писателями — авторы Евангелий занимают особое место, они заслуживают наибольшего доверия из-за точности предоставляемых ими сведений. Когда мы видим, как Матфей или Лука используют Евангелие Марка в качестве источника, совершенно ясно, что они тщательно проверили эти сведения. Обращаясь к древним читателям, они, естественно, старались следовать литературным традициям своего времени. Но первые Евангелия были написаны, когда очевидцы событий еще занимали высокое положение в церкви, а устные предания можно было проверить, что служило еще большей гарантией достоверности Евангелий; биографии современников или людей, живших непосредственно до или после них, были, как правило, более точными, чем жизнеописания героев отдаленного прошлого. См. далее комментарий к Лк. 1:1—4.

Изречения и высказывания. Ученики обычно тщательно заучивали высказывания своих учителей, часто прибегая к мнемоническим приемам. Изречения иногда передавались вместе с историями, в которых они были записаны, а иногда как самостоятельные изречения мудрецов, вошедшие в обиход в форме пословиц или поговорок; обучавшиеся в школах *риторики, где преподавали приемы красноречия, часто вплетали разного рода изречения в свои речи и в истории об авторе этих высказываний. Изречения известного учителя собирались его 'учениками. Некоторые из этих высказываний со временем претерпели изменения, иногда они приписывались то одному, то другому учителю, но Евангелия были написаны в ту пору, когда в памяти людей еще сохранились источники, которыми пользовались авторы Евангелий, а потому маловероятно, что в них встречаются такие изменения.

Слова Иисуса в разных Евангелиях иногда передаются по-разному. Такие вариации вполне закономерны, даже неизбежны, поскольку пересказ изречений и высказываний собственными словами считался обычным школьным упражнением и обычным литературным приемом в древности. (Те, кто приходит к выводу, что евангелисты противоречат друг другу, потому что цитируют по-разному высказывания Иисуса, не имеют представления о способе написания сочинений в древности.) В то же время особый стиль и ритмика, а иногда и наличие *арамейских выражений в изречениях Иисуса показывают, что авторы Евангелий не всегда делали пересказ Его высказываний, даже в переводе с арамейского на греческий язык.

Иисус использовал многие литературные формы И определенные речевые обороты и литературные приемы, разъясняя Свои учения, например, *притчи и "гиперболы (риторический прием преувеличения), чтобы представить более яркие, запоминающиеся образы. Чтобы понять их так, как понимали Его слушатели, эти речи и высказывания нужно читать в этом ключе и в контексте всего учения Иисуса, так, например, читатели должны были осознавать и свой долг по отношению к родителям (Мк. 7:9— 13), и еще более важные требования "Царства Небесного (Мк. 10:29,30). Притчи нужно воспринимать так же, как их понимали иудейские слушатели Иисуса. Они служили иллюстрацией и способом передачи истины, но некоторые детали в большинстве притчей включены просто для придания правдоподобия самой истории, поэтому следует проявлять осторожность, чтобы не придать слишком много значения этим деталям.

Литературные приемы. В еврейской литературе, написанной на греческом языке, широко использовались греческие литературные приемы — и в исторических книгах (каковыми считаются и Евангелия), и в художественной литературе. Составители биографий пользовались правом свободно компоновать материал своих источников, поэтому неудивительно, что Матфей и Марк приводят многие события, имевшие место во время служения Иисуса, в другой последовательности. Хотя Иисус, как и другие иудейские учителя, несомненно, повторяет Свои высказывания в разных случаях, некоторые из Его изречений авторы Евангелий помещают в разных местах по своему усмотрению, как это было обычно для древних биографов. Эта свобода позволила авторам Евангелий, как это принято и у современных проповедников, передавать весть Иисуса и свидетельствовать о Нем, точно пересказывая Его слова и дела. Древние христиане уже, конечно, знали, что события в Евангелиях построены не по хронологическому принципу, — факт, отмеченный в Евангелии Марка еще раннехристианским учителем Папием.

Как читать Евангелия. Древние биографии обычно читали полностью и последовательно, не перескакивая с одного места в одной книге на другое в следующей. Каждое Евангелие было написано отдельно для разных читателей, его нужно было прочесть, вникая в мысль автора, прежде чем приступать к чтению другого Евангелия. Поэтому мы должны, читая каждое Евангелие, внимательно следить за ходом мысли его автора.

Древние биографии часто, из нравственных соображений, могли приводить в пример положительных или отрицательных героев. На примерах ветхозаветных историй о мужчинах и женщинах Бог учил народ нравственным истинам — о вере и служении Богу. В конце каждого Евангелия читателю как бы задавались вопросы: «Какова мораль этой истории? Как эта история помогает мне лучше узнать Иисуса?»

Высказывания на ту или иную тему часто переходили в притчи, которые считались одним из наиболее наглядных способов обучения истине; в другое время они появлялись в контексте разных историй, где использовались особым путем.

Актуальность Евангелий. Читая библейские "повествования или рассказы, мы должны обращать особое внимание на нравственные аспекты конкретной истории: что именно автор хотел подчеркнуть для своих слушателей. Мы должны попытаться поставить себя на место древних читателей и услышать слова Иисуса, как если бы мы слышали их впервые из Его уст. Мы должны вникнуть в образный и живой язык Иисуса, и это поразит нас, как Его первых слушателей. Высказывания Иисуса записаны в Евангелиях не только для Его современников, но и для всех других поколений (евангелисты записали их для своего поколения после вознесения Иисуса) в надежде на то, что читатели используют их в конкретных ситуациях. Но, прежде чем мы сможем уяснить себе, почему учения Иисуса не потеряли своей актуальности и поныне, мы должны понять, что же Он в действительности сказал палестинским слушателям в I в. и что Он при этом имел в виду.

Место Евангелий в настоящем комментарии. Евангелия от Матфея, Марка и Луки значительно перекликаются между собой (см. "Синоптические Евангелия в Словаре), и во избежание повторов я иногда приводил многие данные только в одном из Евангелий. Поскольку наибольшую пользу, по моему мнению, читателю даст чтение всего Евангелия, я счел нужным снабдить каждое из этих трех Евангелий необходимыми сведениями о культурно-историческом контексте. Предполагается, что Евангелие от Марка должно прочитываться быстро, как брошюра, тогда как Евангелие от Матфея потребует более основательного изучения с использованием вспомогательной литературы; мои комментарии к Евангелию от Матфея поэтому гораздо подробнее, хотя там, где Матфей и Лука используют материал Марка, они менее детальны. Когда материалы Матфея и Луки совпадают, более детальный комментарий дается по Матфею. Я рассматривал Евангелие от Иоанна независимо, поскольку это четвертое Евангелие перекликается со всеми тремя в гораздо меньшей степени, чем они между собой.

 

Крейг Кинер, "Новый Завет. Культурно-исторический контекст"

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: