Господь – знамя мое

В категориях: Наставь и научи


К. X. МАКИНТОШ

«И двинулось все общество сынов Израилевых из пустыни Син в путь свой, по повелению Господню; и расположилось станом в Рефидиме и не было воды пить народу. И укорял народ Моисея, и говорили: дайте нам воды пить. И сказал им Моисей: что вы укоряете меня? что искушаете Господа?» (Исх. 17: 1—2).

Если бы нам не была хотя отчасти знакома столь унизительная испорченность нашего собственного жалкого сердца, мы стали бы в тупик пред удивительным бесчувствием израильтян к благости, верности и могущественным действиям Иеговы. Они только что видели, как ниспал с неба хлеб, насытивший в пустыне шестьсот тысяч человек, и вот они уже готовы побить камнями Моисея, обвиняя его в том, что он привел их в пустыню, чтобы там уморить жаждой. Только одна преизобильная благодать Божья превышает размеры неисправимого неверия человеческого сердца. Только эта благодать сильна поддержать душу, терзаемую все возрастающим сознанием своей природной испорченности, неизбежно обнаруживаемой обстоятельствами нашей жизни. Если бы Израильтяне были сразу перенесены из Египта в Ханаан, они не дали бы столько прискорбных доказательств истинной природы сердца человеческого и не сделались бы, следовательно, такими поучительными прообразами для нас.

Однако сорокалетний период времени, проведенный ими в странствованиях по пустыне, является для нас источником обильного назидания. Вместе с тем, он открывает нам неизменную склонность сердца человеческого не доверять Богу. Человек обычно готов обратиться ко всем, кроме Бога. Он предпочтет опереться на непрочные основы своих источников, чем на руку Бога всемогущего, премудрого и всеблагого; достаточно маленького облачка, чтобы скрыть от него свет лица Божьего. Таким образом, сердце человека заслуживает название «лукавого и неверного», всегда готового «отступить от Бога живого» (Евр. 3, 12).

Интересно отметить два вопроса, вызываемых неверием в этой и предыдущей главах. Это все те же вопросы, которые ежедневно звучат внутри нас и вокруг нас: «что нам есть?» или: «что пить?» (Матф. 6, 31). А еще за этим следует не поднятый даже Израилем вопрос: «Во что нам одеться?» Все это вопрошания пустыни: «Что? — Где? — Как?» — На каждое из них вера имеет все один и тот же короткий и решительный ответ: «Бог!» Драгоценный, удовлетворительный ответ! Да даст Господь как пишущему, так и читающему эти слова в большой мере ощутить его силу и полноту! Находясь в испытании, мы, конечно, должны помнить, что нас постигло искушение не иное, как человеческое; и верен Бог, Который не попустит нам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так чтобы мы могли перенести (1 Кор. 10, 13). Всякий раз, когда нас постигает испытание, будем уверены, что нам дан и выход из него, что от нас требуется только воля сокрушенная и око чистое, чтобы уметь понять, в чем заключается выход из испытания.

«Моисей возопил к Господу и сказал: что мне делать с народом сим? еще немного, и побьют меня камнями. И сказал Господь Моисею: пройди перед народом, и возьми с собою некоторых из старейшин Израильских, и жезл твой, которым ты ударил по воде, возьми в руку твою, и пойди; вот Я стану пред тобою там на скале в Хориве; и ты ударишь в скалу, и пойдет из нее вода, и будет пить народ. И сделал так Моисей в глазах старейшин Израильских» (Исх. 17: 4—6). Таким образом, нужда встречена проявлением дивной благодати Божьей. Воды, видим мы, текут из скалы, пораженной ударом Моисея,— чудный прообраз Духа, являющегося плодом принесенной Христом жертвы.

В 16 главе книги Исход мы видим прообраз Христа, сошедшего с небес, чтобы дать миру жизнь; в 17 главе мы встречаемся с прообразом Духа Святого, излитого на верующих, после окончания Христом дела Своего. «Пили из духовного последующего камня; камень же был Христос» (1 Кор. 10, 4). Но никто не мог напиться воды прежде, чем Моисей ударил в скалу. Израиль мог смотреть на скалу долго и умереть, глядя на нее. поскольку скала, не пораженная жезлом Божьим, не могла утолить жажду Израиля. Это совершенно понятно.

Так и Иисус был средоточием и основанием всех намерений любви и милосердия Божьего. Через него должны были прийти на человека благословения. Из «Агнца Божьего» должны были излиться потоки благодати, но для этого Агнцу должно было пострадать; крестная смерть должна была сделаться совершившимся фактом. Когда Христос, Вечная Скала, был поражен рукой Иеговы, тогда открылись все источники вечной любви и грешники получили чрез свидетельство Духа Святого приглашение «пить досыта», брать воду жизни даром.

Это и есть вечное и твердое основание мира, счастья и славы Церкви. Пока по скале не ударили жезлом, источник был запечатан и человек изнемогал. Разве рука человеческая могла излить воду из твердой скалы? Какая человеческая праведность имела власть снять все преграды, задерживавшие течение Божественной любви? Здесь сказалась несостоятельность, неспособность человека. Ни действиями, ни словами, ни чувствами своими он не мог дать Богу повод послать в мир Духа Святого. Но благодарение Богу, то, чего не мог совершить человек,— совершил Бог: Христос выполнил дело; истинная Скала была поражена, и из нее истекли потоки воды живой и может утолить жажду душа иссохшая. «Вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную» (Иоан. 4, 14). И еще: «в последний же великий день праздника стоял Иисус и возгласил, говоря: кто жаждет, иди ко Мне и пей; кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой. Сие сказал Он о Духе, Которого имели принять верующие в Него; ибо еще не было на них Духа Святого, потому что Иисус еще не был прославлен» (Иоан. 7, 37—39. Ср. также Деян. 19, 2).

Итак, подобно тому, как мы нашли прообраз Христа, так и в воде, истекающей из скалы, Бог дает нам прообраз Духа Святого. «Если бы ты знала дар Божий (т. е. Христа, пришедшего во благодати)... ты сама просила бы у Него, и Он дал бы тебе воду живую»,— т. е. Духа Святого (Иоан. 4, 10).

Вот чему научается духовно настроенный человек при виде скалы, пораженной ударом жезла: название, данное тому месту, где был представлен этот прообраз, является вечным памятником неверия человеческого. «И нарек месту тому имя: Масса и Мерива (искушение и укорение), по причине укорения сынов Израилевых и потому, что они искушали Господа, говоря: есть ли Господь среди нас, или нет?» (ст. 7). После стольких уверений, после стольких явных доказательств присутствия Иеговы задавать такой вопрос могло только глубокое неверие, укоренившееся в сердце человеческом. Это действительно значило «искушать Иегову»; то же самое сделали Иудеи в дни пребывания среди них Христа: они искушали Его, требуя от Него знамения с неба. Вера никогда так не поступает: она верит присутствию Божьему и наслаждается им, основываясь не на знамении, но на ПОЗНАНИИ, полученном от Бога САМОГО. Она знает, что Бог пребывает с нами, дабы мы покоились в этом сознании; и она покоится в нем. — Даруй нам, Господи, более простое доверие к Тебе!

* * *

В этой главе заключается прообраз, для нас особенно интересный. «И пришли Амаликитяне, и воевали с Израильтянами в Рефидиме. Моисей сказал

Иисусу: выбери нам мужей, и пойди, сразись с Амаликитянами: завтра я стану на вершине холма, и жезл Божий будет в руке моей» (ст. 8—9). Получение дара Духа Святого сопровождается борьбой. Свет сталкивается с тьмой и борется с нею. Там, где царит мрак, борьба отсутствует; возникновение малейшей борьбы возвещает присутствие света. «Плоть желает противного духу, а дух — противного плоти: они друг другу противятся, так что вы не то делаете, что хотели бы» (Гал. 5, 17). То же открывается нам и в изучаемой нами главе: скала получила удар жезла, воды истекают из скалы, и сейчас же вслед за этим, читаем мы, «пришли Амаликитяне и сражались с Израильтянами».

В первый раз пришлось Израилю предстать пред лицом внешнего врага. До сих пор, как мы это видели из 14й главы, Господь сражался за Израиля: «Господь будет поборать за вас, а вы будьте спокойны». Но здесь говорится: «выбери нам мужей». Теперь Бог будет сражаться в ЛИЦЕ Израиля, как прежде Он сражался за Израиля. Мы знаем, что существует также великая разница между борьбой Христа за нас, и борьбой Духа Святого в нас. Первая, благодарение Богу, окончена. Победа одержана, и мир, славный и вечный, сделался непреложным достоянием нашим. Борьба второго рода, напротив, продолжается еще в настоящее время.

Фараон и Амалик олицетворяют собой два различных мирских влияния или две различные власти. Фараон представляет собой силу, противящуюся освобождению Израиля из Египта; Амалик является типом препятствий, задерживающих хождение Израиля в пустыне с Богом. Фараон прибегал к помощи Египта, чтобы помешать Израилю служить Богу; он олицетворяет, таким образом, сатану, пользующегося «настоящим лукавым веком» (Гал. 1, 4), чтобы нанести вред народу Божьему. Амалик является для нас типом плоти; он был внуком Исава, который предпочел чечевичную похлебку своему первородству (Быт. 36, 12). Он первый восстал на Израиля после полученного последним крещения «в облаке и море» (1 Кор. 10, 2).

Мы знаем также, что Саул был отвергнут Богом и лишен царства Израильского за то, что не захотел истребить Ама лика (1 Цар. 15). Далее мы видим, что Аман был последним Амаликитянином, о котором говорится в Писании (Есф.

3,    1). Ни один Амаликитянин не имел доступа в общество народа Божьего; наконец, в главе, нами рассматриваемой, Господь объявляет, что «брань у Господа против Амалика из рода в род» (Ср. также Втор. 25, 17—19).

Из всех этих фактов мы видим, что Амалик олицетворяет собой плотскую природу христианина. Совпадение войны, объявленной Амаликом Израилю, с водой, исшедшей из скалы, очень знаменательно и поучительно и вполне соответствует борьбе, которую верующей душе приходится вести со своей испорченной природой, борьбе, возникшей, как мы знаем, под влиянием новой природы, оживотворенной Духом Святым. Борьба начинается у Израиля не раньше, чем он вступает в обладание плодами искупления, вкушает «духовную пищу» и пьет «духовное питие» (1 Кор. 10, 3—4). До встречи с Амаликом Израиль бездействовал. Не Израильтяне сражались с фараоном и сокрушили могущество Египетское, порвав узы своего рабства, не они разделили море и потопили в водах его фараона и его полчища; не они добыли себе хлеб с неба и воду из скалы; но теперь ИМ предстоит сразиться с Амаликом. Все предыдущие сражения происходили между Иеговой и врагом Израиля. Израильтянам следовало только «оставаться спокойными», созерцать державную силу торжества простертой десницы Иеговы и пользоваться плодами победы. Иегова сражался ЗА них; теперь Он сражается В них и ЧЕРЕЗ них.

То же случается и в Церкви Божьей. Победы, на которых основываются ее мир и ее вечное блаженство, одержаны были исключительно Христом, боровшимся за нее. Один был Он как на кресте, так и в могиле. Стадо было рассеяно: как оно могло иметь участие во всем этом? Как могло оно победить сатану, вынести гнев Божий или лишить смерть ее жала? Все это далеко не по силам было грешникам, но не превосходило силы Того, Кто шел спасать их и Кто Один мог вынести на раменах Своих бремя всех их грехов и смертью Своей навеки сбросить эту тяжелую ношу за хребет Свой. Ради совершенного Сыном дела искупления, Дух Святой, исходящий от Отца, может обитать теперь как во всей Церкви, так и в каждом ее члене в отдельности.

И вот, когда Дух Святой сотворит в нас обитель Себе благодаря смерти и воскресению Христа, тогда-то и начинается в нас борьба. Христос боролся за НАС; Дух Святой борется в нас. Тот факт, что мы воспользовались этим первым и драгоценным плодом победы, ставит нас в неприязненное отношение с врагом. Но раньше, чем мы доходим до поля сражения, мы уже делаемся победителями,— и в этом заключается наше утешение и поощрение для нас. Христианин идет на брань с песней: «Благодарение Богу, даровавшему нам победу... Иисусом Христом!» (1 Кор.

15,    57). И потому мы бежим не так, как на неверное, бьемся не так, чтобы только бить воздух, но мы стремимся усмирять и порабощать тело наше (1 Кор. 9, 26—27). И «все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас» (Рим. 8, 37). Благодать, которой мы живем, отнимает у плоти власть над нами (Рим. 6). Если закон есть сила греха (1 Кор. 15, 56), то благодать является бессилием закона. Закон дает греху власть над нами — благодать же дарует нам силу побеждать грех.

«Моисей сказал Иисусу: выбери нам мужей, и пойди, сразись с Амаликитя нами; завтра я стану на вершине холма, и жезл Божий будет в руке моей. И сделал Иисус, как сказал ему Моисей, и пошел сразиться с Амаликитя нами; а Моисей и Аарон и Ор взошли на вершину холма. И когда Моисей поднимал руки свои, одолевал Израиль; а когда опускал руки свои, одолевал Амалик. Но руки Моисеевы отяжелели; и тогда взяли камень и подложили под него, и он сел на нем. Аарон же и Ор поддерживали руки его, один с одной, а другой с другой стороны. И были руки его подняты до захождения солнца. И низложил Иисус Амалика и народ его острием меча» (ст. 9—13), Здесь есть два различных факта: сражение и заступничество. Христос ходатайствует ЗА нас на небе, между тем, как Дух Святой могущественно подвизается В нас. Эти два факта идут рука об руку: по мере того как верой мы осуществляем могущество заступничества Христа за нас, мы одерживаем победу над порочной природой нашей.

Некоторые люди склонны отрицать наличие борьбы христианина с плотью, считая возрождение полным изменением и обновлением ветхого человека. Согласно этому принципу христианину не приходится ни с чем бороться. Если ветхое естество мое обновлено, с чем же я могу бороться? — Ни с чем. Во мне уже не существует плоти, так как моя ветхая природа заменена новой и никакая внешняя сила не может на меня посягнуть, потому что она не имеет значения в моих глазах. Мир, по этой теории, не имеет прелести для тех, природа которых изменилась; сатана лишен возможности и орудия воздействия на них. Всем приверженцам этой ложной и пагубной теории следует напомнить, что они выпускают из виду место, которое Амалик занимает в истории народа Божьего. Если бы Израильтяне вообразили себе, что, когда полчища фараоновы были уничтожены, борьба с врагами прекратилась навсегда, они сильно смутились бы при нападении на них Амалика. Именно то гдато и начинается для них борьба. То же относится и к верующей душе, потому что «все это происходило с ними, как образы; а описано в наставление нам, достигшим последних веков» (1 Кор. 10, 11). Но для человека, ветхая природа которого заменена новой, нет нужды в образах, примерах и наставлениях. Такому человеку не нужно обилие благодати, уготованной Богом в Царстве Его для подданных Его.

Писание ясно указывает нам, что верующий носит «амалика» в себе самом, то есть имеет «плоть ветхого человека», «помышления плотские» (Гал. 5, 16—17). Ощущая в себе самом движение ветхого своего естества, христианин, однако, не должен сомневаться, что он христианин; это не только делает его несчастным, но и отнимает от него выгодное для него положение пред лицом врага. Плоть живет в верующем и будет в нем жить до конца его земной жизни. Дух Святой вполне признает ее существование, как это доказывают многие места Нового Завета. В Рим. 6, 12 говорится: «Да не ЦАРСТВУЕТ грех в смертном вашем теле». Если бы плоть не существовала у христианина, бесполезно было бы и давать эту заповедь. Если бы грех не жил в нас, неуместно было бы напоминание, что он не должен в нас царствовать. ЖИВЕТ ли в нас грех или же он ЦАРСТВУЕТ в теле нашем — две разные вещи; в христианине грех ЖИВЕТ, в безбожнике он ЦАРСТВУЕТ.

Однако, несмотря на то, что грех живет в нас, нам дано властвовать над ним. «Грех не должен над нами господствовать, ибо вы не под законом, но под благо датию» (Рим. 6, 14). Благодать, снявшая с нас грех пролитой на кресте Кровью, обеспечивает для нас победу и дает нам уже в настоящую минуту силу господствовать над грехом, живущим в нас. Мы умерли для греха; поэтому он не имеет никакой власти над нами. «Умерший освободился от греха» (Рим. 6, 7). Знаем, «что ветхий наш человек распят с Ним, чтобы упразднено было тело греховное, дабы нам не быть уже рабами греху» (Рим. 6, 6). «И низложил Иисус Амалика и народ его острием меча». Победа была полная, и знамя Иеговы осеняло победоносную рать; на нем значились чудные слова поощрения: «Иегова Нисси» («Господь — знамя мое»). Уверенность в победе должна быть столь же твердой, как и уверенность в прощении, так как и та и другая основаны на великом факте смерти и воскресения Иисуса. В силу этих двух фактов христианин обладает очищенной совестью и способностью побеждать грех. Смерть Христа удовлетворила Бога за все грехи наши, воскресение же Его становится источником силы для всех подробностей борьбы, к которой затем мы призваны. Он умер за нас и теперь живет в нас. Смерть Христова дарует нам мир, жизнь Его сообщает нам силу.

Важно отметить разницу между Моисеем на холме и Христом на престоле небес. Руки великого Ходатая нашего никогда не могут устать; Его заступничество никогда не прекращается. Он ВСЕГДА жив, чтобы ходатайствовать за нас (Евр. 7, 25). Его ходатайство вечно и могущественно. Силой правды Божьей вознесенный на небеса, Он поступает с нами согласно тому, что Он есть, и согласно бесконечному совершенству выполненного Им дела. Руки Его никогда не могут отяжелеть; никому не придется поддерживать их. Его всесильное заступничество основано на совершенстве Им принесенной жертвы. Он представляет нас Богу облеченными в Его собственные совершенства, так что, несмотря на ощущаемую нами потребность в прахе лежать пред Ним и сознавать всю несостоятельность нашу, Дух Святой являет нас такими, какими мы сделались во Христе, свидетельствуя о том, чем Христос сделался для нас. «Вы не по плоти живете, а по духу» (Рим. 8, 9). По нашему фактическому положению мы пребываем в ТЕЛЕ, но по принципу мы не живем больше по ПЛОТИ. Плоть еще существует в нас, но мы живем не по плоти, потому что живем со Христом.

В заключение заметим, что Моисей имел с собой на холме «жезл Божий», которым он ударял в скалу. Этот жезл был символом или выражением могущества Божьего, проявляющегося равно как в искуплении, так и в ходатайстве за нас. Когда дело искупления было закончено, Христос воссел на небесах и ниспослал Святого Духа, дабы вселиться в Церковь Божью; дело Христа и дело Духа Святого неразрывно связаны между собой. В каждом из них отражается сила Божья. 

 

Вестник истины, 4, 1977

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: