Ответом на вызов исламского радикализма должен стать не “правильный” ислам, а возвращение роли государства

В категориях: События и вести


Некоторые регионы России вскоре могут выпасть из правового пространства страны

 

В современной России наблюдается тенденция распада государственности, который выражается в утрате государством базовых прерогатив (верховенство его юрисдикции на всей территории страны, поддержание базовых стандартов в сфере права и безопасности, определенного уровня лояльности и солидарности граждан, монополия на легитимное насилие и т.д.).

Симптомы такого социального распада уже имеют место в РФ, отмечает "Независимая газета".

Во-первых, налицо фактическое выпадение из правового пространства России ряда регионов. Это Чечня с беспрецедентной автономией ее силовиков, фактическим иммунитетом от преследования для отдельных лиц, ограничениями в деятельности федеральных структур власти на территории республики, включая силовые и специальные службы. Это Ингушетия и Дагестан, где в лице подполья сложилась, по сути, параллельная система власти, обладающая как ресурсами воздействия на официальную власть и бизнес, вплоть до теневого налогообложения, так и относительной легитимностью в глазах части населения. Там прослеживается общая черта - формирование неподконтрольной федеральному Центру системы организованного насилия.

Во-вторых, складываются этнократии практически во всех, даже благополучных республиках РФ. Тенденции к правовому партикуляризму наблюдаются в Татарстане, Башкортостане, Якутии, Туве. Дискриминация в пользу титульных этносов национальных республик в системе государственной службы является негласной нормой, правящие элиты и/или контрэлиты этнических регионов активно разыгрывают этническую или религиозную карту для решения своих задач. И в большинстве случаев за национальным вопросом стоит вопрос имущественный.

В третьих, прогрессирует распространение радикального политического исламизма, на базе которого формируется самоподдерживающаяся социальная антисистема (то есть сообщество, выступающее деструктором того общества, к которому оно принадлежит, и при этом питающееся его слабостями). Наиболее тревожной представляется экспансия исламистских, и в том числе непосредственно ваххабитских, сетей в трех различных, но критически важных типах социальных сред: молодежь, бюрократия, криминальный мир.

Концентрация мигрантов в Москве, Петербурге, других крупных городах и их областях создает дополнительную угрозу расширения исламистских сетей. В связи с этим, как считают эксперты, необходимо реальное ужесточение иммиграционной политики на южном направлении, включая введение визового режима, обустройство южной границы, санкции к выгодоприобретателям и организаторам нелегальной иммиграции и т.д.

Главным направлением ответа на вызов исламского радикализма должна быть не ставка на "правильный" ислам, а возвращение государства как инстанции справедливой силы и поощрение тех социальных слоев, которые ориентированы на модернизационные процессы и не видят себя в фундаменталистском проекте, отмечается в докладе. И в связи с этим непродуктивна уступчивость государства по отношению к той эскалации требований, которая задается "спиралью исламизации" (строительство новых мечетей в центрах больших городов немусульманских регионов, разрешение на ношение хиджабов в публичном пространстве, легитимация «судов шариата» в той или иной форме и т.д.).

Такая уступчивость воспринимается как зеленый свет дальнейшей исламизации, о чем можно судить по многим заявлениям лидеров и симпатизантов ваххабизма. То есть это типичный пример так называемой провокации слабостью, пишет в "Независимой газете" президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов.

Он с сожалением отмечает, что мегапроекты, инициируемые федеральным Центром для развития и стабилизации "критических" регионов, такие как "Курорты Северного Кавказа", а также отчасти Олимпиада в Сочи, не устраняют экономических предпосылок этнорелигиозного экстремизма, а в чем-то и усугубляют их, поскольку они не основаны на вовлечении местного населения и создают зоны повышенной уязвимости Центра перед лицом диверсионно-террористических и иных форм шантажа.

По его мнению, в этой связи период подготовки и проведения Олимпийских игр в Сочи является временем повышенных этнополитических рисков и вынужденной уступчивости федерального Центра, что чревато блокированием не только решения, но и постановки острых проблем.

Как пишет эксперт, необходимо признать, что Россия, как и большинство крупных исторических наций, имеет выраженное этнокультурное ядро, и соответственно присутствие/положение русских в том или ином регионе РФ стратегически равнозначно присутствию российской государственности. Применительно к Северо-Кавказскому региону это означает необходимость укрепления периметра фронтирных русских регионов.

Применительно к республикам Поволжья, где доля и социальная роль русского населения остаются высокими, но постепенно сокращаются, необходимо предотвращение его дальнейшего оттока. Последнее требует мер по предотвращению этнической дискриминации в доступе к государственной службе и иных сферах, по обеспечению прав родителей выбирать стандарт языкового образования, поощрению деятельности русских организаций в культурно-просветительской и правозащитной средах.

А Российская Федерация должна стоять на почве интересов русского присутствия в критически важных регионах, если не желает лишиться в них своей опоры.

 

newsru.com/russia

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: