Основные современные толкования Апокалипсиса

В категориях: Трудные места


Меррилл Тенни

 

Среди современных толкователей книги Откровения существуют четыре основные школы.

Претеристическая школа

Эта школа придерживается мнения, что символика книги Откровение относится только к событиям того времени, когда эта книга была написана. Все образы печатей, труб и чаш не имеют никакого отношения к будущему. Говоря о будущих судах, автор просто высказывает свое нравственное возмущение злоупотреблениями своего времени. Таков взгляд большинства либеральных богословов, например Р.Х.Чарльза и Ч.Ч.Торрея. Преимущество этого взгляда в том, что он связывает Откровение с мышлением и историческими событиями того времени, когда оно было написано. Недостатком является то, что этот взгляд не допускает никакой возможности предсказательного пророчества.

Идеалистическая школа

Точка зрения этой школы часто сближается с мнениями претеристов. Идеалистическая школа рассматривает книгу Откровение как символическую картину непрекращающейся борьбы между добром и злом, между христианством и язычеством. Согласно этой школе, образы Апокалипсиса нельзя рассматривать как исторические события прошлого или будущего, так как это просто некоторые стремления и идеалы. Рэймонд Калкинс пишет:

«Теперь мы понимаем, что означает слово «откровение». Оно не означает откровение будущих тайн конца мира, тысячелетнего царства или Судного дня. Оно не означает также откровения славы Небес или блаженства искупленных. Оно означает откровение бесконечного Бога, могущего спасать; откровение для утешения и вдохновения Божьего народа и напоминание о всепобеждающей силе всемогущего Спасителя...»

Преимущество идеалистического метода толкования в том, что он обращает внимание читателя на этическую и духовную сторону Откровения, а не на спорные аспекты его символики. Но, с другой стороны, он склонен недооценивать символику как способ выражения предсказательного пророчества. Излишняя «одухотворенность», отстраненность, «надмирность», присущая толкованию идеалистической школы, лишает Апокалипсис его пророческой ценности и уводит в сторону от темы определенного исторического завершения мира. По этой теории Судный день наступает каждый раз, когда разрешается какой-то великий моральный вопрос; это не окончательная кульминация, при которой сверхъестественный Христос восходит на видимый трон.

Историческая школа

Это течение толкует Откровение как представленную в образах историю Церкви от дня Пятидесятницы до второго пришествия Христа. Символы изображают по порядку все великие события, которые уже произошли. Печати означают распад Римской империи, исход саранчи из бездны — образ магометанского нашествия и т.п. Каждое крупное событие в истории христианства, таким образом, уже предвещено, так что Откровение становится календарем событий, написанным заранее. Этого взгляда придерживалось большинство авторов, занимавшихся этой книгой во времена Реформации, множество еще более древних толкователей и многие современные евангельские проповедники, такие как, например, А.Д.Гордон и А.Б.Симпсон. Этот взгляд явственно подтверждается текстом: «Взойди сюда и покажу тебе, чему надлежит быть после сего» (4:1). Эта школа более буквальна, чем идеалистическая, но ее приверженцы также не достигают единства в понимании отдельных символов. Даже среди последователей этой школы существуют различные мнения по ряду вопросов. Перефразировав известные слова, можно сказать: «сколько толкователей — столько мнений». Совершенно очевидно, что все эти точки зрения не могут быть в равной степени истинны. Принимая во внимание значительные расхождения, существующие между ними, можно сделать вывод, что сам метод является ошибочным.

Футуристическая школа

Последователи этой школы верят, что первые три главы Откровения либо относятся ко времени написания этой книги, либо семь церквей Асии представляют собой семь периодов церковной истории начиная с апостольских времен и до времени второго пришествия Христа. В этом их точка зрения близка толкованиям исторической школы. Начиная с 4:1, «чему надлежит быть после сего», футуристы утверждают, что все остальное в книге относится к событиям, которые произойдут в период, названный «Великой скорбью», который будет предшествовать возвращению Христа и продлится, по разным оценкам, приблизительно от трех с половиной до семи лет. События в книге Откровение, относящиеся к этому периоду, толкуются, насколько это возможно, буквально, и как таковые относятся полностью к будущему по отношению к настоящей эре. Такие толкователи как Д.А.Сейсс, Ч.И.Скофилд, А.К.Гебелайн, А.Айронсайд и другие являются представителями футуристической школы.

Взгляды, связанные с тысячелетним царством

Несколько другой подход к Откровению (с эсхатологической, а не с исторической точки зрения) основан на различных толкованиях главы 20. Суть толкования сосредоточена на вопросе, воспринимать ли «тысячу лет» буквально или образно, а также предшествует ли она второму пришествию Христа или следует за ним. Существует три направления — постмилленаризм, амилленаризм и премилленаризм.

Постмилленаризм («post» — после; т.е. «после тысячелетнего царства», — прим. ред. пер.) предполагает, что тысяча лет, вероятно, имеет переносный смысл, означающий долгий период времени перед вторым пришествием Христа. В начале этого периода торжество Евангелия над всеми народами введет царство мира. Это царство будет длиться вплоть до второго пришествия Христа, Который и будет вершить окончательный суд.

Амилленаризм («а-» — отрицательная частица) предполагает, что тысячелетнее царство существует не как буквальный период времени, а, возможно, как переходное состояние умерших. Христос может прийти в любое время и будет судить мир и даст вечное блаженство праведникам, новое небо и новую землю.

Премилленаризм4 («рrе» — до; т.е. второе пришествие Христа произойдет до тысячелетнего царства. — Прим. ред. пер.) предполагает, что тысячелетнее царство следует за пришествием Христа, Который явится, чтобы начать Свое царство, а праведные умершие воскреснут и будут царствовать с Ним на земле на протяжении тысячи лет. После этого случится последнее восстание, которое будет сразу же подавлено, нечестивые умершие подвергнутся суду, и потом настанет вечность.

Между этими взглядами и приведенными ранее хронологическими толкованиями не обязательно есть связь. Как правило, вопрос тысячелетнего царства серьезно рассматривается только приверженцами исторической и футуристической школ, поскольку две другие школы считают «тысячу лет» символом.

Ни одна из перечисленных выше теорий не содержит ключа к истолкованию книги Откровение. Этот ключ находится в самой книге, в ее структуре и в том, как она представляет личность Иисуса Христа Уже само название книги — «Откровение Иисуса Христа, которое дал Ему Бог чтобы показать рабам Своим, чему надлежит быть вскореѕ» определяет центральную тему книги — личность Христа и Его откровение будущего. Возникает вопрос: что означают слова «Откровение Иисуса Христа»? Означает ли это откровение Его личности или откровение, которое исходит от Него, которое Он дает? Если первое толкование названия книги задает тему, тогда Откровение — это раскрытие личности Христа по мере раскрытия будущего и той роли, которую Он играет в этом будущем. Если мы принимаем второе толкование, то главной темой становится Его программа будущего и то, как она осуществляется в жизни посредством Самого Иисуса Христа. Оба эти толкования возможны с точки зрения грамматики и как первое, так и второе толкование, делают Христа центром книги. Учитывая это, можно было бы избежать многочисленных споров, если бы представители различных школ могли подойти к книге Откровение с нейтральной позиции буквального следования тексту и поставили бы свою эсхатологию в зависимость от христологии.

Существует еще одна нить, следуя которой мы можем полнее выявить содержание книги. В ее основе лежат личные ощущения, личный опыт автора. Совершенно очевидно, что книга содержит ряд видений, каждое из которых представляет собой законченную единицу. В то время как множество малых единиц начинаются фразой «и видел я» или « и увидел я» (5:1,11; 6:1,9; и т.д.), четыре главных, важных раздела начинаются фразой «в Духе» (1:10; 4:2; 17:1-3; 21:9-10). Эти разделы отличаются друг от друга как содержанием, так и количеством стихов, включенных в них, но они являются структурирующим началом книги, придающим ей определенную организацию. Эти четыре раздела, вместе со вступлением и заключением, делят Откровение на шесть частей.

На протяжении всей книги неоднократно появляется цифра «семь», организующая события, происходящие в видениях, в серии: семь церквей (2:1,8,12,18; 3:1,7,14), семь духов Божьих (4:5), семь печатей (6:1,3,5,7,9,12; 8:1), семь труб (8:6,7,8,10,12; 9:1,13; 11:15), семь громов (10:3), семь чаш (16:1,2,4,8,12,17), семь главных персонажей (12:1,3,5,7; 13:1,11; 14:1) и семь блаженств (1:3; 14:13; 16:15; 19:9; 20:6; 22:7,14). Некоторые из этих семерок являются частью литературной структуры книги и приведены последовательно, другие нет. Использование числа семь указывает на замысел книги, превращающий ее в нечто большее, чем случайное нагромождение странных символов.

Другие сочетания или определенные числа единичны: двадцать четыре старца (4:4), четыре животных (4:6), четыре всадника (6:1-8), четыре ангела (9:14), сто сорок четыре тысячи искупленных (7:4; 14:1), двенадцать врат в Божьем граде (21:12), двенадцать оснований (21:14), двенадцать сортов плодов на древе жизни (22:2) и многое другое.

Заслуживает упоминания еще одна фраза: «... молнии, громы, гласы» (4:5; 8:5; 11:19; 16:18). Последние три раза она встречается в конце каждого из описаний судов. Простое ли это повторение или ключ к тому, что все эти суды совпадают, а следовательно, каждый из них просто усиление предыдущего?

 

Меррилл Тенни, "Обзор Нового Завета"

reformed.org.ua

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: