Принцип легитимности как основополагающий принцип власти родом из Библии

В категориях: Общество, Церковь и власть


Папаян Р. А.

 

Бог передал человеку Свои свойства. Среди синонимов слова "Бог", в которых отражены божественные свойства, переданные Богом человеку, есть такие, как Владыка, Господь, Вседержитель.

Помимо ряда значений (в частности, значения обладания собственностью, откуда и возникает одно из основных прав человека — право на собственность), в этих синонимах присутствует и идея власти. Бесспорно, что Бог не допускает иной власти над людьми, чем Его, Господня власть: это утверждается и в запрете "Да не будет у тебя других богов пред лицем Моим" (Исх. 20. 3), и в апостольском провозглашении человеческой свободы — в увещевании " Ничто не должно обладать мною" (1 Кор. 6. 12), — равно как и во многих иных местах Священного Писания.

Но из синонимов "Владыка" и "Вседержитель" выводится и наиболее основополагающий принцип власти — ее легитимность. Она в библейском осмыслении сводится к тому, что Бог, являясь высшим и единственным источником всех прав, является и источником права властвовать, что Бог — источник человеческой (государственной) власти: "Нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены" (Рим. 13. 1). Подобная формула легитимности была подготовлена задолго до этого — как фактическими ветхозаветными событиями, относящимися к формированию структур государственной власти, так и в "теоретическом" положении: "От Господа дана вам держава" (Прем. 6. 3). Легитимность, осознанная как установление Бога, проявляется в Библии в том, что любая властная структура, помимо прямого назначения Богом, еще и наделяется Им Духом Своим. Это значит, что через поставленных у власти людей обществом должен управлять Божий Дух, пребывающий в них. Дух этот был и на Моисее, и на старейшинах. Духом этим наделялись и последующие предводители народа — судьи и цари.

О проекции небесных реалий на земные мы еще будем говорить, но забегая вперед, скажем, что впервые намек на такую легитимность мы видим до сотворения человека, в описании создания светил: "И поставил их Бог на тверди небесной, чтобы светить на землю, и управлять днем и ночью" (Быт. 1. 17—18). В период же, когда библейские события переходят в историю народа, нацеленную на создание своей государственности, впервые ставится проблема легитимности власти. Еще в Египте, до призвания Моисея Богом и для того, чтобы он был призван, ему был задан вопрос о легитимности власти. Он ясно прозвучал в обращении к нему двух ссорящихся евреев, когда Моисей попытался рассудить их: "Кто поставил тебя начальником и судьею над нами? не думаешь ли убить меня?" (Исх. 2. 14). Вопрос "кто поставил?" — является кардинальным вопросом формирования власти. Поэтому возник он в этом, казалось бы, незначительном эпизоде сразу же, тогда как не возникал в намного более важных ситуациях, когда Моисей стоял во главе народа. А не возникал потому, что решен был с самого начала: Моисей был поставлен Богом, и первым Его требованием, предъявленным Моисею, было как раз требование объявить народу об источнике своей власти, о ее "божественной" легитимности: "Моисей сказал Богу: кто я, чтобы мне идти к фараону (царю Египетскому) и вывести из Египта сынов Израилевых? И сказал (Бог): Я буду с тобою, и вот тебе знамение, что Я послал тебя" (Исх. 3. 11—12). В дальнейшем не раз в обществе израильтян возникал вопрос "кто поставил", и не раз Моисею приходилось представлять доказательства своей легитимности, отрицать сомнения об узурпации им власти: "Господь послал меня делать все дела сии, а не по своему произволу (я делаю сие)" (Чис. 16. 28). Возвращаясь к мысли о том, что в христианстве Бог не только управляет, но и являет пример поведения, напомним, что принцип легитимности прозвучал и в устах Христа даже относительно Своих властных полномочий, причем почти в тех же словах, какие были сказаны Моисею: "Некто из народа сказал Ему: Учитель! Скажи брату моему, чтобы он разделил со мною наследство. Он же сказал человеку тому: кто поставил Меня судить или делить вас?" (Лука 12. 13— 14). Теми же словами, какими Моисей подтвердил свою легитимность, но уже в новозаветной редакции, Христос подтверждает Свою легитимность: "Дела [...] Отец дал Мне совершить, [...] Отец послал Меня" (Иоанн 5. 36). Общехристианский же смысл легитимности власти можно усмотреть во включении гордыни в один из смертных грехов, в проповеди Христа о смирении, которая фактически соотносится с мыслью об обреченности узурпированной власти: "Всякий, возвышающий сам себя, унижен будет" (Лука 14. 11). Обращаясь же к параллели "церковь—государство", мы должны напомнить, как установляется легитимность апостолов: "Се, даю вам власть" (Лука 10. 19).

Возвращаясь к периоду египетского пленения, особо хотелось бы подчеркнуть, что в самой формулировке вопроса, заданного Моисею ссорящимися евреями, можно усмотреть и вторую, производную от первой, важную мысль: власть, не являющаяся легитимной, таит в себе потенциальное зло. Это подчеркнуто в настороженном сомнении вопрошающего: "Не думаешь ли убить меня?" Узурпация власти осознается как возможность смерти общества, причем смерти, исходящей от узурпированной власти. Потому на заре формирования еврейской государственности вопрос источника власти становится первостепенным.

Нелегитимность власти, ее узурпация, несомненно, связана с ее абсолютизацией, ибо вслед за отвержением источника власти Бога — неизменно следует обожествление самой земной власти. Посему идея человеческой "власти" в Библии постоянно корректируется — с тем, чтобы эта "власть" никак не могла претендовать на собственную абсолютизацию, ибо подобная абсолютизация и есть величайший грех гордыни, отрицания Бога, что, в свою очередь, является источником всех прочих грехов и распространения греховности от властителей ко всему обществу. Такой коррекцией следует считать первые четыре заповеди, в которых оглашается недозволение "узурпации" божественной власти и искажения смысла взаимоотношений с нею: "Я Господь, Бог твой", "Да не будет у тебя других Богов пред лицем Моим", "Не делай себе кумира", "Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно" (Исх. 20. 2—7).

 

Папаян Р. А. Христианские корни современного права.

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: