Будем ли мы строить нацию?

В категориях: Политика, экономика, технология

Историческое окно возможностей для построения национального государства в России еще не закрыто

 

Ольга Власова

Историческое окно возможностей для построения национального государства в России еще не закрыто. Конечно, методы, использовавшиеся для этого ранее, сегодня неприемлемы, однако для решения задачи есть современные инструменты.

Понятие национализма в общественном российском сознании сегодня имеет негативную окраску и связывается в основном с этническим сепаратизмом разной степени агрессивности или маргинальными националистическими группировками. Поэтому даже «Национальная стратегия России», принятая в конце прошлого года, является малосодержательным и бесполезным документом и по существу фокусируется почти исключительно на предотвращении роста национальной розни внутри страны. Между тем эта проблема хоть и важна, но по своей сути вторична.

Национализм понимается ведущими историками и социологами мира прежде всего как строительство нации, национального государства. Анализ существующих в мире государственных образований однозначно свидетельствует: существует прямое соответствие между уровнем развития и тем, является ли это образование сложившейся нацией. Иначе говоря, все развитые страны мира — это страны-нации (включая даже такие необычные национальные формы, как Швейцарская Конфедерация), без национального строительства невозможно стать развитым государством.

Этот вывод — серьезный аргумент против распространенного в последнее время в российском обществе мнения о том, что нет никакой необходимости в строительстве разрушенной коллапсом советской системы национальной идентичности. Сторонники этого мнения, как беспечный Ниф-Ниф из сказки о трех поросятах, считают, что «и так сойдет», что разговоры о национальном строительстве инициируются ретроградной частью общества, ностальгирующей по Советскому Союзу или Российской империи, а современное российское государство может обойтись без опоры на нацию и должно прежде всего думать о повышении ВВП и уровня благосостояния населения. Однако без создания прочной нации страна не может надеяться на экономическое преуспевание, а без построения национального государства у России нет никаких позитивных перспектив.

Правда, даже согласившись с необходимостью национального строительства, российское общество и государство не видит инструментов для начала этого строительства. А оттого зачастую становится жертвой маргинальных трактовок и течений (маргинальное по своему идейному строю движение русских этнических националистов разных видов или же сталинистов отпугивает своей риторикой разумную и активную часть общества, ищущую основания для формулирования своей идентичности). Между тем эти маргинальные националистические течения очень ограниченны в своей идеологии, фактически никак не связаны с мейнстримом современного учения о строительстве нации и приносят немалый вред, компрометируя саму идею.

Для того же, чтобы построить нацию в современных условиях, надо сначала разобраться по существу, что это такое и каковы основные инструменты ее формирования.

Прежде всего важно понять, что способность человека образовывать такие общности, как нация, по историческим меркам довольно новое явление: самые старые европейские нации сформировались только в XIX веке. Иначе говоря, данный тип человеческой общности целиком относится к эпохе модерна и не существовал в древности или средневековье. Появилась данная человеческая общность как, по-видимому, наиболее эффективная и универсальная форма объединения людей для решения проблем, стоящих перед их цивилизационными проектами. И если мы посмотрим на сегодняшнюю карту мира, то там найдется не так уж много сложившихся национальных государств, а все проблемные территории не прошли еще путь национального строительства.

Если отбросить мифологический флер, то оказывается, что национальное строительство — это технология, состоящая из вполне определенных элементов, и ее осуществление невозможно без продолжительного волевого усилия государства и осознанной программы, последовательно им проводимой. Важнейшим элементом здесь является национально заряженная и патриотически мыслящая элита государства. Без искреннего понимания этими людьми необходимости формирования национальной идентичности и своей собственной принадлежности к ней никакие дальнейшие шаги не имеют смысла. Современное общество безошибочно угадывает лицемерие политика, с трибуны говорящего о патриотизме, но на практике больше озабоченного своим личным благополучием, зачастую за пределами его родного государства. Вопреки злободневности звучания, подобный феномен вовсе не нов и описан социологами и историками, занимающимися национализмом, как донациональная общность элит. Нечто подобное существовало в Европе в ее донациональном состоянии, когда местная аристократия ощущала свою общность с аристократией соседней страны значительно сильнее, чем с собственными крестьянами. Подобное поведение элит в современном мире характерно для несложившихся наций и распространено, например, в Латинской Америке. Сращивание самоидентификации элиты и остального народонаселения — обязательная ступень в образовании национальных государств, без него построить нацию не удастся.

Следующий элемент — это ощущение общей собственности, как правило, в первую очередь выражающееся в осознании территории, принадлежащей государству. Данное явление стало возможно с ростом образования и доступности карт. Француз, к примеру, никогда не выезжавший из Парижа, глядя на карту Франции, осознавал принадлежность ему территории, которую он никогда не видел. В постсоветской России, однако, основная проблема с общей собственностью оказалась связана в основном не с картой. После крушения коммунизма и хаотичного появления частной собственности то, что раньше было народным достоянием, стало по не очень понятным для населения причинам чьим-то личным активом, в результате у граждан было нарушено чувство принадлежности им некоего общего достояния. Это серьезное явление из области социальной психологии практически разрушило и другой важный элемент существования нации — чувство малой родины для ощущения Родины большой.

Современное российское общество, известное ранее своей соборностью или коллективизмом, сегодня страдает от недостатка личной и коллективной ответственности за некий кусок территории. Выражением этого недуга является процесс огораживания, который особенно заметен в пригородах. Он проходит под девизом: за забором или дверью кончается зона того, что принадлежит мне, и того, за что я отвечаю. Для строительства же национального государства необходим поддерживаемый властью процесс формирования или возрождения у населения чувства принадлежности ему общего достояния. Речь не идет о переделе собственности и пересмотре приватизации, однако все общее, что у нас осталось, должно быть осознано как национальное достояние.

expert.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: