Почему левые либералы выступают против Навального

В категориях: События и вести


Юлия Латынина, обозреватель "Эха Москвы" (запись в эфире)

Важное обстоятельство, которое выяснилось в ходе нынешней избирательной кампании в Москве, заключается в том, что левые либералы, в большей своей части к моему удивлению активно выступающие против Навального, превратились в спойлеров, обслуживающих путинский режим. Вот, их объединила ненависть к Навальному, то есть к успешному человеку. Видимо, любому успешному человеку не важно в какой сфере они завидуют. И несколько совершенно замечательных демотиваторов, которые повторяются из блога в блог, из аргумента в аргумент. 

Ну, во-первых, Навальный у нас, оказывается, националист. Националист в переводе с леволиберального на язык здравого смысла – это любой человек, который считает, что в России есть национальный вопрос. Вот, мигранты есть в России? Есть у нас национальный вопрос с мигрантами? Ответ: «Есть. С носителями чужой культуры». Есть, потому что когда в стране много рабов, то для каждой страны, в которой было много рабов (не важно, это была Римская империя или это были острова Карибского моря), это кончалось плохо. Нет, у нас в стране нет национального вопроса – это запрещено обсуждать. А если ты это обсуждаешь, ты – нацист. 

У нас есть в стране национальный вопрос с чеченцами? Как? Извините, у нас чуть под мошенническим голосованием мечеть имени Ахмата Кадырова чуть не вышла в национальные памятники России. Когда этого не случилось, то офис Билайна в Грозном закидали яйцами. И Рамзан Кадыров призвал к бойкоту Билайна и Мегафона. Я призываю Владимира Евтушенкова и компанию «Система», и, соответственно, компанию МТС присоединиться к этому бойкоту, чтобы в Грозном не было ни Билайна, ни Мегафона, ни МТС, ни других нехороших российских сотовых операторов. Хорошо: они объявили бойкот, пусть доставляют телефонные сообщения почтовой связью, на лошадях. Да? 

Так вот. Выясняется, что нет, об этом тоже запрещено говорить. Кто об этом говорит, - тот националист. 

Обратите внимание, какой шум поднялся по поводу заявления Навального, что около 50% преступлений в Москве совершается мигрантами. И сразу масса народа бросилась опровергать и ссылаться на слова, послужившие тому источником Анатолия Якунина (это представитель нашей московской полиции), который сказал дословно: «Из преступлений, из них половину всех преступлений в столице совершают иногородние, из них 22% - это иностранная преступность». Да? То есть от половины 22, итого 17. И очень много людей поставили это Навальному в вину, вот, дескать, он переврал, перекрутил. 

Ребята, когда вы делаете кому-то замечание, цитировать цитаты надо до конца. Нет греха в том, чтобы ошибиться, да? Человек может ошибиться случайно. Я тоже удивилась. Вдруг, думаю, Навальный ошибся, вдруг он что-то недопонял. Но когда вы поправляете человека, то уж тогда цитировать цитату надо до конца. 

Дальше говорит господин Якунин «Мы учет ведем только по раскрытым преступлениям. Мы в этом году раскрыли на 16 больше преступлений по сравнению с прошлым годом. А если бы на 40 или на 50, то, я думаю, что было бы под 50 иностранная преступность». Понятно, что господин Якунин сказал? Перевожу на язык здравого смысла. Статистика ведется только по раскрытым преступлениям. 90% преступлений в Москве не только не раскрыты, они еще даже не зарегистрированы. И, вот, каждое преступление, которое не раскрыто, по умолчанию считается, что его совершил гражданин России. 

То есть еще раз, да? Понятно при этом, что нераскрытые преступления, если их совершил мигрант, гораздо сложнее раскрыть, ну, просто потому, что он убежал, от него там неизвестно где его искать. Это вам не пьяный мужик, который в собственной квартире зарубил собутыльника топором. То есть еще раз, господин Якунин сказал «Под 50% была бы иностранная преступность, если бы картина была реальной». То есть ровно то, что сказал Навальный. Если у вас есть претензия к тому, что сказал Навальный, то это у вас претензия к тому, что сказал господин Якунин, 50% иностранная преступность. 

Несколько других совершенно замечательных демотиваторов. Я сейчас по ним пройдусь кратенько. Хомячки Навального. Какое прекрасное название, да? То есть, оказывается, можно назвать последователя каждого человека, сторонника каждого человека его хомячком. Но в таком случае представляете... Как вы думаете, почему республиканцы в Америке не говорят «хомячки Обамы»? Потому что им кажется странным вне зависимости от того, разделяют они или не разделают точку зрения Обамы, так унижать избирателя. Хомячки Навального. А почему не хомячки Будды? А почему не хомячки Христа? Я не с Буддой сравниваю Навального, я логику пытаюсь понять, когда любого человека, который за кем-то следует, или для кого кто-то является авторитетом, или хотя бы политическим лидером, сразу называют «хомячком». То есть, видимо, идеальное состояние, когда никаких авторитетов, никаких политических лидеров нет и никто ни за кем не следует, а, вот, просто вот бардак. 

Ну и третья история прекрасная, третий демотиватор. У Навального, говорят нам левые либералы, которые привыкли в блогах писать и считать себя единственными выразителями своего собственного недовольства по отношению к кровавому режиму, у Навального нет позитивной программы. Не врать и не воровать. Ну, это же мелко! А где ж позитивная программа? – спрашивают нас. 

Ребят, у вас претензии только к Навальному? А скажите, к парню по имени Моисей у вас претензий нет? Сходил на гору Синай, принес оттуда скрижали без всякой позитивной программы. Не убий, не укради. Где позитивная программа у товарища Моисея и этого самого, как его, Яхве? 

Кстати, говоря о позитивных программах. Помните законы сохранения? Закон сохранения энергии, закон сохранения импульса, закон сохранения момент импульса, ну, вот, все эти великие законы? Обратите внимание, что ни один из этих законов сохранения, которые являются фундаментальными законами природы, не предписывает ничего движущимся телам. Он только запрещает. Он говорит, по какой траектории не может двигаться тело, если импульс должен сохраниться. А по какой траектории оно должно двигаться, он не предписывает. Точно так же, как и 10 заповедей, законы сохранения – это законы, у которых нет положительной программы, у которых есть только отрицательная. И меня эта отрицательная программа как раз больше всего устраивает. Вот, если б Навальный выкатил программу, в которой нам бы объяснялось, какие штаны мы должны носить какого цвета в понедельник и какие юбки мы должны носить какого цвета в пятницу, вот тогда б меня это испугало. А, знаете, «Не ври» и «Не воруй» меня как раз вполне устраивают, хотя, естественно, так сказать, позитивная программа у Навального есть (я только что о ней говорила). В частности, это те же самые 6 законопроектов, которые через народного депутата, через 50 тысяч подписей, собранных через своих сторонников, будут внесены в Госдуму, из которых первый идет запрет бюджетным организациям брать на работу мигрантов. 

Вот, если честно, эта история меня с российскими левыми либералами, которые вот так обратились против Навального, совершенно поразила, потому что мне кажется, она отражает тот факт, что, собственно, российским левым либералам нечего сказать избирателю. Видимо, они поэтому никаких избирательных кампаний не вели, потому что все их ценности, которые они готовы отстаивать, судя по всему, мало имеют отношение к российской реальной жизни. Мигранты. Каждый, кто говорит о мигрантах, фашист. Лезгинка на Красной площади? У нас не должно быть национального вопроса. Каждый, кто отрицает лезгинку, нацист. Что надо делать? А нужно делать как в Европе. 

И вот третья вещь, которая выясняется в результате этой кампании, для меня самая важная и неожиданная. Она вот какая. В этой кампании, на мой взгляд, вдруг сформировался новый, принципиально новый политический дискурс. Это дискурс Навального обсуждать без стеснения, без либеральных табу те проблемы, которые, действительно, волнуют избирателя. Мигранты – это проблема. Лезгинку – да, запретить. Совершенно не случайно, что национальная проблема стала ключевым пунктом этого дискурса, потому что понятно, что Путин не может решить национальную проблему. Он ее создал, во-первых, массовым завозом люмпенов, имеющих следствием и отчасти целью люмпенизацию российского избирателя. Во-вторых, превращением России в разрушенное государство, где, вот, чеченцы на улицах Москвы демонстрируют эффективность насилия. И точно так же проблема, что левые либералы не могут решить национальную проблему. Они ее даже не хотят обсуждать. Их способ решения национальной проблемы заключается в том, чтобы назвать каждого, кто констатирует ее существование, фашистом. И это очень важный вопрос. 

echo.msk.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: