На страже духовной безопасности России

В категориях: Общество, Церковь и власть


Бюрократическая реализация духовных наказов Президента РФ отличается тем, что не имеет под собой никакой идеологической основы

 

Только что назначенный председателем научного совета при Совете безопасности Николай Патрушев поручил другим ученым — членам совета разработать предложения по укреплению безопасности страны в духовно-нравственной сфере.

С одной стороны, забота бывших и нынешних сотрудников ФСБ о духовности и нравственности граждан всегда вызывает нервный смех. С другой стороны, поручение Патрушева вроде бы лежит в русле Доктрины информационной безопасности (утверждена в 2000 г.). Доктрина эта вполне актуальна. Она, например, называет «угрозой» принятие законов и норм, ущемляющих конституционные права граждан в области духовной жизни. Доктрина также осуждает создание монополий на формирование и распространение информации и не терпит «нерационального, чрезмерного ограничения доступа к общественно необходимой информации». Эти угрозы органами власти уже воплощаются, и было бы хорошо, если бы Совет безопасности занялся вопросом.

Но больше похоже все-таки, что это инициатива в рамках новейшей задачи производства духовных скреп (на этот счет в доктрине тоже есть угроза: «пропаганда образцов массовой культуры, основанных на культе насилия, на духовных и нравственных ценностях, противоречащих ценностям, принятым в российском обществе»). Сейчас, когда из Кремля исходит настойчивый заказ на некую консервативную мифологию, на пропаганду смешанных православно-советских традиций, «укрепление духовной безопасности» воспринимается довольно однозначно.

Бюрократическая реализация духовных наказов президента отличается тем, что не имеет под собой никакой идеологической основы. Это не проблема, потому что в нынешней системе государственного идеологического бизнеса на пустоте, прикрытой отчетами, можно делать деньги.

«Духовная безопасность» на самом деле потенциально очень выгодная отрасль — можно защищать что-то вроде бы важное, но чрезвычайно неопределенное. Преступления против духовных скреп — субстанций, неподвластных органам чувств, — в этом случае становятся вполне реальным ресурсом. Точно такими же ресурсами оказываются шпионы для ФСБ, наркомания — для госнаркоконтроля, микробы — для санитарного врача или иностранные усыновления — для детского омбудсмена.

vedomosti.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: