Распятие Царя

В категориях: Спаси и сохрани

«около девятого часа возопил Иисус громким голосом: Или, Или! лама савахфани? то есть: Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?» (Матф.27:46)

Уильям МакДональд

 

В своем последнем земном восхождении Наш Господь нес Свой крест часть пути (Ин. 19,17). Потом воины заставили одного человека, по имени Симон (из Киринеи, в северной Африке), нести крест вместо Него. Некоторые считают, что это был еврей, другие - что он был черным человеком.

Важно то, что он имел чудную привилегию нести этот крест.

Голгофа - по-арамейски "череп". "Калвари" - это англизированный латинский перевод греческого "kranion". Может быть, эта местность имела форму черепа или получила такое название потому, что это было место казни. Месторасположение ее неизвестно.

Прежде чем распять Его, воины предложили Иисусу смесь уксуса с желчью, которую давали осужденным преступникам как болеутоляющее. Иисус отказался принять ее. Для Него было важно понести всю тяжесть человеческих грехов без помрачения сознания, без облегчения.

Матфей описывает процесс распятия просто и без эмоций. Он не предается драматизму, не прибегает к сенсационному журнализму и не останавливается на веских деталях. Он просто констатирует факт: потом они распяли Его. Даже вечность не исчерпает глубины этих слов.

Как пророчествовалось в Псалме 21,19, воины делили ризы Его... и бросали жребий о Его цельной одежде. Это было все Его земное имущество. Денни сказал: "Единственная совершенная жизнь, какую когда-либо прожили в этом мире, - это Его жизнь, жизнь Того, Кто ничего не имел и ничего не оставил, кроме Своей одежды".

Эти воины были представителями мира маленьких людей. Они, по-видимому, не имели представления о том, что писалась история. Если бы они только знали об этом, они бы не сели и не стерегли; они бы пали на колени и поклонились.

Над головой Христа они поместили надпись: "СЕЙ ЕСТЬ ИИСУС, ЦАРЬ ИУДЕЙСКИЙ". Точная формулировка этой надписи несколько различается в четырех Евангелиях. (Если объединить все части надписи, получится: "Это Иисус из Назарета, Царь Иудейский".) Марк говорит: "Царь Иудейский" (15,26); Лука: "Это Царь Иудейский" (23,38) и Иоанн: "Иисус Назорей, Царь Иудейский" (19,19). Первосвященники запротестовали, что надпись не должна быть констатацией факта, а просто заявлением Осужденного. Однако Пилат отклонил их требование; там была написана правда, чтобы ее видели все - на еврейском, латинском и греческом языках (Ин. 19,19-22).

Не потому ли Сын Божий был помещен между двумя разбойниками, что Исаия за 700 лет предсказал, что Он будет причтен к злодеям (53,12)?

Сначала оба разбойника бранились и оскорбляли Его (ст. 44). Но затем один из них покаялся и был вовремя спасен; спустя несколько часов он был с Христом в раю (Лк. 23,42-43).

Если крест открывает Божью любовь, то он также обнаруживает человеческую испорченность. Проходящие подолгу останавливались, чтобы посмеяться над Пастырем, умиравшим за Своих овец: "Разрушающий храм и в три дня Созидающий! спаси Себя Самого; если Ты Сын Божий, сойди с креста".

Таков язык рационалистического неверия. "Дайте нам увидеть, и мы уверуем". Это также язык либерализма.

"Сойди с креста, другими словами: убери позор креста, и мы уверуем". Уильям Бутс сказал: "Они заявляли, что уверовали бы, если бы Он сошел; мы же верим потому, что Он остался там".

Первосвященники, книжники и старейшины присоединились к этому хору. С неумышленной проницательностью они кричали: "Других спасал, а Себя Самого не может спасти!" Они замышляли насмешку, а мы принимаем это, как гимн хвалы:

Себя Он не мог спасти,

Он должен был умереть на кресте,

Иначе милость не сможет близко

Подойти к погибшим грешникам;

Да, Христос, Божий Сын, должен истекать Кровью,

Чтобы грешники могли избавиться от греха. (Альберт Мидлайн)

Это было истиной в жизни Господа, и так оно должно быть и в нашей жизни. Мы не можем спасть других, если ищем спасения себе.

Религиозные вожди насмехались над Его заявлениями о Себе, что Он - Спаситель, что Он - Царь Израильский, что Он - Сын Божий. Даже разбойники присоединились к их ругательствам. Религиозные лидеры объединились с преступниками в поношении своего Бога.

Три часа тьмы

Все страдания и унижения, которые Он перенес от рук людей, были незначительными в сравнении с тем, что Он встретил теперь. От часа шестого (полдень) до часа девятого (3 часа пополудни) была тьма не только по всей земле Палестины, но и в Его святой душе. Именно в это время Он перенес неописуемое проклятие наших грехов. В эти три часа на Него давили ад, который мы заслужили, и гнев Божий за все наши согрешения. Мы можем только смутно представить это; мы просто не можем знать, что значило для Него удовлетворить все справедливые Божьи требования к греху. Мы только знаем, что за те три часа Он заплатил цену установленного долга и закончил работу, необходимую для того, чтобы освободить человека.

Около третьего часа пополудни Он возопил громким голосом: "Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?" Ответ мы находим в Псалме 21,4: "...Ты, Святый, живешь среди славословий Израиля". Так как Бог свят, Он не может смотреть на грех. Напротив, Он должен наказать его. У Господа Иисуса не было Своего греха, но Он взял вину наших грехов на Себя. Когда Бог, как Судья, посмотрел вниз и увидел наши грехи на безгрешном Заместителе, Он отнял любовь от Своего Сына. Это было то разделение с Отцом, которое вырвало из сердца Иисуса крик, красиво названный госпожой Браунинг "сиротским воплем Еммануила":

Оставлен! Бог отвернулся от Него на время;

И грех Адама стал меж праведными Сыном и Отцом;

Да, лишь однажды осиротевшего Еммануила вопль

Вселенную огромную потряс,

Поднялся ввысь один, не отозвавшись эхом. (Элизабет Баррет Браунинг)

Когда Иисус возопил: "Или, Или..." - некоторые из стоявших там говорили: "Он зовет Илию". Действительно ли они спутали имена или просто насмехались, неясно. Один из них взял длинную трость, чтобы поднести губку, смоченную уксусом, к Его губам. Судя по Пс. 68,22, это был не акт милосердия, а дополнительный вид страдания.

Общее мнение было таково: постоять и подождать, придет ли Илия выполнить свою роль, которую ему традиционно приписывали евреи: приходить на помощь праведникам. Но это не было время для прихода Илии (Мал. 4,5), это было время для смерти Иисуса.

Когда Иисус опять возопил громким голосом, Он испустил дух. Громкий вопль показывает, что Oн умер при силе, а не ослабевшим. Факт, что Он испустил дух, сделал Его смерть не такой, как всех других людей. Мы умираем, потому что должны умереть; Он умер, потому что избрал смерть. Разве Он не сказал: "...Я отдаю жизнь Мою, чтобы опять принять ее; никто не отнимает ее у Меня, но Я Сам отдаю ее: имею власть отдать ее, и власть имею опять принять ее" (Ин. 10,17-18)?

Творец вселенной, как человек,

За человека проклятьем стал;

Законов, данных Им Самим,

Сполна он требованья уплатил.

Его святые пальцы сотворили ветвь,

Которая взрастила терны, венчавшие чело Его.

 

Гвозди, пронзившие руки Его, были сделаны

В потаенных местах, усмотренных Им.

Он сотворил леса, где дерево взросло,

Служившее распятию Его.

Он умер на кресте из древа.

К тому же холм Он сотворил, где крест был укреплен.

И небеса, померкшие над головой Его,

Им распростерты над землей.

То солнце, что закрыло лик свой от Него,

Повисло в космосе велением Его;

Копье, пролившее святую кровь Его,

Там, в Божьих кузницах, закалено было.

Гробница, тело приютившая Его,

Была в скале, Его руками сотворенной;

Тот трон, где Он находится сейчас,

Его был от созданья мира;

Но славой новою увенчано чело Его,

Колено каждое преклонится пред именем Его.

(Ф. В. Питт)

 

Уильям МакДональд, Библейские комментарии для христиан. Новый Завет

blagovestnik.org

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: