Межсоборное присутствие Русской православной церкви – это вроде правительства без всяких полномочий

В категориях: Общество, Церковь и власть


Светлана Солодовник

Решение о создании Межсоборного присутствия — постоянно действующего совещательного органа Русской православной церкви — было принято на Поместном соборе, избравшем патриарха Кирилла; положение о присутствии утверждено Священным синодом летом 2009 года. Задача присутствия — обсуждать проблемы церковно-общественной жизни в период между соборами, в том числе готовить документы по насущным вопросам нынешнего времени, вовлекая в их обсуждение максимальное число людей. Председателем Межсоборного присутствия является патриарх Московский и всея Руси, а члены его избираются Священным синодом из числа архиереев, клириков и мирян Русской православной церкви.

Сегодня Межсоборное присутствие насчитывает около 150 человек и состоит из 13 различных комиссий: богословской, по вопросам церковного управления, информационной деятельности, приходской жизни, церковного образования и пр. Механизм действия таков: рабочая группа комиссии разрабатывает документ, выражающий, например, отношение церкви к принципам организации миссионерской работы или к ювенальной юстиции; затем документ рассматривается редакционной комиссией, которую возглавляет лично патриарх, при необходимости в него вносятся коррективы; готовый документ публикуется в Сети (на сайте Межсоборного присутствия и некоторых других начинается его обсуждение) и рассылается по епархиям; отзывы систематизируются и вновь передаются в редакционную комиссию, которая перерабатывает документ с их учетом; конечный вариант выносится на пленум Межсоборного присутствия (куда также входят архиереи, клирики и миряне), который, в свою очередь, имеет право доработать документ; в дальнейшем принятый пленумом документ утверждается Архиерейским собором.

Представители патриархии чрезвычайно гордятся этим новшеством, не имеющим аналогов в других церквах. И действительно, присутствие в какой-то степени налаживает обратную связь — по поводу некоторых документов на сайтах разгораются бурные дискуссии. В связи с невозможностью прийти к консенсусу несколько документов даже были отложены. Так, вернули в комиссию на доработку положение о монастырях и монашествующих, решили повременить с проектом документа «Церковнославянский язык в жизни Русской православной церкви XXI века». Он предлагал допустить перевод на русский некоторых, самых непонятных, мест богослужения, но многие воспротивились этому. Отказ от церковнославянского языка — смерть Русской православной церкви, такой позиции придерживается немало даже самых здравомыслящих, на первый взгляд, батюшек.

Архиерейский собор уже утвердил несколько подготовленных документов, среди самых любопытных для «большого общества» — положения «Практика заявлений и действий иерархов, духовенства и мирян во время предвыборных кампаний. Проблема выдвижения

духовенством своих кандидатур на выборах» и «Отношение Русской Православной Церкви к намеренному публичному богохульству и клевете в отношении Церкви». Первое регламентирует поведение священнослужителей и работающих в структурах патриархии мирян во время предвыборных кампаний, запрещая им выдвигать свои кандидатуры и баллотироваться в органы власти. Сюрприз прячется в сноске: оказывается, из правила могут делаться исключения «по соображениям крайней церковной необходимости».

Документ о богохульстве идет куда дальше принятых в мае поправок в федеральное законодательство в связи с оскорблением чувств верующих. В частности, документ разъясняет, что «одна из форм богохульства — это клевета на Церковь». Хуже всего клевета провокационная, когда реальные несовершенства в жизни Церкви используются «как инструмент... для укоренения в массовом сознании антицерковных идей».

Подспорьем для священников, готовых работать с наркоманами и алкоголиками, наверняка станет также подготовленная Межсоборным присутствием концепция реабилитации наркозависимых и алкоголиков, которая наконец-то «узаконила» работу церковных реабилитационных центров по «Программе 12 шагов». Долгое время в церкви многие отвергали эту разработанную протестантами программу (и обвиняли во всех грехах тех, кто ее использовал), поскольку она есть ересь и соблазн. Документ признает методику «эффективным инструментом в реабилитации алкоголе и наркозависимых», не противоречащим православной практике.

Как мы видим, Межсоборное присутствие делает весьма важную работу, решая проблему самоидентификации церкви в современном мире. Однако этот орган никак не может заменить собою Поместный собор: в церкви не скрывают, что отзывы на документы приходят хорошо если из 20 проц. епархий и на сайтах в дискуссию вовлечены значительные массы людей, но никак не церковное большинство. Однако Поместный собор — согласно канонам и экклезиологии, высший орган церковной власти — практически отменен в РПЦ, в том числе стараниями того же Межсоборного присутствия, которое в числе прочих выдало нагора документ «Место Поместных и Архиерейских Соборов в системе церковного управления». Роль Поместного собора, о регулярном проведении которого речи в настоящий момент не идет вообще, сведена к выборам патриарха и предоставлению автокефалии желающим самостоятельности церквам. То есть совершенно очевидно, что Межсоборное присутствие выносит на «широкое обсуждение» исключительно темы, одобренные церковным начальством, и, кстати, как жалуются участники дискуссии, когда речь идет о принципиальных вопросах устройства церкви, попросту «не замечает» отрицательных отзывов (http://victorvlad.livejournal. com/23822.html).

 

Pro et Contra, № 34 (59), май — август 2013

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: