ВЗИРАЯ НА СЛАВУ ГОСПОДНЮ

В категориях: Спаси и сохрани

Я. Г. СКОРНЯКОВ

Мы — дети Божии... если только с Ним страдаем... Рим. 8, 16—17

Будем рассуждать о славе: славе Божьей и славе человеческой, а затем и о наших страданиях. Созерцая природу, мы воочию видим величие ее Создателя, потому что дело рук Его — слава и красота (Пс. 110, 3).

Могущественная слава Божья «простирается превыше небес» (Пс. 8, 2). Она возвещается во всех народах, «ибо велик Господь и достохвален, страшен Он паче всех богов. Ибо все боги народов — идолы, а Господь небеса сотворил. Слава и величие пред лицом Его, сила и великолепие во святилище Его» (Пс. 95, 3—6).

Святые мужи Божьи удостаивались видеть славу Господню. Так Моисей и Аарон увидели ее в скинии собрания и пали на лица свои (Числ. 20, 6).

Пророк Исаия видел Господа, «сидящего на престоле высоком и превознесенном... вокруг Его стояли серафимы... и взывали... свят, свят, свят Господь Саваоф! вся земля полна славы Его!» Глядя на величие этой славы, Исаия убоялся и сказал: «Горе мне! погиб я!» (Ис. 6, 1—5).

Апостол Павел видел славу небесную, слышал неизреченные слова и свидетельствует, что человеку невозможно о том пересказать (2 Кор. 12, 4).

Иоанн, любимый ученик Господа, будучи узником и соучастником скорбей Христовых, видел славу Сына Человеческого, лицо Которого было, «как солнце, сияющее в силе своей, и... пал к ногам Его, как мертвый» (Откр. 1, 16—17).

Славу Божью мы можем созерцать только верой. «Если будешь веровать,— сказал Христос,— увидишь славу Божию» (Иоан. 11, 40). И видим мы ее только отчасти, как бы сквозь тусклое стекло, в отличие от славы человеческой, которая нам более понятна, и которую мы понимаем даже вполне.

Нередко можно наблюдать такую картину: у человека обнаружились те или иные способности, и невольно они выделяют его из общей массы окружающих людей. Такого человека начинают замечать, признают его достоинства и под всеобщее одобрение отмечают его заслуги, воздают почести, прославляют и даже ставят памятники еще при жизни.

Но «всякая слава человеческая — как цвет на траве, засохла трава, и цвет ее опал» (1 Петр. 1, 24). «Как птица, улетит слава» (Ос. 9, 11), ибо человек, «умирая, не возьмет ничего; не пойдет за ним слава его» (Пс. 48,1718).

Купались в роскоши и славе Аман, Валтасар, Ирод и многие другие тщеславные люди, но слава их исчезла, как дым. Амана повесили на дереве, которое он приготовил праведнику Мардохею; Валтасар погиб за то, что кощунствовал над священными сосудами храма Божьего, а Бога, в руке Которого были жизнь и дыхание его, не прославил; Ирод был изъеден червями заживо за то, что не воздал славы Богу, а присвоил ее себе, когда народ восклицал ему: «Это голос Бога, а не человека» (Д. Ап. 12, 22—23).

Несмотря на то, что слава человеческая так тленна, скоротечна и обманчива, большинство людей жадно ищут и домогаются ее. Даже познавшие Бога! «Из начальников многие уверовали в Него,— сообщает евангелист Иоанн,— но ради фарисеев не исповедовали, чтобы не быть отлученными от синагоги; ибо возлюбили больше славу человеческую, нежели славу Божию» (12, 4243).

Каков же конец предпочитающих мимолетную славу — вечной? Слово Господне говорит, что тот, кто, боясь потерять авторитет, не исповедует имя Божье пред человеками, будет отвержен (Лук. 12, 9—10).

А слава Божья пребывает вовек, как и Сам Бог! И самым великолепным сиянием ее является Единородный Сын Божий — Спаситель наш Иисус Христос (Евр. 1, 3). Он принял от Бога честь и славу прежде создания мира (2 Петр. 1, 17; Иоан. 17, 5). Но богатство славы Христа, непревзойденный блеск ее величия во всей полноте открылись только тогда, когда Христос вкусил смерть за всех нас! «За претерпение смерти,— читаем мы в Священном Писании,— увенчан славою и честию Иисус... Ибо надлежало, чтобы Тот, для Которого все и от Которого все, приводящего многих сынов в славу. Вождя спасения их совершил чрез страдания» (Евр. 2, 9—10). Значит к совершенной славе нет иного пути, как только через страдания!

Сам Христос по воскресении Своем напомнил об этом отчаявшимся было ученикам: «О, несмысленные и медлительные сердцем, чтобы веровать всему, что предсказывали пророки! Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою?» (Лук. 24, 25—26). Во-первых — страдания, а потом — слава.

Апостол Петр, некогда отговаривавший Христа от крестного пути, позднее уразумел эту истину и пишет: «Дух Христов... предвозвещал Христовы страдания и (только затем! — К. В. Д.) последующую за ними славу» (1 Петр. 1, 11). И здесь мы видим, что славе предшествуют страдания.

Апостол Иоанн, получая откровение от Господа, узнал, что не нашлось ни на небе, ни на земле, ни под землею никого, кто бы имел право раскрыть книгу, которую держал в руках Сидящий на престоле, и много плакал. И вот один из 24 старцев, сидевших вокруг престола, сказал ему: «Не плачь, вот, лев от колена Иудина, корень Давидов, победил и может раскрыть сию книгу...» Это Агнец. Он достоин принять честь и славу! Почему? Слушайте: «...ибо Ты был заклан, и Кровию Своею искупил нас Богу...» (Откр. 5 гл.). И вновь — всякое создание воздает честь, славу и державу во веки веков Тому, Кто был заклан! Поют новую песнь Тому, Кто возненавидел душу Свою в мире сем. По достоинству восхваляют Того. Кто воистину был Пшеничным Зерном, добровольно павшим в землю! Кто умер и принес много плода! (Иоан. 12, 23—25).

Как же нам, последователям Христовым, получить эту славу, войти в нее, участвовать в ней? Если для безгрешного Сына Божьего не было иного пути для обретения славы, как только через крестную смерть, то есть ли иные пути к блаженству для нас?!

Уверовав в Господа и получив запечатление обетованным Святым Духом, мы стали детьми Божьими, наследниками Его царства. А как же со славой?

Мы не можем получить ее автоматически, как входят в наследство дети. Хороши ли дети или плохи, но по смерти родителей имение принадлежит им, и никто не может лишить их положенной части.

У Господа Бога другая закономерность. «Мы — дети Божии,— пишет Апостол Павел Римлянам. — А если дети, то и наследники, наследники Божии, сонаследники же Христу (далее обратите внимание на непременное условие — К. В. Д.), если только с Ним страдаем, чтобы с Ним и прославиться» (8, 1617).

Значит, славу мы можем получить только через Христа, единственно через Него, о чем Он и ходатайствовал о нас пред Отцом Небесным: «Отче!.. хочу, чтобы там, где Я, и они были со Мною, да видят славу Мою, которую Ты дал Мне...» (Иоан.17, 24). Кто же увидит славу Его? Тот, кто с Ним страдает!

Преимущество и величие небесной славы явно превосходят самые большие затраты, которые отдают христиане ради приобретения ее: «...нынешние временные страдания,— напоминает Апостол,— ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас» (Рим. 8, 18).

О слава Божья! Насколько она пленительна!

Когда Стефана единодушно побивала камнями разъяренная, скрежещущая зубами толпа, Господь Иисус в любви Своей еще при жизни даровал верному рабу Своему увидеть славу Свою, чтобы утвердить и поддержать его в столь трудный момент. Стефан, по-видимому, был не стар, а жажда жизни в человеке всегда велика. Нелегко умирать, да еще видимой насильственной смертью. «Стефан же, будучи исполнен Духа Святого, воззрев на небо, увидел славу Божию и Иисуса, стоящего одесную Бога» (Д. Ап. 7, 55). И опять: умирая, увидел славу!

«Что они видят, что с такой радостью и покоем умирают?» — спрашивали у Хи лона Хилонида римские патриции, глядя на терзаемых зверями христиан.

«Они видят воскресение из мертвых»,— ответил он. Да, они видели славу воскресения, славу грядущей жизни с Богом без конца». («Камо грядэши?»)

После проповеди на эту тему ко мне подошел брат и сказал: «Ты — не прав! Ты все Евангелие поставил наоборот!» Этот брат не одинок. Многие сегодня открыто заявляют: «Все равно на небе все вместе будем! Все спасены Христом, омыты Кровью Его все верующие во имя Его!»

—    Дай Бог, чтобы все были на небе и все наслаждались славой Христа,— ответил я. Но послушайте, как ясно и определенно говорит Апостол Петр: «Но как вы участвуете в Христовых страданиях... да и в явление славы Его возрадуетесь...» (1 Петр. 4, 1314).

А если не участвуете? Возрадуетесь или восплачете?

И Апостол Павел говорит о том же: «Мы хвалимся... терпением вашим и верою во всех гонениях и скорбях, переносимых вами... чтобы вам удостоиться Царствия Божия, для которого и страдаете» (2 Фес. 1,4—5).

А если не страдаете, удостоитесь Царства Божьего и славы его? Или будете стучать в запертые двери?

Исчерпывающий ответ на это дает наш прославленный в мучениях Спаситель: «...кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда придет в славе Отца Своего...» (Марк. 8, 38).

Как хочется увидеть славу Божью, участвовать в ней, войти в нее! Увидеть город Новый Иерусалим и стены его, построенные из драгоценных камней: ясписа, прозрачного молочного цвета, сверкающего искрами синего и красных цветов; топаза, переливающегося всеми оттенками желтого цвета; прозрачно-голубого сапфира; зеленого, сверкающего, как молния, изумруда или смарагда; аметиста, переливающегося всеми оттенками от розового до фиолетового цветов; рубина, прозрачного красного драгоценного камня. Как хочется пройти по улицам из чистого золота, постоять в воротах, выстроенных из одной жемчужины каждые! А самое главное — созерцать славу Прекраснейшего из Сынов человеческих — Господа нашего Иисуса Христа! Разделить славу Бога Отца нашего Небесного!

Но всем ли будет дана сия честь? Все ли войдут в Небесный Иерусалим?

А не случится ли непоправимое, как случилось с двумя преданными некогда друзьями? Они поклялись друг другу в любви и дружбе. Оба любили и знали Бога. Но Божьи судьбы непостижимы. Они оказались во враждующих между собой лагерях. Вы, наверное, узнали их? Это Давид и Ионафан. Было время, когда Ионафан, рискуя собой, пришел к гонимому Давиду и укрепил любимого друга упованием на Бога и в твердой уверенности сказал: «Не бойся; ибо не найдет тебя рука отца моего Саула, и ты будешь царствовать над Израилем, а я буду вторым по тебе» (1 Цар. 23, 16—17). «Буду вторым...», но стал ли? Когда пробил Божий час, Давид вступил на царство. А Ионафан? Царствовал ли он с Давидом? Нет! А почему? Потому что, когда Давид скитался по лесам, преследуемый смертельной опасностью, Ионафана не было с ним, хотя он и любил Давида. Он не отказался от царской жизни, не захотел, не смог. И в результате — не дожил до славного часа, погиб в сражении с филистимлянами вместе с отцом своим Саулом.

Удивительно, однако, то, что все, кто скитался с Давидом, вместе потом радовались с ним в царствовании его (2 Цар. 8, 1518; 23, 839).

Слово Господне остается непреложным: «Если терпим, то с Ним и царствовать будем. (2 Тим. 2, 12).

Дорогие друзья! Недостаточно верить, что мы войдем «в торжествующий собор церкви первенцев, написанных на небесах». Нужно здесь, на земле, отвергнув себя, взять крест свой и следовать за Господом. Всякое другое подвизание не увенчается вечной славой.

Имеешь ли ты надежду участвовать в славе Христа? Тогда, скажи честно, каким путем идешь? Страдаешь ли с гонимым наследием Христа или возлюбил более славу человеческую?

Не дай себя обмануть, как те многие верующие, которые именем Христа пророчествовали, но, увы, оказались вне!

Избери славу Божью, а это значит путь поношений, гонений и хулы за имя Христово. И да прославится имя Господа нашего Иисуса Христа и мы в Нем. Аминь!

К. В. Д.

 

Вестник истины, 4, 1982

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: