Победная молитва

В категориях: Бог творения, творчества и красоты


Тихонов Д. Б.

 

- Лёля, ты ведь хочешь, чтобы папа вернулся с фронта живым?! – бабушка усадила внучку перед собой так, что пятилетний ребёнок сразу проникся всей серьёзностью момента и значимостью происходящего.

- Да, бабушка, очень хочу! А что надо сделать для этого? – маленькая Оля перешла на тот же тон заговорщика, что был у её бабушки, папиной мамы.

- Надо выучить молитву и часто-часто повторять её… - бабушка никогда не ходила в церковь, и Оля сразу почувствовала особую важность, необычность и доверительность того, о чём должен сказать родной, взрослый человек, в доме которого они жили с мамой с тех пор, как отец ушёл воевать.

- Расскажи скорее, бабуля, я обязательно выучу её и стану повторять часто-часто!

- Слушай и запоминай: «Господи, убереги и сохрани жизнь раба Твоего, Тимофея…».

Занятия продолжались недолго. Оле хватило всего нескольких повторений молитвы, чтобы полностью запомнить слова.

- Только маме не рассказывай, - попросила бабушка, - пусть это останется нашей тайной.

Через несколько дней, когда в очередной раз Мария пришла в детский сад за дочерью Олей, ей навстречу вышла заведующая с очень серьёзным лицом.

- Что-то случилось? Что с Лёлей?- переполошилась Мария, решив, что ужасное уже произошло. Она потеряла троих детей и страшно переживала за единственного, оставшегося в живых, ребёнка.

- Нет-нет, не волнуйся, Маша, с Оленькой всё в порядке…- голос заведующей выражал озабоченность.

Шла война, муж – на фронте. Мария ещё совсем недолго работала начальником карточного бюро на крупном оборонном заводе. Незадолго до её назначения был раскрыт заговор нескольких сотрудников бюро: попытка хищения продовольственных карточек. Марии Ивановне доверили восстановить учёт и наладить бесперебойную выдачу карточек рабочим и служащим. Работать приходилось день и ночь. Хорошо, что Лёлю определили в садик.

- Что произошло? – Мария научилась задавать вопросы требовательно и конкретно.

- Маша, ты не волнуйся, но я переживаю за тебя, твою работу, ведь ты там совсем недавно…- тон заведующей был искренним. У них с Марией уже давно сложились добрые, приятельские отношения.

- Лёля приходит в садик и с самого утра собирает вокруг себя детей. Они залезают под стол и долго-долго там что-то делают. Это происходит несколько раз за день. Я однажды проследила за ними. Незаметно подкралась и прислушалась. Что ты думаешь? Услышала тихий Лёлин голосок: «Ребята, у кого отцы на фронте, кто хочет, чтобы они все вернулись, все обязательно должны выучить и часто повторять за мной молитву: «Господи, убереги и сохрани жизнь раба Твоего, Тимофея…»! Ты ведь знаешь – Лёля - отличный организатор среди деток на шалости, но и порядок часто помогает навести для установления дисциплины. И ведь, представь! Хором дети так и повторяли за ней снова и снова: «Господи, убереги и сохрани жизнь раба Твоего, Тимофея…»! Её кто-то научил?! Ясно, что дома?! Как бы у тебя на работе не было неприятностей…

Стоял очень тёплый, яркий, солнечный денёк. Один из тех, которые бывают на рубеже весны и лета в этом маленьком уральском городке. Здесь не было слышно канонады, не бывало бомбёжек, но все жили в ожидании вестей. Все ждали, когда же закончится эта долгая и жестокая война. Люди щедро делились радостями и печалями. Читали письма с фронта, радуясь весточкам от живых, вместе плакали над каждой похоронкой.

Детская группа была на очередной прогулке. Дети играли на краю огромного поля, которое находилось перед деревянным зданием железнодорожной станции, радовались солнышку, собирали одуванчики, плели из них венки. Лёгкий, тёплый весенний ветерок далеко разносил крики и звонкий смех. Как всегда, главной заводилой и запевалой была Оля. Она придумывала игры, к ней прислушивались, с ней советовались. Дети стояли кружком, в центре него Оля рассчитывала ребят перед очередной игрой. « Раз, два, три, четыре, пять…» - уверенно считала девочка…

- Лёля, Лёлечка! Доченька! – донеслось вдруг со стороны станции. Дети не сразу и отреагировали на это, так как все следили за правильностью расчёта, и никто не хотел галить. От станции слышался постоянный шум паровозов, что означало, что городок живёт для фронта.

Вдруг, почти разом, дети обернулись на доносившийся от вокзала голос и замерли. Лёля сбилась со счёта, но мгновенно повернула голову вслед за остальными. Вдалеке они увидели фигуру очень высокого, подтянутого военного. Офицера. В одной руке он держал небольшой чемоданчик, другой – весело размахивал фуражкой. На груди ярко блеснула целая батарея из орденов и медалей. Детвора бросилась к военному с радостными криками. « Ура! Мой папа вернулся!» – кричали дети. Они бежали наперегонки и вмиг окружили улыбающегося офицера. Крепкие мужские руки выхватили из толпы ребят и подняли над всеми именно Лёлю.

«Веди меня скорее домой, я к вам в отпуск!» Это был её отец, Тимофей! Она прижалась к нему со всей страстью детской, такой сильной и любящей души, и торопливо надела на его непокрытую, уже поседевшую голову ещё недоплетённый веночек из ярко-жёлтых одуванчиков.

«Мой папочка вернулся!»- всё повторяла и повторяла Лёля, обнимая отца, даже не сознавая, какой огромной, животворной и сберегающей силой оказалась детская молитва, многократно поддержанная сверстниками, которые молили и просили Господа именно за него, за Тимофея! И ведь так часто он был на самом краю гибели. Но выжил! А впереди снова война!

«Господи, сохрани и убереги их всех…»

 

Это произведение номинировано на премию «Народный писатель»

proza.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: