«ДЕМОНИАНА» МИХАИЛА ВРУБЕЛЯ

В категориях: Бог творения, творчества и красоты


Бачинин Владислав Аркадьевич, доктор социологических наук

 

Михаил Александрович Врубель (1856-1910) получил образование в Петербургской Академии художеств. Кроме живописи, он занимался, скульптурой, увлекался декоративной керамикой, создавал эскизы театральных декораций. Последние годы жизни он страдал тяжелым психическим заболеванием, повлекшим за собой слепоту и смерть.

Самым необычным в творческой судьбе художника следует считать его устойчивое стремление создавать демонические образы. Это хорошо известные публике и широко тиражированные во многих тысячах репродукций работы «Демон» (1890), «Демон сидящий» (1890), «Демон поверженный» (1902) и др. Данное обстоятельство заставляет высказать предположение о прямой связи между этой творческой страстью художника и безумием, настигшим его и сведшим в могилу.

Врубелю была наиболее близка эстетика символизма, позволявшая ему передавать драматическое мироощущение человека эпохи модерна, отпрянувшего от Бога и оказавшегося во власти сил тьмы. В русле этих умонастроений художник обратился к демоническим образам инфернального мира. Это отвечало общему драматизму его творческой и человеческой судьбы. Мучительные мировоззренческие антиномии, нравственные искания, сомнения, колебания составляли основное содержание духовной жизни Врубеля. Желание писать на религиозные темы, опыт создания фресок в церкви Кирилловского монастыря соединялись в нем с интересом к сумрачно-зловещей фигуре демона, в котором он видел символ возвышенно-романтической модели существования. Демон был в его глазах олицетворением силы, противоположной всему серому, заурядному, обывательскому, не приспосабливающейся к обстоятельствам, а восставшей и борющейся против них.

Впервые Врубель обратился к теме демона в 1885 году. Поначалу образ темного богоборца художнику не давался, поскольку не был до конца ясен. Традиционная внешность дьявола, созданная народной фантазией, не устраивала его. Подобно Лебедеву из романа Ф. М.Достоевского "Идиот", Врубель мог бы сказать: «Вы знаете ли, кто есть дьявол? Знаете ли вы, как ему имя? Не зная даже имени его, вы смеетесь над формой его, по примеру Вольтерову, над копытами, хвостом и рогами его, вами же изобретенными; ибо нечистый дух есть великий и грозный дух, а не с копытами и с рогами, вами ему изобретенными».

В сознании Врубеля постепенно сложились внешние черты "гордого и могучего духа" зла, скорби и печали - огромные, горящие глаза, запекшиеся губы, словно обожженные адским пламенем, волна густых волос, черных как ночь и сам ад. Этот "нечистый дух", каким его понимал Врубель, предстает как трагический герой, некогда восставший на Бога, но поверженный Им. Когда-то прекрасный херувим, он превратился теперь в одинокого и печального духа изгнанья.

В галерее демонических образов, разрабатываемых искусством нового времени, обращает на себя внимание динамика их постепенного измельчания. Между величественно-грозным сатаной из поэмы Джона Мильтона «Потерянный рай» и лермонтовско-врубелевскими демонами просматривается    значительная смысловая дистанция. Герой "Потерянного рая" был мятежным властолюбцем, противостоящим силе креста и веры, наделенным огромной истребляющей силой. Что же касается образов художественной "демонианы" Врубеля, то они существенно мельче. В них уже нет того размаха, каковые наблюдались у героя поэмы Мильтона. Демон Врубеля - это усталый, разочаровавшийся "дух сомненья и печали", который, в отличие от мильтоновского персонажа, практически бездействует. В нем нет внутренней цельности, его раздирают противоречивые мысли и чувства. Он уже не выступает инициатором масштабных, вселенских козней, а лишь изредка творит локальные злодейства, делая это без особого пыла и вдохновения, а, скорее, "по долгу службы".

«Демон сидящий» предстает у Врубеля не исчадием ада, а в виде мыслящего и страдающего существа, обуреваемого дерзкими помыслами, но не находящего ответа на свои вопросы ни на земле, ни на небе. Как богоборец, демон Врубеля близок Прометею. Вместе с тем он - моральный антипод античного титана, так как, в отличии от того, глубоко безразличен к судьбе человеческого рода и занят только самим собой. Врубелевский демон - воплощение нравственной опустошенности. Пресытившийся всем на свете, ко всему равнодушный, он сохранил в себе одну лишь способность - презирать все сущее. Он томится в полном одиночестве и тягостном бездействии и взор его излучает одно лишь "к жизни хладное презренье". Блистающий неземною красотой, он напоминает временно затихший вулкан, где за поверхностью подернутых серым пеплом сгоревших надежд угадывается еще не остывшая, раскаленная лава страстей, готовых в любое мгновенье выплеснуться на поверхность. Дух зла разбит, но не уничтожен, он повержен, но не сломлен.

Создание Врубелем собственной «демонианы», состоящей из сочувственных изображений духа тьмы, не прошло для художника бесследно. Расплатой за это сближение стали тяжелейшая форма безумия и преждевременная смерть.

 

Христианская мысль, Том VII

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: