Восемь главных проблем Москвы и Собянина

В категориях: События и вести


Илья    Шепелин    

 

Сергей Собянин подал документы в Горизбирком как кандидат на выборы мэра Москвы, создал штаб в свою поддержку с вице-спикером Госдумы Людмилой Швецовой во главе и теперь уже обсуждает вероятные дебаты с конкурентами. «Принципиально Собянин готов к предвыборным дебатам, однако вопрос в том, кто из кандидатов в мэры будет принимать в них участие, а также какой будет тематика дискуссии», – цитируют агентства собеседника избирательного штаба кандидата от власти. В самом деле, зачем Собянину бояться дебатов? По данным социологов, он пользуется гарантированной поддержкой половины населения, в его руках находится могучий административный ресурс, а у конкурентов просто физически остается не так много времени, чтобы провести внятную выборную кампанию, оппозиция пока не определилась с единым кандидатом. Что может помешать Собянину? Slon попытался поставить себя на место политтехнологов из его штаба и понять самые уязвимые места чиновника.

1. Собянин не москвич

Собянин родился в селе Няксимволь и большую часть жизни провел в Сибири и на Урале, но ведь и значительная часть жителей столицы тоже не уроженцы Москвы. Когда этот вопрос поднимается в контексте выборов, его значимость меняется. Да, пускай Собянин живет в столице почти восемь лет, а кресло мэра города, должно быть, успело принять форму той части Сергея Семеновича, которой он в нем сидит. И тем более город – это не просто актив, который тебе доверило в управление вышестоящее начальство: чтобы им управлять, его следует знать и любить, то есть считать своим родным.

2. Пробки

Обещание Сергея Собянина, только заменившего Лужкова, победить пробки в столице надолго запомнилось москвичам. Быстро это не делается, но положительной динамики незаметно: «Яндекс-пробки» традиционно продолжает от сезона к сезону фиксировать новые рекорды. Возможно, пробки – это уже непобедимая болезнь Москвы, но то, что Собянину припомнят его невыполненное обещание, можно быть уверенным.

3. Реконструкция Ленинского проспекта

Многомиллиардный проект НИиПИ Генплана Москвы по преобразованию одной из осевых магистралей Москвы недавно был утвержден правительством столицы и вскоре будет запущен. Согласно планам, на Ленинском проспекте организуют бессветофорное движение от площади Гагарина до МКАД, существование которого, впрочем, критикуется: дорожный трафик все равно будет упираться в бутылочные горлышки, которые теперь образуются на соединении с МКАД. Поэтому проблема пробок, скорее всего, не решится, зато пока проект будет реализовываться, транспортная система юга Москвы превратится в сущий ад.

4. Плитка и жена

Одним из первых наиболее запомнившихся действий на посту мэра стала кампания по укладке плитки на тротуарах. Проект действительно должен был преобразовать внешний вид города, и на это были брошены немалые средства: в 2011 году на 400 тысяч квадратных метров брусчатки из бюджета был потрачен 1 млрд рублей. Но итоги стахановских темпов мощения тротуаров оказались плачевны: большая их часть деформировалась уже в первые месяцы после укладки, и сейчас плитка либо уродливо прогнулась, либо развалилась по кирпичикам. А сноровистость, с которой Собянин взялся за реформирование прохожей части города, заставила общественность предполагать, что это может быть связано с плиточным бизнесом жены мэра, которую в Тюмени якобы называли «Ира-бордюр». Хотя никаких документальных подтверждений не нашлось, но от этого мотивы Собянина затевать столь неудачную инициативу выглядят еще более туманными.

5. Снесенные ларьки

Еще одно очень неоднозначное решение мэра Собянина, ударившее по малому бизнесу и по горожанам, которым нужно делать мелкие покупки. Когда начались сносы палаток, их поддержало меньше половины москвичей, предприниматели устраивали акции протеста. Всего за первые два года работы Собянина в должности из города исчезли шесть тысяч ларьков, а заменить их должны были десять тысяч, но установленные упорядоченно, согласно плану города. Но вслед за бурной кампанией по сносу началось крайне медлительное восстановление в правильных местах: зачастую предприниматели жаловались, что власти не дают им разместиться там, где раньше находились их точки, и с мелко-розничной торговлей в Москве до сих пор не все в порядке. Пока поставили 7,5 тысячи ларьков.

6. Проваленная уборка снега зимой 2012/13

Зимой этого года снегом были завалены тротуары, дороги, а власти как будто просто придерживались самого эффективного способа борьбы: дожидаться, когда все само растает. Мэр увольнял одного за другим префектов, но это все равно не дало никаких результатов до тех пор, пока в город не пришла весна.

7. Реагенты

Реагенты в Москве, безусловно, вызывают меньше нареканий, чем в лужковские времена: по крайней мере они стали терпимее к обуви. Но польза от них до сих пор не слишком очевидна, а расходы на них с каждым годом растут (в 2012 году на них было потрачено 2,1 млрд рублей против 1,2 млрд в 2011-м), – против снежной зимы они все равно беспомощны. Лоббисты закупки реагентов в мэрии уверяют, что химические средства позволяют городу экономить бюджет, так как они дешевле механической уборки. Однако, как показала эта зима, механическая уборка хотя бы как-то позволяет снегу исчезать с дорог и тротуаров (хотя, возможно, и обходится дороже реагентов).

8. Мигранты

Сергей Собянин уже несколько раз позволял себе громкие заявления по поводу регулирования труда и пребывания мигрантов в Москве. Вот и в своей предвыборной программе он заявил еще четче: мигрантам из ближнего зарубежья здесь нечего делать, кроме сезона, когда они работают. Но тем не менее за два года проблема с мигрантами никак не сдвинулась: многие из них до сих пор живут в полурабском положении и не стоят на учете в ФМС. Облавы на них при Собянине проходили только в период кампаний, которые от мэра никак не зависели (например, в момент напряжения с властями Таджикистана). Продуманной миграционной политики у московских властей до сих пор не появилось

slon.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: