Меч Господа и Гедеона!

В категориях: Наставь и научи


В.Ф. Рыжук

«Иди с этою силою твоею, и спаси Израиля от руки Мадианитян; Я посылаю тебя» Суд. 6, 14

 

События, происходившие с народом Израильским в глубокой древности, служат наглядными образами и для нас. Богу угодно было оставить их на страницах Священного Писания в наставление нам, достигшим последних веков. Об одном из них и пойдет речь ниже.

«Тяжела была рука Мадианитян над Израилем» в дни Гедеона. Язычники, словно саранча, наводнили Израиль, топтали поля, истребляли созревшую жатву, грабили скот. Израильтяне вынуждены были оставить жилища и скрываться в ущельях гор, потому что неприятелям не было числа, они расхаживали по Израильской земле как хозяева и безжалостно опустошали ее.

«Весьма обнищал Израиль от Мадианитян,— повествует об этом времени книга Судей,— и возопили сыны Израилевы к Господу» (6, 6). Сколько раз на протяжении многовековой истории народ, над которым было наречено имя Божье, отступал от повелений Иеговы и за это терпел наказание! Но когда в бедствии своем согрешившие приходили в себя, сокрушались и каялись за свое отступление, Господь миловал их и избавлял от рук притеснителей.

В дни Гедеона невыносимо горько стало всему народу от засилья Мадианитян. Стенание было всеобщим и настолько сильным и глубоким, что Господь услышал их стон. В ответ Он послал Ангела Своего, и вестник явился, как мы знаем, не вождям и не пророкам, а малоизвестному молодому человеку — Гедеону.

«Господь с тобою, муж сильный!» — приветствовал его Божий посланник. Юноша смутился от такого приветствия: его родной народ — в жутком бедствии, сам он, чтобы не погибнуть от голода, скрылся в точиле, где давили виноград, и выколачивал там отцовскую пшеницу, опасаясь, чтобы Мадианитяне не увидели и не отняли последнее пропитание.

«Господин мой! — возразил Гедеон небесному посланнику. — Если Господь с нами, то неужели Он благоволит к тому, чтобы Его возлюбленный народ, живя в своей земле, которую дал Господь Бог, был настолько унижен, что сделался посмешищем для иноплеменников?! Если Господь с нами, то отчего постигло нас все это? Ныне оставил нас Господь и предал нас в руки Мадианитян».

Это было горькое, но верное признание. Гедеон понимал подлинные причины бедственного состояния народа. Понимал, почему Бог возвысил над ними десницу противников: Израиль согрешил, и Бог отдал их на волю врагов. Бог оставил наследие Свое — иначе они не ютились бы, как пришельцы, по пещерам, не имея ни силы, ни дерзновения противостать язычникам.

«Оставил нас Господь...» — Это не мимоходом брошенная фраза. Трудно представить, чтобы такое признание было произнесено случайно, без многих размышлений и молитв. Гедеон понял, что нынешние бедствия — не произвол могущественных Мадианитян, а — справедливый гнев Божий. Бог отринул согрешивший народ и поверг на землю его венец. Важно верно видеть и свое духовное состояние, и состояние всего Израиля!

Господь некогда спросил Иеремию: «Что видишь ты?..» Пророк ответил вполне определенно: «Вижу жезл миндального дерева» (Иер.1,    11). Невнимательный, ненаблюдательный человек мог бы сказать: вижу какую-то ветку или сухую палку. Но тот, кого Господь избирает для Своего дела, должен иметь открытые духовные очи и верно видеть все. Иеремия понял, что это жезл и сказал из какого дерева он сделан. «Ты верно видишь»,— одобрил Господь ответ Иеремии.

Эти же слова можно сказать и о Гедеоне. Он верно видел причину бедствия, постигшего народ. Но разве в народе не осталось убеленных сединой и умудренных опытом старцев, чтобы им явился Господь? Или не нашлось мужей в расцвете сил, как Елиуй в дни Иова, которые бы сказали: «Не многолетние только мудры, и не старики разумеют правду» (И ов. 32, 9). Но не к старей-шинам и мудрецам явился вестник Господень, а к Гедеону, совсем еще юному и по человеческому разумению вовсе неопытному. Но именно этот юноша и был избран Богом для великой цели. Последующие события убеждают нас в том, что не случайно Бог послал Своего вестника к Гедеону. Бог знает, чье сердце исполнено глубочайшей веры и послушания.

«Да, народ — в отступлении. Да, Бог не может обитать в сердцах согрешивших, но ты — муж сильный. Иди, и с этой силой твоей спаси Израиля от руки Мадианитян. Я посылаю тебя».

Гедеон никогда не считал себя сильным: «Племя мое самое бедное, и я в доме отца моего самый младший. Как спасу я Израиля?»

«Я буду с тобою, и ты поразишь Мадианитян, как одного человека!»— повторил повеление Господь.

Не только самому обрести свободу от ненавистных Мадианитян, но и весь истомленный народ раскрепостить и освободить от унизительного рабства — какое высокое доверие!

«Если я обрел благодать пред очами Твоими, то сделай мне знамение, что Ты говоришь со мною»,— попросил Гедеон, желая в точности узнать волю Божью. Неожиданная встреча с посланником неба сильно его озадачила. Но еще больше его смущало серьезное поручение: спасти Израиль. В трепете он принес в дар Господу мясо и опресноки, и Господь принял жертву. «Ангел Господень, простерши конец жезла... прикоснулся к мясу и опреснокам; и вышел огонь из камня, и поел мясо и опресноки... И увидел Гедеон, что это Ангел Господень, и сказал Гедеон: увы мне, Владыка Господи! потому что я видел Ангела Господня лицом к лицу».

Гедеон сильно испугался, но Господь утешил его: «Мир тебе, не бойся, не умрешь!» После знамения и этих утешительных слов бури сомнений в сердце Гедеона улеглись. На том месте, где он разговаривал с Ангелом, Гедеон устроил жертвенник и нарек ему имя: «Иегова Шалом» (Господь есть мир!). Гедеон утвердился в посланничестве и отныне готов был повиноваться любому поручению Господа.

Первое из них было весьма трудным: «Разрушь жертвенник Ваала, который у отца твоего, и сруби священное дерево, которое при нем».

Если не осужден грех в собственном доме,— невозможно помочь народу. Но разве легко было Гедеону восстать против родителей и хозяйничать в отцовском доме, когда в семье он самый младший?! «Разрушь!» — повелел Господь, и Гедеон, хотя и страшился отца, боялся жителей города, но слово Господне исполнил. Сокрушая идольское капище, он понимал, на что шел. «Он должен умереть за это!» — возмутились жители, узнав, что сын Иоасов сравнял их святыни с землей (6, 30). Чтобы стать орудием в руках Божьих, нужно не только возлюбить Господа более, нежели отца и мать, но и отречься от собственной жизни.

«Иди, Я посылаю тебя...» — услышал Гедеон после того, как проявил верность в малом. Но и на этот раз ему страшно было приниматься за столь ответственное дело. Он хочет убедиться: его ли именно рукой Бог хочет спасти Израиля? Может, он, рискуя собой, будет только помогать, а сражение поведет кто-то более сильный и опытный?!

Для спасения Израиля нужно собрать войско и знать, как вести сражение. И Гедеон еще и еще раз умолял Бога утвердить его. В первый раз по просьбе юноши шерсть пропиталась водой, хоть выжимай, несмотря на то, что земля, где она лежала, была сухой. А во второй — земля, словно от дождя, вокруг была мокрой от росы, а шерсть, разостланная на ней, осталась сухой. Это необычное явле-ние убедило Гедеона, что ему, и никому другому, нужно выступать против несметных полчищ Мадианитян.

«Дух Господень объял Гедеона,— читаем мы удивительную историю,— и вострубил он трубою». И собралось к нему 32 тысячи добровольцев. Какая армия! Можно только восхищаться такой отзывчивостью Израильтян. Но Господь сказал Гедеону: «Народа с тобой слишком много...» «Так и Мадианитян не счесть!» — мог подумать в душе Гедеон.

«Не могу Я предать Мадианитян в руки их, чтобы не возгордился Израиль предо Мною и не сказал: "моя рука спасла меня».

«Народу много...» Другой военачальник, возможно, не придал бы большого значения такому замечанию. Ведь это очень хорошо, что народ проявил такую ревность по Боге. «Все будем воевать! Неловко как-то отсылать кого-то домой и унижать одних перед другими. Пусть остаются все».

«Не воинством и не силою, но Духом Моим, говорит Господь...» ведутся все брани (Зах. 4, 6). Присутствие Духа Святого в сердце является залогом побед! Господь ведет сражение! В Нем сила! Гедеон предложил боязливым и робким вернуться домой. И 22 тысячи покинули войско! Что происходило в душе Гедеона, когда он смотрел вслед уходящим, трудно представить. Как могло случиться, что среди добровольцев оказалось столько случайных людей?! Да еще опасливых, легко поддающихся страху и панике?! Зачем они приходили? Ведь их никто не принуждал! Неужели они пришли только для того, чтобы увидеть свою неспособность полагать души за ближних?!

Неприятелей вокруг — как песку на морском берегу, а воины один за другим расходились по шатрам... С кем же остается Гедеон? Как сражаться при таком неравенстве сил? — «Я буду с тобою!» — только этим живым словом, исходящим из уст Всемогущего Бога, можно вполне утешиться в такие напряженные минуты.

Большая часть войска ушла, оставив после себя хорошо утрамбованный грунт. А Бог вновь воззвал к Гедеону: «Все еще много народа...» Слыша это,— мало удивляться, мало недоумевать, тут в пору отчаяться,— стан-то Мадиамский не редеет! Но Гедеон молчал. Он недоумевал раньше, когда размышлял: браться ли ему за избавление осмеянного народа или нет. Но сейчас он — глина в руках Ваятеля, и Богу легко управлять его послушным сердцем. Что Гедеон не мог понять умом, постигал послушанием и верой.

«Веди их к воде,— наставил его Господь,— там Я выберу достойных, и о ком скажу, тот и пусть идет с тобою». В этом повелении сокрыт глубокий смысл: «Не ты, Гедеон, а Я выберу тебе воинов. Я знаю, кто достоин, ты же следуй за Мной в послушании». Человек, непривыкший повиноваться Богу, желающий делать все по собственному усмотрению, такие повеления нередко отвергает и сам избирает себе и друзей, и сотрудников. Гедеон поступал иначе...

«Веди их к воде...»

«Время ли устраивать привал, когда боевые действия еще не начинались?!» — возмутились бы своевольные вожди. Но Гедеон беспрекословно повиновался Богу и расположил на берегу десять тысяч храбрых. Эти люди не считали себя боязливыми, они пришли сражаться до конца и не беспокоились, что будет с их женами и детьми, если они не вернутся домой. Да, сами себя они считали смелыми, и лишь один Бог доподлинно знал состояние их духа.

Кто же достоин вести сражение? К кому благоволит Господь? Через кого решил подарить победу? И Бог открыл Гедеону, как испытать воинов: всем было предложено напиться воды; и тех, кто лакал воду с руки, Гедеон ставил по одну сторону, а кто, наклонившись, пил не отрываясь,— по другую. Люди пили воду... Кто бы мог подумать, что на таких жизненных мелочах серьезно проверяется преданность Богу каждого человека?! Знали ли воины, что сдают последний, решительный экзамен?! Здесь отбирал Бог тех, кто по завершении сражения не припишет успеха себе, не скажет: «моя рука спасла меня!» Здесь шла проверка на смирение.

Не мог Господь доверить победу ни боязливым, которые из страха могли оставить своих братьев в добычу врагам, ни этим, припавшим к воде, для которых удовлетворение личных желаний — выше всего. Тот, кто в напряженное время не может удержаться, чтобы не утолить сначала свою жажду, свои желания, и только потом что-то сделать для Бога — тот не воин, на него нельзя положиться. В самый решительный момент такие люди, забыв обо всем, займутся собой, своей семьей — ведь это для них самое важное! Бог отстранил таких людей от брани. Такие люди не должны стоять в одном строю с обрекшими душу на смерть. «...Кто не отрешится от всего, что имеет, не может быть Моим учеником» (Аук. 14, 33).

Достойных в войске Гедеона оказалась горстка — всего 300 человек! Менее процента от первоначального войска. Но эти люди отреклись от себя. Им было не до питья, когда воинственно гудел вражеский стан. В любую минуту они ожидали начала сражения и по первому зову готовы были идти на любую опасность. Личные планы и дела они отложили, как только услышали звук трубы. Господь зовет, значит, отныне — они во власти Его. Без лишних увещаний они убедились в посланничестве Гедеона, поняли, что Господь им руководит и что от них Бог ждет лишь послушания.

Сколько проиграно духовных сражений, какой непоправимый урон нанесли делу Божьему непризванные воины, которые не только сами не знают, когда, как и что нужно делать в доме Божьем, но, уповая на мышцу плотскую, поддерживают совершенно непригодных для Бога людей.

У Бога нет неумелых воинов, есть непокорные и своевольные. Немощное Божье сильнее человеческого (1 Кор. 1, 25). С Богом один прогоняет полки чужих (Евр. 11, 34).

Самуил имел мужество назвать своевольного Саула идолопоклонником (1 Цар. 15, 22-23). И это верно, потому что не повинующийся Богу и Его пророкам — поклоняется самому себе, своему «я», которое должно быть отвергнуто в самом начале следования за Господом. «...Отвергнись себя...» — призывает Христос (Матф. 16, 24).

Разве одолели бы три отряда Израильских воинов громадное мадианитянское войско, если бы в то время, когда Гедеон начал трубить, воины, не желая повиноваться, принялись бы делать то, что им казалось важным? Бросили бы, например, кувшины и трубы (разве это оружие?) и ринулись бы в сражение. Как видим, все происходило не так. Клич был брошен, и воины стояли каждый на своем месте, как им было велено, и делали то, что делал Гедеон. «Смотрите на меня! — убеждал он. — Смотрите на меня и делайте то же» (7, 17). То есть: действуйте не как вам кажется верным, а как повелел Господь. И воины не противодействовали, но повиновались — такое единодушие и было залогом невиданной победы.

А сражения вовсе и не было. Был трубный звук, горели светильники, кругом слышались возгласы: «Меч Господа и Гедеона! Меч Господа и Гедеона!» Разве это война? — Ничего даже похожего на войну! Любой военачальник признал бы в этом репетицию какого-то непонятного духового оркестра,— но никак не сражение. Да, то, что делает Господь, всегда неординарно, неповторимо и непонятно плотскому человеку.

Но Гедеон слушал Бога, воины слушали Гедеона, и Бог послал славную победу! Бог ищет послушных вождей и покорных воинов, а методы ведения брани Он откроет им Сам, и они никогда не будут похожи на те, которые тщательно разрабатываются плотскими стратегами. Главное — в призвании: «Я посылаю тебя! Я буду с тобою!» — и тогда не страшны никакие полчища противников. Но и воины не все пригодны, а только те, «кого Я выберу, о ком Я скажу: пусть идет с тобою!» — так говорит Господь. И только через тех, чьи сердца сокрушены, как и кувшины в руках воинов Гедеона, Бог подарил победу.

Многим тщеславным сегодня не по душе клич: «Меч Господа и Гедеона!» «Меч Господа!» — с этим они еще согласны, а тех, через кого действует Бог, кому посылает откровения на каждый миг нелегкой духовной брани, они готовы вычеркнуть, как будто их нет вовсе. Как будто Господь их не избирал, и не посылал, и не давал Своих откровений, а все совершилось само собой. И это не безобидное понятие. Этим в первую очередь оскорбляется имя Самого Господа, доверившего рабам Своим исполнить желания Своего сердца.

Бог нашел смиренных рабов и в наше время, и в нашем народе и прославился через них. «Меч Господа и Гедеона!» доныне приводит в смятение недругов дела Божьего, и они обращают меч одного против другого в собственном стане.

«Меч Господа и Гедеона!» — этот клич глубокой веры Богу и послушания Ему и в наши дни принес народу Господнему победу, защитил юное наследие — детей и внуков! Они — в Церкви Христовой и славят Его в собраниях святых.

«Меч Господа и Гедеона!» Благодаря этому богоугодному оружию веры церковь обрела святую независимость, и ныне Господь обитает в народе Своем и прославляется через жертвенное служение послушных и смиренных. Ему да будет за это вечная хвала и слава. 

 

Вестник истины, 1 (121). 1993

Мир в Боге.ру

 

 


 

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: