Как в Церкви начинались беззакония и отступления

В категориях: Политика, экономика, технология


И. В. Музычко

 

Тайна беззакония, как уже было сказано, стала проявляться еще при жизни Апостолов. Сатана избрал тактику постепенного внедрения отступников в ряды Церкви Христовой. Как известно из истории Церкви, первые три столетия своего существования Церковь периодически подвергалась гонениям со стороны римских императоров. Во времена этих жестоких гонений, сатана находил маловерных детей Божьих, в том числе и служителей церквей, которые не умели «хранить себя от лукавого» (1Иоан. 5:18), и толкал их на отступление от истины Христовой, то ли в виде отречения от Христа, то ли в виде компромисса с власть имущими. Такие христиане «от страха смерти были подвержены рабству» (Евр. 2:15), попадали в сеть диавольскую (2Тим. 2:26). Когда же гонения прекращались, такие отпавшие христиане хотели снова вернуться в Церковь и занять прежнее служение. В Церкви возникал вопрос, что делать с такими отступниками, особенно с отступниками - служителями. Верные служители Церкви занимали в этом вопросе принципиальную позицию, состоящую в том, что на основании Писания (Иез. 44:10-16) отступники после их покаяния не могут быть служителями Церкви Христовой, они могут быть только рядовыми членами. На этой почве в Церкви возникали споры. Сатане удавалось находить таких «добреньких» служителей, возбуждать в них ложный дух милосердия и защищать отступников, настаивая на том, чтобы простить их и допустить до служения. К сожалению, тогда не нашлось в Церкви такого, как Апостол Петр, который сказал бы таким служителям: «для чего ты допустил сатане вложить в сердце твое» (Деян. 5:3) ложное чувство милосердия к отступникам? Таким образом, в Церковь проникал дух отступничества. Вот как об этом пишет Эрнст Пикеринг в своей книге «Библейский сепаратизм»:

«Период ранних гонений известен в истории Церкви, как гонения во время Доциана (249-250). Во время этих гонений значительное количество исповедовавших христианство отступили и не сохранили верности своим убеждениям. Когда гонения утихли, встал вопрос: возможно ли восстанавливать церковное членство этих «отпавших» христиан. Римский епископ Новатий (и многие его поддержали в этом) придерживался более строгого взгляда на церковное членство, чем было принято в его дни, и считал, что отрекшиеся от Христа при гонениях не могут быть теперь приняты в церковь. Новатий восстал против популярного в те дни более легкого отношения к вопросу церковного членства. Последователи Новатия считали, что только они одни сохранили чистоту церкви, и поэтому не признавали все другие церковные объединения, осквернившие себя принятием в члены тех, кто отрекся от Христа, или допустил другие явные отступления.

Острый конфликт возник в 312 г. н. э. по поводу посвящения Сесилиана в епископы Карфагена. Многие епископы и другие церковные лидеры восстали против этого на том основании, что он отступил от учения Священного Писания во время гонений. Они считали, что, так как Сесилиан «запятнал» себя отступничеством, он не достоин теперь быть одним из руководящих служителей церкви. В результате возникла оппозиционная группа, которую возглавил Донатий. Группа отделенных стала быстро расти, и вошла в историю под именем донатистов, когда епископ Донатий стал их руководителем».

Д-р С. Санников в своей статье «Аврелий Августин. Кризис церкви» пишет о донатистах следующее:

«Североафриканские донатисты, названные так по имени одного из их лидеров - Доната, считали, что любое священнодействие, в том числе и рукоположение, совершенное недостойным епископом или пресвитером, «запятнавшим себя предательством» - недействительно. «Дух Святой не действует через нечистые сосуды», а это значит, что общины, служение в которых совершали «недостойные» служители, только по виду христианские, но, по сути, лишены благодатного Божьего присутствия. Следовательно, им надо покаяться и еще раз принять рукоположение от служителей, которые пережили гонения и сохранили благодать священства».

Как видно из этих свидетельств, уже тогда во многих церквах имел место дух компромисса с миром и попустительства греху. Те, кто выступал против отступничества, оказывались часто в меньшинстве. Их борьба обычно заканчивалась тем, что они отделялись от церкви, в которой терпимо относились к отступникам, или выходили из тех церковных объединений, которые принимали служителей - отступников. Возникает вопрос, почему те, кто отстаивал истину, терпели неудачи? В литературе по истории церкви такую ситуацию обычно объясняют совокупностью религиозных, политических, экономических, социальных и других причин. В ответ на такой вопрос можно сказать следующее. Во-первых, видимое поражение в духовном служении не всегда означает действительное поражение. Если смотреть с видимой, внешней стороны, то служение Христа на земле закончилось великим поражением, распятием Его на позорном кресте, но на самом деле, это было великой победой над смертью, над всем злом и адом. По Писанию, Церковь Христова - это не всемирное христианство, покоряющее себе весь мир, а «малое стадо» (Лк. 12:32) верных детей Божьих, идущих по следам Христа (1Петр. 2:21), «посланных, как овец среди волков» (Мф. 10:16).

Во-вторых, если защитники чистоты и истины и терпели неудачи, то, по-видимому, основной причиной такого печального развития событий было то, что служители Церкви, которые отстаивали истину, возможно, не знали законов духовной борьбы, не использовали все оружие Божие. Они упускали из виду, что необходимо вести борьбу не только с людьми-отступниками и теми, кто их поддерживает, но главное - вести духовную борьбу «против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века этого, против духов злобы поднебесных» (Еф. 6:12). Обычно, в таких конфликтных ситуациях очень трудно бывает оставаться на духовных позициях и вести духовную борьбу. Даже духовных служителей, знающих духовную борьбу, сатана старается толкать на борьбу по плоти и применять человеческие методы борьбы.

 

И. В. Музычко. Живое христианство и тайна беззакония

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: