Опыт успешной борьбы с коррупцией в Сингапуре.

В категориях: Политика, экономика, технология


Дмитрий Фалалеев — старший редактор «HBR — Россия».

 

«Азиатские тигры» преуспели в борьбе с коррупцией. Еще одно тому подтверждение — Сингапур. Получив независимость в 1965 году, страна вынуждена была одновременно решать множество проблем. Одной из них была коррупция.

Впрочем, работа в этом направлении началась даже чуть раньше. Скудный бюджет страны не позволял правительству провести дорогостоящую кампанию. Первым этапом стало изменение законодательства. Еще в 1960 году был принят Акт о предотвращении коррупции (РОСА). Он преследовал две цели: нейтрализовать коррупционноемкие статьи и ужесточить наказание за взяточничество. Еще до этого был создан специальный орган — Агентство по борьбе с коррупцией (АБК), директор которого подчинялся напрямую премьер-министру страны. Но до принятия РОСА работа агентства не приносила ощутимых результатов.

РОСА устранил несколько серьезных препятствий. Во-первых, он дал четкое и емкое определение всех видов коррупции. Взяточники не могли больше увиливать, получая «благодарность» в форме подарков и прячась за размытыми формулировками. Во-вторых, РОСА регламентировал работу агентства и дал ему серьезные полномочия. В-третьих, он увеличил тюремные сроки за взятки. Все это развязало руки Агентству: оно получило разрешение задерживать потенциальных взяточников, проводить обыск у них в домах и на работе, проверять банковские счета и т.д. В ведомстве три отдела: оперативный, административный и информационный. Два последних кроме поддержки оперативной работы отвечают и за «чистоту» бюрократии. В их ведении отбор кандидатов на высокие государственные должности, профилактические меры и даже организация тендеров на госзаказы.

Позже сингапурское законодательство несколько раз дополняли, например, в 1989 году ввели конфискацию имущества. Жесткий контроль дал неплохие результаты, поэтому власти перешли ко второму этапу борьбы со взяточничеством — «мягкому».

Начиная со второй половины 1980-х правительство стало работать над «качеством» бюрократии. Чиновникам серьезно подняли зарплаты (в дальнейшем это делали каждые несколько лет), что должно было удержать их от взяток. Сейчас оклады высших должностных лиц страны высчитываются в зависимости от средних заработков в бизнесе и доходят до $20—25 тысяч в месяц. И парламентарии, и население восприняли с недоверием эту инициативу, но премьер-министр Ли Куан Ю публично обосновал ее целесообразность.

Правительство задумало сделать профессию чиновника не только высокооплачиваемой, но и уважаемой. В Сингапуре на государственном уровне проповедуется принцип меритократии. Путь наверх открывается перед самыми умными, прогрессивно мыслящими и способными. За это отвечает Агентство по борьбе с коррупцией. Вербовка происходит еще в школе, а дальше будущую элиту ведут: помогают поступить в университет, отправляют на учебу и стажировку за границу, поощряют успехи. Так постепенно чиновничий аппарат обновлялся правильно выученными и воспитанными кадрами, многие из которой пополняли ряды агентства. Все это на фоне жесткого давления коррупционеров.

Политика кнута и пряника принесла плоды: уровень коррупции в Сингапуре упал в разы (5-е место в рейтинге восприятия коррупции Transparency International 2006 года).

Местная бюрократия считается одной из самых эффективных в мире. И самой высокооплачиваемой — заработки чиновников выше, чем у равных им по статусу служащих в США.

«Проекты и Гонконга, и Сингапура — правильные, эффективные, — говорит Георгий Сатаров. — Но очень специфические, хотя бы потому, что масштабы обеих стран несопоставимы с Россией». По мнению Сатарова, на нашей огромной территории жесткие управленческие сигналы не сработают. А вот доцент кафедры институциональной экономики ГУ—ВШЭ Юрий Латов считает верным сам сингапурский принцип: усилить наказание, а потом резко повысить зарплату. «Что-то похожее сейчас происходит у нас в здравоохранении, — рассказывает он. — Врачам стали повышать зарплату, а теперь ужесточают борьбу с "подарками". Еще ввели "телефон доверия", по которому принимаются жалобы пациентов на врачей-вымогателей». Осталось только дождаться результатов.

Сингапурские власти добились больших успехов в том, что касается работы с чиновниками. «Меритократия — главное, что мы должны перенять у азиатов», — считает Наталья Лопашенко. Однако отбор и воспитание лучших выпускников вузов может занять десятилетия, это подтверждает опыт Сингапура. Поэтому ударной кампании — традиционно любимой в России «забавы» — будет явно недостаточно.

hbr-russia.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: