Тысячелетнее царство Божие и человеческая революция

В категориях: Спаси и сохрани


М. Г. Абрамс

Было и еще одно представление об истории, которое, в своем первоначальном виде, тоже являлось уникальным порождением западной цивилизации. По сравнению с идеей постепенного прогресса это представление выглядит одновременно и более примитивным (а потому - более близким к своему апокалиптическому прототипу), и более замысловатым (поскольку за последние полтора века оно было подкреплено сложными построениями экономической и социологической теории). Суть его в том, что все институциональное и нравственное зло современного мира будет по внутренней необходимости в один миг искоренено навеки внезапной, насильственной, всеохватной общественно-политической революцией.

Как отметил в данном сборнике* Эрнест Тьювсон, милленаристский аспект Откровения может превращать его в сценарий для революции. И в протестантской Европе Откровение, наряду с апокалиптическими пророчествами Даниила, много раз вдохновляло революционные восстания против общественных институтов, трактуемых как силы зла. В XVI веке анабаптисты северной Европы, возглавляемые Томасом Мюнцером и "Мессией последних дней" Иоанном Лейденским, поднялись на бой против властей, чтобы подготовить почву для Царства Божьего. В следующем столетии во время гражданских войн в Англии радикальные секты типа "людей Пятой Монархии" и "диггеров" пламенно веровали, что эта смута знаменует начало Второго Пришествия и Тысячелетнего Царства - причем одно время эту веру разделяли Оливер Кромвель и Джон Мильтон. В конце XVIII века милленаристские восторги пробудила у некоторых своих приверженцев Американская революция; а начальный период Великой Французской Революции широко воспринимался как величественная увертюра к вселенскому блаженству, предсказанному в Апокалипсисе: правда, в католической Франции этой идеей соблазнились лишь немногие маргинальные кружки, но в протестантской Германии и в Англии 90-х годов XVIII века в нее уверовали многие из ведущих интеллектуалов.

События Французской Революции и ее общеевропейские отголоски стали катализатором, благодаря которому в течение XIX века сформировалась теория абсолютной революции, лучше всего известная в версии Маркса и Энгельса. Отличительные черты абсолютной революции таковы: предполагается, что она

1) неизбежна, ибо обусловлена либо непререкаемыми законами, либо диалектической телеологией, присущей самому историческому процессу;

2) произойдет внезапно и относительно скоро;

3) совершается через антагонистическое, непримиримое противостояние между общественными институтами, расами или экономическими классами, причем одна из сторон (чья победа предопределена) воплощает в себе историческое добро и справедливость, а противная сторона (обреченная на поражение и уничтожение) воплощает историческое зло и несправедливость;

4) осуществляется под руководством элиты пламенных революционеров, которые осознают, ставят себе на службу и тем самым ускоряют неудержимый исторический процесс;

5) является насильственной, поскольку производится методами жестокого, но очистительного искоренения сил исторического зла;

6) абсолютна в том смысле, что вместо постепенного совершенствования или реформ произойдет стремительное преобразование самых основ общества и опирающихся на них институтов, в результате чего будут достигнуты мир, единство, справедливость и оптимальные условия человеческого благосостояния;

7) всемирна: хотя начать ее следует в ключевом месте и в ключевой момент, революция, подобно эпидемии, неудержимо распространится на весь обитаемый мир; 8) окончательна и необратима, поскольку общественные преобразования будут сопровождаться преобразованием тех сторон человеческой натуры, которые виновны в нынешнем кризисе; революция вернет человеку его изначальную человечность и тем самым гарантирует, что новая эра будет длиться вечно.

Уверенность в том, что будущее увенчается подобными коренными преобразованиями, выводится якобы индуктивным путем из веских данных об историческом прошлом: так утверждают сторонники этой концепции. Но в самых ярких чертах теории абсолютной революции мы узнаем суровые контуры апокалиптического, гарантированного Божьим всесилием, пророчества о том, что история после грядущей насильственной победы мессианического вождя и его сил добра над объединенными силами зла разрешится внезапными и тотальными переменами в жизни человечества, то есть учредит нечто, фигурально описываемое как Град Искупленный, где возродится блаженство первоначального райского сада.

 

М. Г. Абрамс, Апокалипсис: темы и вариации. Анализ Откровения Иоанна. Перевод с английского Светланы Силаковой

nationalism.org

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: