Америка – страна апокалиптических ожиданий и духовных притязаний

В категориях: Трудные места


М. Г. Абрамс

В разные времена, в разных уголках земного шара, писатели объявляли свою страну типологическим "Новым Израилем", избранным от Бога для того, чтобы сыграть ведущую роль в установлении Царства Божия на земле. Но есть страна, где милленаристская идеология отличается особой скрупулезностью и живучестью. Это Америка, причем "новый мир" библейских пророчеств в ней увидели еще до прибытия туда европейских колонистов.

Не кто иной как Колумб высказал предположение, что в открытом им Новом Свете должна находиться новая земля, предсказанная в Откровении. Веру в эту идею принесли населению Америки первые францисканские миссионеры (наследники традиции Иоахима Флорского) и распалили колонисты-пуритане Новой Англии, пылко уверявшие, что Америка призвана стать Тысячелетним царством. "Будьте покойны и знайте, - напоминал своим землякам по Новой Англии в 1653 году Эдвард Джонсон, - что именно здесь Господь сотворит новое Небо и новую землю... новые Церкви и новое Содружество разом".

А веком позже Джонатан Эдвардс трактовал "Великое Пробуждение"* как первый этап реализации апокалиптического предназначения Нового Света (интерпретируемого в духовном смысле): "Этот новый мир был открыт именно теперь, вероятно, для того, ... чтобы в нем Господь мог положить начало новому миру в духовном смысле, когда Он сотворит "новое небо" и "новую землю"" 22. Эхо этих неувядающих ожиданий звучит и сегодня: американскую однодолларовую купюру украшает цитата из вергилиева пророчества нового золотого века: Novus ordo Seclorum.

Вера в провиденциальную роль Нового Света воспитала в американце представление о себе как о новом Адаме, отринувшем искушения Старого Света. Опираясь на эту концепцию в ее секуляризованной форме, многие мыслители, прежде всего трансценденталисты, настойчиво утверждали: лишь американец наделен уникальной способностью увидеть все сущее как бы сызнова, глазами невинного ребенка и тем самым воспринять неиспорченный мир Америки как нетронутый Эдем. Во время Американской революции, Гражданской войны (породившей величайший из гимнов о скором Втором Пришествии - "Mine eyes have seen the glory of the coming of the Lord"**) и Первой Мировой войны милленаристские пророчества находили практическое применение в политической борьбе и пропаганде.

Альтернативную версию стойкого мифологического представления об Америке как о новом мире милленаристов мы находим в империалистических доктринах "Американской миссии" и "Предначертания судьбы"*. Так, заявление Уильяма Гилпина от 1846 года пронизано все той же древней верой, что Америка - орудие в руках Божьих, а также место, где раньше всего будет достигнута конечная цель истории, место, откуда апокалиптические перемены распространятся по всему миру: Неотъемлемое предназначение американского народа состоит в том, чтобы подчинить себе континент... обновить обветшалые государства... вывести человечество к вершинной точке его пути... снять проклятие, лежащее тяжелым бременем на роде людском, и пролить благодать на весь мир! 23.

Эта масштабная миссия, однако, предполагала соответствующую ответственность и необходимость суровой кары за неудачу, о чем настойчиво предупреждали в своих американских иеремиадах местные пророки, монополизировавшие поэтику "dies irae"**; также она способствовала развитию параноидальной склонности сваливать неблагоприятные исторические перемены на всяческих злокозненных заговорщиков, твердо решивших сорвать планы Господа. А во времена кризисов неудержимая вера в блестящие перспективы Америки переходила в столь же неудержимое, но противоположное по знаку чувство: глубочайшее отчаяние. Герман Мелвилл в 1850 году разделял горячую убежденность в том, что "мы, американцы - особый, избранный народ, Израиль нашего времени... Бог предназначил нашему племени великие свершения, а человечество ждет их от нас". В этом "Новом Свете" "политический Мессия... явился именно в нашем лице". Спустя четверть века Мелвилл озвучил оборотную, депрессивную сторону маниакального милленаризма Америки. Возможно, еще печальнее самых печальных мыслей старой Европы, - сокрушался он в "Клэреле",

Те мысли, которые вдруг принес нам Новый Свет...

Почувствовать, как замирает надежда, которой больше некуда идти,

[Осознать,] что промотано последнее наследство;

И воскликнуть: "Стройте храмы Конца Пути!

Колумб изгнал романтику с Земли;

Для человечества не осталось никакого Нового Света! 24.

 

М. Г. Абрамс, Апокалипсис: темы и вариации. Анализ Откровения Иоанна. Перевод с английского Светланы Силаковой

nationalism.org

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: