Китай будет стараться всеми силами оторвать Россию от Запада: Россия в НАТО – для него кошмар

В категориях: События и вести


Терпеливый Китай ("Nowa Europa Wschodnia", Польша)

Интервью с Михалом Любиной — китаистом и экспертом по России.

Збигнев Рокита (Zbigniew Rokita)

Nowa Europa Wschodnia: С XVIII века мир делился на Восток и Запад. Сейчас может появиться новое разделение. Не опасаются ли китайцы, что в результате новой «природной аномалии» россияне решат присоединиться к Западу? Тогда мир разделится на север и юг, а Китай останется в одиночестве.

Михал Любина (Michał Lubina): День, в который Россия вступит в НАТО, видится китайским генералам в кошмарных снах. Это означало бы, что за китайской границей появятся американцы. Китайцы впервые в своей истории не чувствуют опасности с севера: они вообще не держат там армии. Все силы направлены на восток, в сторону Тайваня. Пекин всегда боялся нападения с севера, откуда приходили степные кочевники, которые опустошали Поднебесную, а сейчас необходимость в новых великих стенах отпала. Китай будет стараться всеми силами оторвать Россию от Запада, ему удается водить ее за нос вот уже 20 лет.

— Уважают ли китайцы своих российских партнеров?

— Я бы сказал, что атмосфера встреч выдержана в деловом ключе. Там нет бесед без галстуков, совместных походов в баню или пивных вечеринок. Только бизнес. Рукопожатия и похлопывания по плечу — исключительно перед камерами. Это встречи двух цивилизаций, которые не слишком друг друга любят, и у которых мало общего. Пекин не видит в Москве надежного партнера, потому что та не может решить: доверять этим китайцам или нет? У нее нет другого выхода: после неудачных попыток наладить контакты с Южной Кореей и Японией, вариантов не осталось. Кроме того, китайцам не нравится смешение политики и бизнеса, поэтому они предпочитают импортировать товары из Австралии или из Африки — это гораздо более предсказуемые партнеры.

— То есть, Китай готов общаться с теми, кто может ему что-то предложить.

— Они общаются с теми, с кем это выгодно. Китайцы невероятно прагматичны, это, пожалуй, самый прагматичный народ на свете. Если им выгодно, они будут вести переговоры хоть с дьяволом, тем более, что они в него не верят. Китаец не смешивает сферу ценностей и бизнеса, как это бывает у нас. Запад и арабы верят в универсальные ценности, что проистекает из монотеистической концепции мироздания. Для китайца все относительно: нет бога, мир состоит из противоположностей, находится в постоянном процессе перемен.

— Что могло бы испортить отношения Пекина и Москвы?

— Таких угроз мало. Усилению напряженности могла бы способствовать более активная политика Москвы в Азии, но пока у нее нет на нее средств. Ей пришлось бы каким-то образом договориться с Японией — ключевым фактором возвращения России в региональную игру. Однако здесь мы наблюдаем продолжающуюся со времен Никиты Хрущева патовую ситуацию: японцы требуют возврата Курильских островов, а россияне не хотят их отдавать. Гипотетический компромисс спутал бы карты китайцам, которых японцы не любят за трагедию Второй мировой войны и до сих пор жаждут исторического возмездия, которое бы Поднебесная запомнила на следующие десять тысяч лет. Не понравилось бы Пекину и сближение Москвы с Западом, но наихудший для них сценарий - если россияне начнут "флиртовать" с Тайванем.

— Флиртовать?

— Например, если бы они начали продавать туда оружие или пришли бы к выводу, что остров имеет право на независимость. Такие попытки, впрочем, уже предпринимались. В начале 90-х годов знакомый Бориса Ельцина, некто Олег Лобов, напоив президента, получил у него позволение на ведение самостоятельной политики в отношении Тайваня. Он чуть было не довел дело до признания независимости. Разъяренные китайцы обратились к Андрею Козыреву, который отправился к Ельцину, и тот отыграл все назад в момент, когда Лобов, находясь в Тайбэе, уже составлял соответствующие документы. Характерный для ельцинской эпохи хаос. В итоге следующие десять лет Россия во всех совместных заявлениях заявляла о поддержке территориальной целостности Китайской Народной Республики. Тайвань очень важен для внешней (с точки зрения Пекина — внутренней) китайской политики, ни один другой вопрос не способен так сильно вывести китайцев из себя.

— Даже пересечение интересов России и Китая в Центральной Азии?

— В этом регионе обе стороны нашли более-менее общий язык. Впрочем, им в этом помог Запад, войдя в Афганистан. В 90-е присутствие Китая в Центральной Азии практически не ощущалось. Пекин интересовался только определением границ и вопросами разоружения: для этих целей, впрочем, и была создана Шанхайская организация сотрудничества. Переполох вызвало только появление американцев. Страх перед США склонил Пекин и Москву завязать контакты. С того момента по неписаному соглашению сферой безопасности занимается в регионе Россия, а сферой экономики — Китай. Пекин согласился с тем, чтобы Москва взяла на себя роль политического покровителя в регионе, а россияне — чтобы китайцы занимались там бизнесом. Небольшая напряженность возникла лишь тогда, когда Китай начал вместо российского газа импортировать туркменский. Впрочем, дело было не в политике, а в деньгах — туркмены продавали газ дешевле. Пекин требует от Москвы льготных тарифов, а той это просто невыгодно. В остальном оба государства, скорее, не склонны к конфронтации и знают, что сотрудничать им гораздо выгоднее.

inosmi.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: